ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В резолюции по национальному вопросу X съезда партии местные организации решительно предостерегались против механического пересаживания «на восточные окраины экономических мероприятий Центральной России, годных лишь для более высокой ступени хозяйственного развития…»466.

Была подтверждена незыблемость в условиях нэпа политики классового расслоения местного населения и определены конкретные пути проведения этой политики в республиках Советского Востока: отстранение эксплуататорских элементов от влияния на трудовые слои, лишение их классовых привилегий «путем самоорганизации туземных масс в Советы трудящихся»; наряду с политическим объединением (комбеды, союзы бедноты) «экономическая организация туземной бедноты» (вовлечение в кооперацию и профсоюзы); строгое соблюдение классовой линии в продовольственной и аграрной политике467.

В постановлении ЦК РКП(б) «По туркестанским вопросам» от 14 октября 1921 г. и письме к Компартии Туркестана от 11 января 1922 г. указывалось на ошибочность представления о том, будто «проведение новой экономической политики в Туркестане должно повести к пересмотру земельной политики Советской власти» и предлагалось продолжать аграрные преобразования, прежде всего полностью выкорчевать все остатки колониального прошлого в земельных отношениях. Сохраняя основные направления аграрных преобразований, нэп вносит изменения в темпы и формы их проведения. ЦК РКП(б) рекомендовал туркестанским коммунистам отказаться от «ударных» действий времен «военного коммунизма» и проводить земельно-водную реформу в порядке планомерного землеустройства коренного и переселенческого населения468.

Получили отпор и попытки антипартийных элементов, прикрываясь нэпом, отказаться от проведения национальной политики Советской власти. Как подчеркивалось в резолюциях по национальному вопросу X и XII съездов партии, нэп не только не означает отказа от национальной политики, но открывает новый этап в ее осуществлении. Перенося центр тяжести с военно-политического на экономический союз рабочего класса с многонациональным крестьянством, нэп позволяет поставить в качестве главной задачи партии в области национальных отношений преодоление фактического экономического неравенства отсталых в прошлом народов страны. X и XII съезды партии указывали на решающую роль русского рабочего класса в ликвидации экономической отсталости республик Советского Востока, намечали конкретные меры по поднятию их уровня развития: создание промышленных очагов, приобщение коренного населения к более прогрессивным формам сельскохозяйственного труда (переход от кочевого и полукочевого скотоводства к земледелию) и т.д.469.

В материалах X и XII съездов партии раскрыта важная особенность социалистического строительства на основе нэпа в республиках Советского Востока — неразрывная связь этого процесса с преодолением экономической и культурной отсталости народов бывших колониальных окраин России.

Руководствуясь указаниями В. И. Ленина и партии, преодолевая ошибки в подходе к нэпу, борясь с великодержавно-шовинистическим и буржуазно-националистическим уклонами, местные партийные и советские органы проделали большую работу по внедрению методов и принципов нэпа в социалистическое строительство национальных республик и отдельных регионов страны.

Как отмечено выше, после окончания гражданской войны экономическое и политическое положение многих окраинных районов существенно отличалось от центра страны. Данное обстоятельство обусловило известную общность процесса перехода этих районов к нэпу.

Для большинства окраинных районов характерен более медленный переход к нэпу. Так, продналог, являвшийся началом перехода к новой экономической политике, был введен в Белоруссии весной, в Армении и Грузии — летом 1921 г. В Азербайджане, понесшем большой урон от войны и стихийных бедствий, крестьяне освобождались от продналога в 1921 г. Вместо продналога в республике устанавливался натуральный сбор — «чанаг» (20 ф. хлеба с хозяйства), взимавшийся в порядке добровольного отчисления. Продналог был введен весной 1922 г.470 На Украине, в Туркестане и Сибири введение продналога было декретировано весной 1921 г., но практически он стал применяться с осени 1921 г.

В окраинных районах также медленнее происходила перестройка кооперации, внедрялись новые формы управления народным хозяйством, осуществлялся перевод промышленности на хозрасчет471.

Сказались как трудности в проведении нэпа, так и то обстоятельство, что требовалось определенное время для приспособления основных элементов нэпа к местным условиям. Например, в Туркестане продналог взимался с посевной площади, а не с пашни, как в РСФСР, предоставлялись большие налоговые льготы хлопкосеющим хозяйствам и т.п. На Украине часть продналога использовалась местными органами в целях создания специального продовольственного фонда для бедноты, в сборе продналога особая роль отводилась комнезамам.

На замедление темпов перехода к нэпу повлияла также засуха 1921 г., охватившая наряду с Поволжьем Южный Урал, Башкирию, Северный и Западный Казахстан, Южную Украину, Крым, часть Северного Кавказа, Западную Сибирь и т.д. В Башкирии, где засуха поразила почти все земледельческие районы, урожайность зерновых культур составила 0,4 ц с га против 7,6 ц в 1920 г. Собранного урожая не хватило даже на два месяца. Голод охватил 90% населения республики. В Казахстане от засухи пострадала большая часть территории. По декрету ВЦИК летом 1921 г. пять губерний республики из семи были включены в число голодающих. На Украине засуха охватила половину посевной площади, с которой было получено около 10% довоенного среднегодового сбора зерна, а в целом по республике — около 25%.

Помощь Советского государства и взаимопомощь народов страны позволили ослабить последствия засухи в пострадавших районах, спасли от голода их население. Тем не менее причиненный этим районам ущерб был огромен и тяжело отразился на ходе хозяйственного строительства. В Башкирии посевные площади в 1922 г. сократились на 40% по сравнению с 1920 г. и на 65% по сравнению с 1913 г., поголовье скота уменьшилось соответственно в 2 и 4 раза. В 1922 г. в республике действовало вдвое меньше промышленных предприятий, чем в 1920 г.472

Произошло сокращение посевных площадей в Казахстане. Если в 1920 г. все посевные площади республики составляли 79% к уровню 1913 г., а посевы зерновых культур — 80%, то в 1922 г. соответственно 54 и 37%. Наблюдалось значительное уменьшение по сравнению с 1920 г. поголовья скота.

Засуха обусловила дальнейшее падение сельскохозяйственного производства на Украине. В 1920 г. посевные площади УССР были примерно на 15% ниже уровня 1913 г., а в 1922 г. — на 21%, в том числе посевные площади зерновых культур соответственно на 13 и 25%. Снизился валовой сбор зерна, сократилось поголовье скота.

Ухудшение экономического положения, снижение уровня сельскохозяйственного производства характерны и для тех районов, которые были слабее затронуты засухой. Так, в Сибири засуха поразила часть территории западных губерний. Большинство же районов края относилось к числу благополучных, им отводилась исключительно важная роль в снабжении продовольствием голодающего населения страны. В 1920—1922 гг. в Сибири имели место повышенные продовольственные заготовки, что явилось одной из важнейших причин сокращения сельскохозяйственного производства в крае473. В 1922 г. посевные площади Сибири уменьшились на 39% по сравнению с 1920 г. и на 31% по сравнению с 1913 г., примерно в такой же степени снизились валовые сборы зерновых культур. Поголовье скота в среднем сократилось на 20% против уровня 1920 г. и более чем на 30% против уровня 1916 г.

вернуться

466

«КПСС в резолюциях…», т. 2, стр. 254.

вернуться

467

Там же, стр. 253—254.

вернуться

468

«Образование СССР. Сборник документов. 1917—1924», стр. 228; «Очерки истории Коммунистической партии Туркестана», стр. 64—65

вернуться

469

«КПСС в резолюциях…», т. 2, стр. 252—254, 438—439.

вернуться

470

Дж. Б. Гулиев. Под знаменем ленинской национальной политики. Баку, 1972, стр. 222—229, 258.

вернуться

471

См., например, Т. А. Корягина. Об особенностях перехода Сибири к новой экономической политике. — «Труды Томского государственного университета им. В. В. Куйбышева». Серия историческая, т. 190, вып. 3. Томск, 1967.

вернуться

472

«Социалистическое строительство Башкирии за пятнадцать лет. Экономико-статистический справочник». М., 1934, стр. 34, 42; «Очерки по истории Башкирской АССР», т. 2. Уфа, 1966, стр. 198.

вернуться

473

Л. М. Горюшкин. Сельское хозяйство Сибири в восстановительный период (1921—1925 гг.). — «Сибирь в период строительства социализма и перехода к коммунизму», вып. 6. Новосибирск, 1966, стр. 48—52.

72
{"b":"190208","o":1}