ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эти данные, отражавшие общую тенденцию развития промышленности СССР, показывают, что с 1921 по 1925 г. среднегодовая выработка рабочего увеличилась на 136,5%. Среднегодовой прирост выработки в восстановительный период составлял 25%.

В течение всего исследуемого периода темп роста производительности труда в различных отраслях промышленности не был одинаковым. Поэтому довоенный уровень производительности труда был достигнут отраслями промышленности не одновременно. В 1925 г. производительность труда превышала довоенную в таких отраслях, как электростанции — на 25%, в шерстяной — на 10,1%, кожевенной — на 2,2%, бумажной — на 119,5%, сахарной — на 9,3%, в маслобойной — на 4,5%, а в каменноугольной и коксовой промышленности она составляла — 56,6% довоенной, в электротехнике — 63,8%, в черной металлургии — 71,3%, в машиностроении — 91,1%, в текстильной — 91,2%587. Различие в темпах роста производительности труда объясняется целым рядом причин: уровнем производительности труда к началу восстановительного периода, степенью изношенности оборудования, конъюнктурой производства, степенью обеспечения квалифицированной рабочей силой, уровнем организации труда и производства, высотой зарплаты по сравнению с довоенным периодом и т.д.

В восстановительный период рост производительности труда был важнейшим условием прироста валовой продукции промышленности. Валовая продукция крупной промышленности за 1921—1925 гг. возросла в 3,9 раза, а численность рабочих за это время увеличилась лишь в 1,6 раза.

Рост производительности труда осуществлялся по следующим, указанным в плане ГОЭЛРО, направлениям: увеличения напряженности труда (интенсификации); большее применение в трудовом процессе механических двигателей и приспособлений (механизации); общее упорядочение, взаимная согласованность и соответствие с современными требованиями научной техники как самих операций труда, так и использования его продуктов и отходов производства (рационализации)588.

Высокие темпы роста производительности труда в восстановительный период определялись в первую очередь улучшением использования рабочего времени, ставшего возможным благодаря подъему уровня жизни рабочих. В первые годы восстановления промышленности много рабочего времени пропадало непроизводительно, вследствие неналаженности работы предприятий, перебоев в материально-техническом снабжении, слабой трудовой дисциплины. В последующие годы была значительно улучшена организация труда и производства, был уплотнен рабочий день, широко применялась система неограниченной сдельщины с установлением твердых норм выработки, велась энергичная борьба с прогулами и простоями. В результате положение резко изменилось. По всей крупной промышленности число целодневных простоев сократилось на одного рабочего с 8,4 дней в 1921 г. до 0,81 в 1925 г., прогулы снизились с 20,6 дней в 1921 г. до 7,4 дней в 1925 г. Неявки по уважительным причинам уменьшились с 22,3 до 3,8 дней на рабочего589. Однако прогулы на фабриках и заводах были еще частым явлением, что говорит о наличии резервов роста производительности труда, недоиспользованных в промышленности.

Сокращение невыходов на работу и целодневных простоев увеличило продолжительность рабочего года. Общее количество фактически проработанных дней на одного рабочего возросло в 1925 г. по сравнению с 1921 г. с 221,5 дней до 261,9590. Не будь этого, пришлось бы дополнительно вовлечь в производство более 386 тыс. новых рабочих.

Заметная работа была проделана в области механизации и рационализации производства: механизированы отдельные процессы производства, улучшен внутризаводской транспорт и теплосиловое хозяйство, произведен основательный ремонт оборудования, а также проведено частичное переоборудование предприятий, улучшено качество инструментов, развернулась работа по изготовлению различных приспособлений, облегчающих работу на станках. Необходимо еще отметить ряд мероприятий по сокращению ассортимента продукции, специализации предприятий, нормализации деталей, по переходу к массовому серийному производству. Общие затраты на переоборудование и расширение предприятий только за 1925/26 г. составляли 447 млн. руб.591 В отдельных случаях работа по рационализации производства носила характер глубокой и коренной реорганизации производства в целом. Примером может послужить рационализация производства и реконструкция технической базы нефтяной промышленности, специализация заводов Электротехнического треста Центрального района. Планомерная и систематическая рационализация производства началась в последующие годы.

Важнейшую роль в быстром подъеме производительности труда к концу восстановительного периода сыграли решения августовского Пленума ЦК партии в 1924 г., наметившего целую систему мероприятий по расширению промышленного производства и повышению производительности труда. ЦК партии рекомендовал хозяйственным органам провести конкретные мероприятия по упорядочению организации труда и заработной платы, по улучшению технического оборудования и поощрению рабочего изобретательства, концентрации производства, экономии топлива, материалов, денежных средств. Совокупность этих мер, проведенных партией и правительством, хозяйственными органами в борьбе за повышение производительности труда, обеспечила в 1925—1926 гг. быстро увеличивающиеся темпы роста производительности труда. Рост производительности труда сыграл исключительно большую роль в ускорении завершения восстановительного периода и накопления средств для перехода к индустриализации страны.

Одной из самых важных проблем в области организации труда в годы восстановления промышленности была проблема соотношения роста заработной платы и производительности труда. Советское государство в своей политике исходило из принципа: рост производительности труда должен опережать по темпам рост заработной платы. Только при этом условии возможно обеспечить рост социалистического накопления в промышленности, являющегося единственным источником расширенного воспроизводства, непрерывного развития производительных сил и систематического повышения материального благосостояния трудящихся. Этот принцип нашел свое подтверждение в указаниях XIII партийной конференции: «подъем промышленности и транспорта, основывающийся на героическом напряжении сил рабочего класса, должен находить свое отражение в улучшении положения рабочих… эти две линии — хозяйственного подъема и подъема благосостояния рабочего класса — находились в достаточном соответствии»592.

В первый период нэпа партия и государство допускали более быстрый рост заработной платы по сравнению с ростом производительности труда. По данным Госплана, среднесуточная выработка одного рабочего в четырнадцати важнейших отраслях национализированной промышленности возросла с октября 1922 г. по январь 1924 г. на 23,3%, а средний заработок в день — на 90%593. Аналогичное положение отмечалось в московской промышленности, подведомственной МСНХ: в текстильной производительность труда составляла 63% от довоенной нормы, а заработная плата — 90%; в металлической — соответственно 71 и 89%; в кожевенной — 95 и 134%; в пищевой — 64 и 181%; в химической — 75 и 127%; в полиграфической — 64 и 103%594. Это было неизбежно и закономерно для того периода, когда надо было обеспечить удовлетворение потребностей рабочего в предметах первой необходимости. На том этапе это было необходимой предпосылкой для возможно более быстрого и решительного подъема производительности труда в дальнейшем.

вернуться

587

«СССР за 15 лет», стр. 98.

вернуться

588

«План электрификации РСФСР». Госполитиздат, 1955, стр. 43.

вернуться

589

«Труд в СССР», 1936, стр. 96.

вернуться

590

«Труд в СССР», 1936, стр. 96.

вернуться

591

«Промышленность за 10 лет (1917—1927)», стр. 54.

вернуться

592

«Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам», т. 1, стр. 393.

вернуться

593

В примечании к постановлению Пленума ЦК РКП(б) в августе 1924 г. указывалось, что эти цифры имеют условный характер, и по поводу их точного значения имеются разногласия. Однако они правильно отражают тенденцию отставания роста производительности труда от роста заработной платы. См. «КПСС в резолюциях…», т. 3, стр. 131.

вернуться

594

Ф. Э. Дзержинский. Избранные произведения, т. 2, стр. 58.

85
{"b":"190208","o":1}