ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В резолюции XIII съезда РКП (б) (май 1924 г.) «О кооперации» отмечалось: «Ввиду огромного хозяйственного, а также культурного значения кооперации, должно быть уделено особое внимание развитию ее в национальных республиках и областях СССР путем организационной и материальной помощи со стороны государства, его госорганов, а также кооперативных центров, и вовлечения местного населения в кооперативное строительство»721.

С 1 октября 1925 г. по 1 октября 1927 г. в среднем процент кооперирования по национальным районам РСФСР вырос с 5,7 до 15,6%, по другим союзным республикам — с 6 до 15,7%722. Наряду с ростом числа кооперативов происходил и процесс укрупнения их723.

Рост промысловой кооперации в союзных республиках и необходимость обеспечения руководства ими потребовали создания ряда центральных органов, которые способствовали развитию кооперирования на местах. 4 апреля 1922 г. был создан Всероссийский союз промысловой кооперации (Всекоопромсоюз). В 1925 г. организуется республиканский союз в Узбекистане, в 1926 г. возникли республиканские центры промысловой кооперации в Белоруссии, Армении и Туркменистане, в 1927 г. — в Грузии, Азербайджане, на Украине. На совещании представителей республиканских центров промысловой кооперации 29 ноября 1927 г. в Москве было решено приступить к организации всесоюзного центра в виде особого Всесоюзного постоянного совещания промысловой кооперации, которое затем было переименовано во Всесоюзный совет республиканских центров промысловой кооперации (Всекоопромсовет); положение о нем было утверждено СНК СССР 26 сентября 1928 г.724

Советское государство оказывало материальную помощь промысловой кооперации и предоставляло различные льготы кооперированным кустарям и ремесленникам. Еще в 1923—1924 гг. был проведен ряд мер, направленных на облегчение налогового положения промкооперации. От промыслового налога освобождались члены артели, работавшие в общей мастерской, а в сельской местности — все члены артели, независимо от того, работали ли они в мастерской или дома. Был освобожден от обложения промысловым налогом внутрикооперативный оборот и предоставлялись другие льготы кооперативам и их членам. За 1923—1924 гг. от уплаты промыслового налога было освобождено 63,5% всех кооперативов.

Большую помощь промкооперации оказывали банковские кредиты. В 1924 г. банками был отпущен кредит в 20,3 млн. руб. всем видам промысловой кооперации, а в 1926 г. этот кредит составлял 60,6 млн. руб. По низовой сети промкооперации средства, отпущенные в кредит, в среднем составляли в 1926 г. по отношению ко всем суммам 66%, т. е. более половины всех имеющихся средств. В местных кооперативных объединениях — союзах заемные суммы занимали еще более значительное место — в среднем 80% всех сумм, имеющихся в распоряжении союзов725.

По мере хозяйственного укрепления кооперативов доля заемных средств постепенно снижалась: на 1 октября 1927 г. она составила 80,9%, на 1 октября 1929 г. — 69,9, к концу первой пятилетки — 43,6%726.

По социальному составу промысловая кооперация была бедняцко-середняцкой. В 1927/28 г. в сельских кустарных промысловых кооперативах РСФСР бедняки составляли примерно 60—70%, середняки — 25—30%, зажиточные — 3—8%727. Поэтому для содействия кооперированию бедноты во всех видах кооперации по решению правительства были образованы фонды кооперирования и коллективизации деревенской бедноты и батраков728.

Все эти годы в мелкой кустарно-ремесленной промышленности шла упорная борьба между социализмом (государственные и кооперативные предприятия) и частным капиталом за привлечение кустаря-труженика. Госорганы и кооперация привлекали кустарей лучшей организованностью снабжения и сбыта, более прочным хозяйственным положением и устойчивым заработком, льготами и привилегиями. Частный капитал эксплуатировал многочисленных одиночек-кустарей, пользуясь трудностями в налаживании работы кооперативных организаций. Частник использовал финансовую и организационную слабость молодой кооперации, проявлял изворотливость, не брезговал никакими средствами для своего обогащения, старался уйти от контроля и обойти действовавшее законодательство.

По данным анкеты Московской товарной биржи, в 1924/25 г. свыше 50% опрошенных частных мануфактурных фирм указали на свои постоянные связи с кустарями, работавшими на них. Эти фирмы закупали у кустарей от 15 до 20% нужного им товара. В трикотажной и галантерейной торговле отдельные фирмы закупали у кустарей до 100% своих товаров; металлоторговцы — от 30% и выше; торговцы обувью — от 75 до 100%729.

В 1926 г. на Украине сбыт кустарной продукции в ряде важнейших отраслей (обработка кожи и металла) более чем на 80% осуществлялся через частника730. В валяльном производстве Уральской области 75% всей продукции сбывалось через частника, в Иваново-Вознесенском, Вятском, Калязинском районах на его долю приходилось до 70% сбыта731. Особенно велико было влияние частных предпринимателей в качестве скупщиков и поставщиков сырья в национальных республиках и областях страны. Они проявляли активность в сбыте продукции не только в отношении низового звена промкооперации, но даже и союзов. Так, в Крыму частник участвовал в сбыте продукции низовой промкооперации (осоюженной) на 64,4%, в Татарии — на 40,8%, в Армении — на 30,0% и в Башкирии — на 20%. Доля участия частных предпринимателей в сбыте продукции металлообрабатывающих артелей Армении составляла 75,2%, мыловаренных — 31,7% и бумаготкацких — 23,7%732.

Постепенно государство внедряло плановое начало в снабжение кустарной промышленности сырьем, полуфабрикатами и оборудованием. Постановление СТО от 9 сентября 1925 г. обязывало все государственные предприятия промышленного и торгового типа включать заявки кустарной промышленности в свои оперативные планы. В первую очередь снабжению подлежали кустари, организованные в кооперативы; это осуществлялось в плановом порядке через систему промысловой кооперации на основании генеральных договоров с государственной промышленностью. Только за три года плановое снабжение сырьем металлообрабатывающей промышленности возросло более чем в 4 раза, а ткацко-трикотажной кустарной промышленности — в 3 раза733. Постепенно налаживался планомерно организованный сбыт продукции кустарной промышленности. О развертывании системы генеральных договоров и соглашений по системе Всекоопромкомитета в сбыте изделий кустарной промышленности свидетельствуют данные табл. 1734.

Таблица 1

Сбыт изделий кустарной промышленности СССР (в млн. руб.)
1927/28 г. 1928/29 г. 1929/30 г.
Сумма Удельный вес в обороте Сумма Удельный вес в обороте Сумма Удельный вес в обороте
29,0 25,8 212,6 75,8 573,1 83,9

Заметно выросла работа с потребкооперацией, объем договоров с которой достиг в 1929/30 г. 400 млн. руб.

вернуться

721

«КПСС в резолюциях…», т. 3, стр. 74.

вернуться

722

«Кустарная промышленность и промысловая кооперация в национальных республиках и областях СССР», стр. 29.

вернуться

723

Там же, стр. 30.

вернуться

724

СЗ, 1928, № 62, ст. 567.

вернуться

725

В. Фейгин. Кустарно-ремесленная промышленность СССР. М.—Л., изд-во «Московский рабочий», 1927, стр. 81.

вернуться

726

«Промысловая кооперация к XVI съезду ВКП(б)». М., Всекопромсоюз, 1930, стр. 80; «Промысловая кооперация СССР». М.—Л., 1934, стр. 47.

вернуться

727

«На путях к обобществлению мелкой промышленности СССР», стр. 37.

вернуться

728

СЗ, 1929. № 60, ст. 557.

вернуться

729

М. М. Жирмунский. Частный торговый капитал в народном хозяйстве СССР. М., 1927, стр. 114—115.

вернуться

730

«Экономическая жизнь», 26 октября 1926 г.

вернуться

731

«Экономическая жизнь», 22 апреля 1927 г.

вернуться

732

«Кустарная промышленность и промысловая кооперация в национальных республиках и областях СССР», стр. 41.

вернуться

733

В. Фейгин. Кустарно-ремесленная промышленность СССР, стр. 74.

вернуться

734

«Промысловая кооперация к XVI съезду ВКП(б)», стр. 61.

102
{"b":"190209","o":1}