ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Само по себе существование «диких» артелей, по тем или иным причинам не вошедших в союзную сеть кооперации, не представляло угрозы делу кооперативного строительства. Так, по обследованию ЦСУ на 10 октября 1926 г., среди трудовых артелей грузчиков «дикими» являлись 88,8%, работников интеллектуального труда — 85,7, чернорабочих — 79,4%, строительных рабочих — 68,4% (по числу членов)757. В целом в 1926 г. «дикие» артели составляли почти половину (46,6%) всех кооперативов и включали в себя почти 2/5 всей рабочей силы (38,3%). Такие артели, как правило, существовали на базе средних и мелких предприятий, в крупном же производстве они почти не встречались.

По данным сплошного обследования в 1928 г., в числе «диких» оказалось свыше 20% лжекооперативов, 37% бездействовало, 35% были вовлечены в систему как здоровые кооперативы и только 8% артелей были «дикими»758. Выборочное обследование, проведенное в 1930 г., показало дальнейшее сокращение количества «диких» артелей.

Под маской «диких» артелей и товариществ зачастую скрывались лжекооперативы, эксплуатировавшие труд кустарей. Пользуясь теми льготами, которые государство установило для кооперативов (льготы в налогообложении, в получении кредита, сбыта и т. д.), частные дельцы через артели расхищали общественный труд, используя его результаты для личного обогащения. Частный капитал, вытесняемый из всех отраслей народного хозяйства, пытался обосноваться в мелкой промышленности путем создания фиктивных кооперативов. Так, из обследованных в 1928/29 г. 3716 артелей в РСФСР с числом членов в 60 272 человек было выявлено 630 лжекооперативов с 7859 членами, что составляло 16,9% всех артелей и 13,1% членов759. В лжекооперативах и кулацких артелях были тяжелые условия труда, удлиненный рабочий день, изнурительный ручной труд760.

Для борьбы с лжекооперативами был введен новый — разрешительный порядок регистрации вновь возникающих артелей. Существовавший до этого явочный порядок регистрации, просто фиксировавший образование артели без учета социального состава ее членов, был отменен. Были введены обязательные ревизии, проверявшие социальный состав членов кооперативов. Для борьбы с частным капиталом, проникшим в сферу сбыта, были введены более жесткие меры налогообложения частнокапиталистических элементов.

Борьба с лжекооперативами и другими нелегальными формами деятельности частного капитала продолжалась и в последующие годы761. К концу первой пятилетки частник был полностью вытеснен из промышленности и торговли.

Советское государство оказывало всемерную помощь и поддержку социалистическим кооперативным предприятиям, постоянно заботилось о вовлечении в кооперацию трудящихся кустарей и ремесленников. Особое внимание уделялось кооперированию бедноты. За счет созданного в системе кооперации фонда кооперирования и коллективизации бедноты оказывалась помощь беднякам при вступлении в артель главным образом в виде ссуд на оплату паевых взносов, организацию общих мастерских, приобретение средств производства и сырья и т. д. Постановлением Всекоопромсовета от 14 июня 1930 г. для облегчения вступления в кооператив бедноты был изменен порядок образования паевых фондов. В его основу был положен принцип дифференцированных процентных отчислений от заработка кустаря по совокупности всех признаков, определяющих его социальное и производственное положение (заработок, доход от сельского хозяйства и т. д.). Размер дифференцированного пая в среднем по Союзу был установлен в сумме 7% к заработку, причем наивысший процент отчислений не должен был превышать 12%762. Большие льготы кооперация получала от государства при кредитовании, снабжении сырьем, средствами производства и материалами.

Снабжение промысловых артелей и товариществ сырьем и материалами стало осуществляться с 1930 г. на основе государственного плана, причем выдача сырья частным предприятиям из государственного фонда была прекращена.

Развитие промысловой кооперации в годы первой пятилетки было связано с серьезными трудностями организационного и хозяйственного укрепления промкооперации, внедрения хозрасчетных принципов, организации труда и управления. В связи с громадным индустриальным строительством требовалось большое количество дополнительных рабочих рук. Естественно, что лица, занятые в кустарно-промысловой кооперации, были одним из основных источников комплектования квалифицированной рабочей силы для важнейших отраслей народного хозяйства. По соглашению с органами Наркомата труда и ВСНХ, промкооперация уже в 1930 г. начала в плановом порядке снабжать рабочей силой предприятия государственной промышленности, направляя кооперированных кустарей бригадами в первую очередь на крупные новостройки. Однако помимо организационного набора рабочих из среды промкооперации, значительное место занимал и неорганизованный уход в город, на заводы, на стройки; немаловажной причиной этого были лучшие материальные условия работы на государственных предприятиях. Так, за 9 месяцев 1931 г. число членов промартелей уменьшилось: в трикотажном промысле на 3700 человек, в кружевном — на 4850 человек, кожевенно-шорном — на 6726 человек, сапоговаляльном — на 2920 человек и т. д. Несомненно, что фактором, способствующим отливу кустарей из сложившихся кустарных «гнезд», было сокращение планового снабжения сырьем.

Работу предприятий промкооперации затрудняла большая текучесть кадров. Основными причинами текучести рабочей силы в промысловой кооперации, как и в государственной промышленности, были нарушение принципа материальной заинтересованности, недостатки в культурно-бытовом обслуживании работающих. Всекоопромсоветом были приняты меры по урегулированию тарификации и нормированию работ, повышению заработной платы в низкооплачиваемых отраслях, организации совместно с потребкооперацией пригородных хозяйств для улучшения продовольственного снабжения, усилению строительства культурно-бытовых учреждений, и особенно детских, что было очень важно, так как около половины всех членов промкооперации составляли женщины.

В связи с увеличением налогообложения нетрудовых элементов в 1928—1930 гг. были случаи нарушения закона при взимании налогов и сборов с кустарей и ремесленников. Советское правительство ликвидировало допущенные перегибы и искривления в налогообложении, что способствовало нормальной работе промыслов на кооперативной основе. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 23 мая 1931 г. были понижены на 1/3 ставки подоходного налога с доходов от занятий кустарными и ремесленными промыслами без применения наемного труда763.

Однако несмотря на ряд трудностей, которые были трудностями становления новой хозяйственной формы развития производства, в годы первой пятилетки развитие промысловой кооперации шло как по линии дальнейшего кооперирования мелких товаропроизводителей, так и организационно-хозяйственного укрепления артели.

Динамику процесса кооперирования за годы первой пятилетки можно проследить по следующим данным (по системе Всекоопромсовета)764:

Год Число союзов Число кооперативов Число кооперированных кустарей, тыс.
1.Х 1928 156 11308 792,8
1.I 1932 559 14460 1628,4
1.I 1933 611 14811 1609,3

Таким образом, число союзов промкооперативной системы увеличилось за эти годы почти в 4 раза, число артелей — на 32%. Число кооперированных кустарей на 1 января 1933 г. достигло более 1,5 млн. человек и увеличилось по сравнению с 1 октября 1928 г. почти в 2 раза. В первой пятилетке, в отличие от предыдущего периода, характерным было не создание новых артелей (их число выросло менее чем на 1/3), а вовлечение новых членов в ранее созданные кооперативы. Благодаря этому в значительной степени повысилось число членов в среднем на артель. Так, если в 1928 г. на один кооператив приходилось 70 человек, то в 1932 г. было уже 109 человек, или на 55% больше.

вернуться

757

Там же, стр. 217.

вернуться

758

Там же.

вернуться

759

Там же, стр. 218.

вернуться

760

Необходимо отметить, что Ю. Ларин в книге «Частный капитал в СССР» (М.—Л., 1927) допустил ошибку, определяя долю лжекооперативов для 1925/26 г. в 2/3 всех кооперативов. Он учитывал лишь один из признаков — применение наемного труда; но по «Положению о промысловой кооперации» каждая артель могла использовать наемных рабочих на вспомогательных работах и служащих, имеющих специальную подготовку; общее число наемных работников могло доходить до 20% всех работающих в артели.

вернуться

761

Более подробно о роли частного капитала и борьбе с ним в мелкой промышленности см. в кн. А. И. Бузлаевой «Ленинский план кооперирования мелкой промышленности СССР», стр. 73—92.

вернуться

762

«Сборник постановлений о промысловой кооперации и кустарной промышленности». М., ОГИЗ Советское законодательство, 1932, стр. 235, 236.

вернуться

763

Там же, стр. 31—32.

вернуться

764

«Построение фундамента социалистической экономики в СССР. 1926—1932 гг.: стр. 212.

105
{"b":"190209","o":1}