ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ликвидация безработицы, острый спрос на рабочую силу в связи с ускорением темпов индустриализации потребовали введения и укрепления плановости в распределении трудовых ресурсов, создания более устойчивой и надежной формы пополнения промышленности рабочими кадрами. Коллективизация сельского хозяйства и укрепление социалистического уклада в деревне подготовили объективные предпосылки перехода к новой форме государственного распределения труда — организованному набору рабочих для промышленности. В результате объединения крестьянских хозяйств и роста механизации труда повысилась производительность труда, и в колхозах образовались значительные резервы рабочей силы, которые могли быть использованы в других отраслях народного хозяйства и прежде всего в промышленности247.

Основной формой планомерного распределения трудовых ресурсов между сельским хозяйством и промышленностью стал организованный набор путем заключения договоров хозяйственных организаций с колхозами и колхозниками. Постановлением ЦИК и Совнаркома СССР «Об отходничестве» от 30 июня 1931 г.248 предусматривались меры по усилению материальной заинтересованности колхозников и единоличников, уходивших по договорам на работу в промышленность, строительство и на транспорт.

Уже со второй половины 1931 г. начали ощущаться результаты организованного набора рабочей силы. На Украине только с августа по октябрь 1931 г. количество рабочих, завербованных по договорам с колхозами, возросло более чем в 8 раз. В угольную промышленность Донбасса в течение 1931 г. было направлено в таком порядке 150 тыс. человек249. Однако организованный набор рабочей силы для промышленности до конца первой пятилетки не получил достаточно широкого распространения. Он в этот период охватывал лишь сельскохозяйственное население. Городское население вовлекалось в общественное производство другими путями. С ликвидацией безработицы отпала необходимость в существовании бирж труда, они были реорганизованы в управления кадров, на которые возлагалось плановое снабжение промышленности рабочей силой, планирование и контроль за ее подготовкой и распределением250. С укреплением плановости в обеспечении промышленности рабочей силой и улучшением хозяйственной обстановки предприятиям предоставлялось право нанимать рабочих и служащих без обращения в органы труда251.

Индустриализация страны, высокие темпы развертывания промышленного производства вели к исключительно быстрому росту рабочего класса и повышению его ведущей роли в социалистическом строительстве. Изменения численности рабочих и служащих за 1925/26—1932 гг. показывают следующие данные (среднегодовая численность в тыс. чел.)252:

1925/26 г. 1926/27 г. 1928 г. 1929 г. 1930 г. 1931 г. 1932 г.
В народном хозяйстве, всего 10173,4 10943,7 11599,0 12167,9 14530,9 18989,5 22942,8
В том числе в крупной промышленности 2678,0 2838,6 3096,0 3365,9 4263,8 5483,3 6481,3

Таким образом, в 1932 г. численность рабочих и служащих была уже в 2,3 раза больше, чем в 1925/26 г., в том числе в крупной промышленности — 2,4 раза. Особенно высоки были темпы роста численности рабочих и служащих в 1930 и 1931 гг., когда в промышленности происходило огромное расширение производственного аппарата. Рост численности рабочих и служащих в 1928—1932 гг. превысил наметки пятилетнего плана для 1932/33 г. на 45,5%253.

Численный рост рабочих и служащих в исследуемый период, особенно в годы первой пятилетки, шел исключительно по социалистическому сектору народного хозяйства. Если в 1925/26 г. в обобществленном секторе было занято 81,2% от общей численности рабочих и служащих, то в 1932 г. — уже 99,2%; в частном секторе в 1925/26 г. было занято 18,8% от общей численности рабочих и служащих, а к концу пятилетки доля частного сектора составляла только 0,8% всех лиц наемного труда254.

Осуществление социалистической индустриализации страны внесло существенные сдвиги в распределение труда между различными отраслями промышленности, коренные изменения в структуре промышленных рабочих255. За 1928—1932 гг. численность рабочих в отраслях, производящих средства производства (группа «А»), увеличилась в 2,2 раза при росте численности рабочих в отраслях, производящих предметы потребления (группа «Б»), в 1,4 раза. В отрасли тяжелой индустрии за эти годы влилось примерно ¾ всего пополнения промышленных рабочих. В исследуемый период быстрее других отраслей производства развивались машиностроение и обработка металлов; поэтому именно здесь численность рабочих выросла в особенно больших размерах (почти в 3 раза). В 1932 г. на машиностроительных и металлообрабатывающих заводах работало 26,9% всех рабочих крупной промышленности СССР. Из отраслей легкой промышленности в течение 1928—1932 гг. наиболее крупные изменения произошли в производстве пищевых продуктов; число рабочих пищевой промышленности выросло почти вдвое. В то же время удельный вес рабочих, занятых в легкой индустрии, в общей массе промышленных рабочих уменьшился с 44,6% в 1928 г. до 32,9% в 1932 г. Таким образом, в составе рабочего класса постоянно повышался удельный вес рабочих, занятых в решающих отраслях промышленности. Это имело большое принципиальное значение, так как именно в ключевых отраслях тяжелой индустрии в первую очередь создавалась база для победы социализма.

Эффективное использование трудовых ресурсов во многом зависит от создания устойчивых постоянных кадров, преодоления текучести рабочей силы. В силу ряда причин текучесть рабочей силы в годы первой пятилетки была значительной. Данные за 1926—1932 гг. говорят о том, что в крупной промышленности СССР состав рабочих в течение одного года изменялся на 40—60%, а в каменноугольной промышленности даже 2 раза в течение года256. Это приводило к обезличке, поломкам и авариям на производстве, снижению темпов роста производительности труда и качества изделий, росту брака и другим потерям за счет снижения квалификационного состава работающих.

Основными причинами текучести рабочей силы в промышленности в годы первой пятилетки являлись уравниловка в оплате труда, тяжелые жилищные условия, отставание культурно-бытового обслуживания рабочих. Текучесть была также следствием массового притока на производство новых рабочих кадров, главным образом из деревни, в большинстве своем не обученных, не имевших навыков трудовой дисциплины и организованности.

Большой ущерб производству наносили прогулы. По приблизительным подсчетам крупная промышленность в 1930 г. из-за прогулов потеряла 15,7 млн. человеко-дней, что вызвало увеличение численности рабочих на 62,2 тыс. человек, в 1931 г. соответственно — 24,6 и 97,2 и в 1932 г. — 27,8 млн. человеко-дней, что вызвало увеличение численности рабочих на 108 тыс. человек. Только за два года пятилетки страна недополучила по этой причине на 1568 млн. руб. продукции (в ценах 1926/27 г.)257.

Большое значение в борьбе с текучестью рабочей силы и укреплении трудовой дисциплины на предприятиях имели мероприятия партии и правительства по улучшению снабжения, жилищных и культурно-бытовых условий трудящихся. Несмотря на ограниченность средств и неотложную необходимость направления финансовых и материальных ресурсов в первую очередь на строительство тяжелой промышленности, Советское государство выделяло миллиарды рублей на жилищное строительство и здравоохранение, развитие коммунального хозяйства, народное просвещение, производство товаров первой необходимости.

вернуться

247

А. М. Панфилова. Формирование рабочего класса СССР в годы первой пятилетки. М., Изд-во МГУ, 1964, стр. 22—23.

вернуться

248

«Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского правительства СССР» (далее СЗ), 1931, № 42, ст. 286.

вернуться

249

«IX Всесоюзный съезд профессиональных союзов СССР». Стенографический отчет. М., Профиздат, 1932, стр. 408.

вернуться

250

СЗ, 1930, № 60, ст. 641.

вернуться

251

СЗ, 1931, № 60, ст. 385.

вернуться

252

«Труд в СССР», 1936, стр. 10—11.

вернуться

253

«Итоги выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства Союза ССР», стр. 170.

вернуться

254

«Социалистическое строительство СССР», 1934, стр. 308—309.

вернуться

255

«СССР и капиталистические страны». Статистический сборник. М.—Л., Госпланиздат, 1939, стр. 140.

вернуться

256

«Труд в СССР», 1936, стр. 95, 109, 116, 131, 145, 155.

вернуться

257

«Большевик», 1932, № 21, стр. 3—4; Б. Маркус. Труд в социалистическом обществе. Госполитиздат, 1939, стр. 168.

44
{"b":"190209","o":1}