ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Существенно изменилось размещение шелковой промышленности. Снизился удельный вес Московской области и повысилось участие республик Средней Азии. Новая база шелковой промышленности возникла на Южном Урале. Так, в Чкалове на базе поступившего туда оборудования московской фабрики «Красная Роза», Ржевской шелкопрядной фабрики, Карповской и Павлово-Посадской шелкоткацких фабрик был основан Чкаловский (Оренбургский) шелковый комбинат933.

В пенько-джутовой промышленности снизилась доля Ленинграда и Украины, увеличилась Мордовской АССР, Пензенской области. На основе эвакуированного Харьковского канатного завода и Одесской джутовой фабрики были созданы базы мешочно-кенафного производства в Узбекской и Киргизской ССР. До войны ниточная промышленность в основном сосредоточивалась в Ленинграде (80%) и Московской области (20%). При использовании вывезенного из Ленинграда крутильного оборудования было организовано крупное ниточное предприятие в Узбекской ССР, которое за годы войны выпустило 250 млн. катушек ниток. В 1946 г. доля Ленинграда в общесоюзном производстве ниток составила 56%.

В 1942 г. по мере освобождения центральных областей Российской Федерации от оккупантов начинались работы по восстановлению промышленности. Предприятия на временно оккупированной врагом территории были в значительной степени разрушены, а их оборудование вывезено в Германию. Уцелевшими на захваченных врагом территориях фабриками и заводами уже в начале оккупации распоряжались немецкие монополии. Бумажные, льнопрядильные и веревочные предприятия Белоруссии захватила немецкая фирма «Фрезер Остланд», текстильные предприятия — фирмы «Востокволокно» и «Фатергальтер и Ко». Часть предприятий немцы приспособили для производства снаряжения, одежды и обуви для армии. Например, обувную фабрику и кожевенный завод в Минске оккупанты превратили в мелкие мастерские по производству деревянной обуви. Восемь других предприятий легкой промышленности города, пущенных в середине сентября 1941 г., также были переключены на производство кустарных изделий. В Могилеве были пущены трикотажная и кожевенная мастерская. То, что не удавалось вывезти или ввести в эксплуатацию, уничтожалось. Среди разрушенных предприятий оказались крупнейшая в Европе Кренгольмская мануфактура, фабрики Украины и Белоруссии, Московской области, Риги, Калинина и других городов. На территории Советской страны, временно подвергшейся оккупации, полностью или частично было разрушено 358 текстильных предприятий, 1/3 швейных фабрик; было уничтожено, вывезено или приведено в негодность 3 млн. прядильных веретен и 45 тыс. ткацких станков (почти 1/3 довоенного парка веретен и станков), 25 тыс. швейных машин. Огромные потери понесла кожевенно-обувная промышленность934.

В результате разрушений сократились производственные мощности легкой промышленности. На 1 января 1942 г. производственные мощности уменьшились по сравнению с их состоянием на 1 января 1941 г. в хлопчатобумажной отрасли на 33,6% по прядильным веретенам и 25,8 — по ткацким станкам; соответственно в шерстяной — на 38,7 и 31,4; в льняной — на 16,3 и 12 и в шелковой промышленности (в ткачестве) — на 36,5%935. К концу 1942 г. лишилась около 60% мощностей обувная промышленность, дубильно-экстрактное производство потеряло 40% оборудования. Во время эвакуации многие эшелоны с оборудованием подвергались бомбардировкам вражеской авиации и оборудование гибло в пути. Были случаи, когда к месту назначения доходило около 10% оборудования, как это случилось с трикотажной фабрикой «КИМ».

Оборудование текстильных, обувных, кожевенных предприятий, которое так и не удалось своевременно установить на новых местах или же оно было размещено в неподходящих условиях, в 1942 г. начали реэвакуировать и восстанавливать на старых площадях. Так, была возвращена часть оборудования Купавинской суконной фабрики, Ростокинской отделочной фабрики, Краснохолмского комбината и ряда других предприятий Московской области, ряда текстильных фабрик Калинина, Ярославля и др. Частично возвращались и квалифицированные кадры. Приступили к монтажным работам демонтированного, но не вывезенного оборудования.

В первой половине 1942 г. начались восстановительные работы в Московской, Тульской, Калининской, Ярославской и других областях.

С весны 1942 г. постепенно входили в строй предприятия осажденного Ленинграда. В одном из цехов фабрики «Красное Знамя» начали работать 14 круглочулочных автоматов и 60 швейных машин, в 1943 г. фабрика выпустила 1254,6 тыс. пар чулок, 285,5 тыс. швейных изделий и 85 тыс. купонов. Развернулись работы по восстановлению разрушенных цехов и участков. Весной 1942 г. после четырехмесячного перерыва частично возобновилась работа на фабрике им. В. Слуцкой и комбинате им. С. М. Кирова. Текстильщики фабрики «Рабочий», используя основы и другие полуфабрикаты, собранные на родственных предприятиях, во второй половине 1942 г. изготовили 3 млн. м суровых тканей, крайне необходимых находившемуся в блокаде городу и его защитникам.

Несмотря на то, что восстановление предприятий легкой промышленности шло медленнее, чем в других отраслях, фронт получал все необходимое обмундирование. Но наибольшая часть перебазированных мощностей текстильной промышленности обосновалась в новых местах.

По разработанному Наркоматом текстильной промышленности плану восстановления предприятий в освобожденных районах предусматривался пуск прежде всего объектов, удовлетворяющих первоочередные нужды фронта и населения освобожденных районов. К концу 1942 г. были полностью или частично введены в действие текстильные фабрики в Нарофоминске, Яхроме, Калинине, Волоколамске, Боровске. Налаживалась вновь работа на предприятиях Москвы и Ленинграда. В результате принятых мер выпуск хлопчатобумажных тканей на московских предприятиях во второй половине 1942 г. увеличился по сравнению с первым полугодием в 1,5 раза, а шелковых и шерстяных — в 2 раза936. В 1942 г. Москва дала стране 17,5 млн. м шерстяных и шелковых тканей.

В последующие годы восстановительные работы в освобожденных районах приняли более широкий размах. В 1944 г. капитальных работ в легкой промышленности (в наибольшей мере в текстильной) было выполнено в 2 раза больше, чем в предшествующем году, причем около 50% капитальных вложений приходилось на восстановительные работы в освобожденных районах. Вводились дополнительные мощности на 162 предприятиях, из них в освобожденных районах — на 126. Восстанавливались и пускались заводы первичной обработки льняного сырья в Ставропольском и Краснодарском краях, в Смоленской, Тульской, Орловской и других областях. Возобновилось производство на Невиномысской шерстомойке, Бердянском хлопкозаводе, ватных фабриках Воронежа и Армавира. В 1944 г. на текстильных фабриках освобожденных районов были введены в действие 47 тыс. веретен. Вводились в строй обувные, кожевенные предприятия в Орловской, Воронежской и др. областях.

В первые годы войны капиталовложения в легкой, пищевой и других отраслях народного хозяйства сократились, их удельный вес составил 26% в 1942 г. против 39% в 1940 г.

В 1943 г. строительство в легкой промышленности и в других отраслях народного хозяйства, обслуживающих нужды населения и тыла, возросло на 10% против 1942 г. Обновление основных фондов началось и в отраслях легкой промышленности.

За 1941—1945 гг. в текстильной промышленности было установлено 900 тыс. прядильных веретен. К 1 января 1946 г. были полностью или частично восстановлены 140 текстильных предприятий, в том числе 34 хлопчатобумажных, 4 льняных, 8 пеньковых, 50 льнозаводов937. Кроме того, за годы войны были введены 30 новых текстильных предприятий в районах, освобожденных от оккупантов. Техническая база текстильной промышленности в последний период войны значительно улучшилась. На 1 января 1946 г. мощности отраслей текстильной промышленности увеличились по сравнению с 1 января 1942 г. по прядильным веретенам от 13 до 20%, по ткацким станкам — от 5 до 50%938.

вернуться

933

«Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов. 1917—1959». М., изд-во «Советская энциклопедия», 1961, стр. 395.

вернуться

934

«Сообщение Чрезвычайной Государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. О материальном ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками государственным предприятиям и учреждениям, колхозам, общественным организациям и гражданам СССР». Госполитиздат, 1945, стр. 10.

вернуться

935

А. М. Корнеев. Текстильная промышленность СССР и пути ее развития. М., Гизлегпром, 1957, стр. 204.

вернуться

936

«История Москвы в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период 1941—1965». М., изд-во «Наука», 1967, стр. 89.

вернуться

937

«Текстильная промышленность», 1946, № 6, стр. 6.

вернуться

938

А. М. Корнеев. Текстильная промышленность СССР и пути ее развития, стр. 210.

112
{"b":"190211","o":1}