ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В зависимости от значения отдельных отраслей промышленности рабочие снабжались хлебом и сахаром (кондитерскими изделиями) по нормам первой и второй категорий. К первой категории относились работники оборонной, угольной, нефтяной, химической, резиновой, цементной, металлургической, машиностроительной и ряда других отраслей тяжелой промышленности, транспорта, строек оборонной промышленности, цветной и черной металлургии, шахт, станкостроения, а также отдельных предприятий, отнесенных к первой категории специальными решениями правительства. Карточки первой категории на хлеб и сахар получали лица, работавшие непосредственно на предприятиях указанных отраслей. Рабочие и служащие других отраслей народного хозяйства и остальное городское население получали хлеб по нормам второй категории (табл. 2).

Таблица 2

Нормы выдачи хлеба, сахара и кондитерских изделий рабочим и служащим (хлеб — в граммах на человека в день, другие товары — в месяц)
  Хлеб Сахар и кондитерские изделия
1-я категория 2-я категория 1-я категория 2-я категория
Рабочие 800 600 800 600
Служащие 500 400 600 600
Иждивенцы 400 400 400 400
Дети до 12 лет 400 400 600 400

В ходе войны пришлось вносить поправки в эти нормы. С апреля 1942 г. рабочие Москвы и лица, отнесенные к особому списку, получали сахара и кондитерских изделий по 500 г в месяц, рабочие других предприятий — 400, служащие — 300, иждивенцы — 200, дети до 12 лет — 300 г.

Были временно снижены нормы на хлеб осенью 1943 г., когда понадобилось выделить ресурсы для населения освобождаемых районов. С 1945 г. нормы выдачи хлеба, действовавшие до ноября 1943 г., начали восстанавливаться1415.

Дифференцировались также нормы снабжения мясом, рыбой, жирами, крупой и макаронами1416.

В 1942 г. были введены специальные карточки для дополнительного питания рабочих, занятых на подземных работах, в горячих и вредных цехах, а также беременных женщин, кормящих матерей, доноров, больных.

Чтобы несколько смягчить уравнительность в снабжении населения продовольственными и промышленными товарами, поощрить хорошо работающих и укрепить трудовую дисциплину, приказом Народного комиссариата торговли Союза ССР от 24 октября 1942 г.1417 директорам промышленных предприятий предоставлялось право устанавливать преимущества в снабжении рабочих, выполняющих и перевыполняющих нормы выработки. Этим рабочим, в частности, предоставлялась возможность в первую очередь покупать по карточкам промышленные товары, а также некоторые продовольственные товары (кроме хлеба); помимо карточек им выдавалось дополнительное горячее питание из ресурсов подсобных хозяйств; дополнительно, сверх установленных норм, отпускались картофель, овощи, яйца, молочные продукты, получаемые в подсобных хозяйствах. Второе горячее питание начали вводить в мае 1942 г. К концу года его получало около 0,6 млн. человек, к концу 1943 г. — почти 3 млн. человек, а в начале 1945 г. — почти 6 млн. человек, т.е. 60—70% рабочих основного производства и капитального строительства черной и цветной металлургии, предприятий нефтяной и угольной промышленности, электростанций, предприятий военной промышленности1418.

Огромное внимание уделялось снабжению детей. По детским продовольственным карточкам товары отпускались в первую очередь и лучшего качества. Для детей в возрасте до 1 года отпускалось специальное питание из молочных кухонь, которым выделялись соответствующие продукты — молоко, жиры, манная крупа, рис, сахар и мука.

Ребятам в возрасте от одного до трех лет предоставлялось питание из детских пищевых станций. Питанием из молочных кухонь и пищевых станций в IV квартале 1942 г. пользовалось 430 тыс. детей, IV квартале 1945 г. — 960 тыс. детей.

Полный рацион питания получали дети, находившиеся в яслях и детских садах. Так, на ребенка в яслях полагалось 900 г сахара в месяц при норме по карточке 400. При круглосуточном пребывании ребенка в детском саду на него расходовалось мяса в месяц 1,5 кг вместо 400 г по карточке. В яслях и детских садах находилось в годы войны 2100—2600 тыс. детей.

В школах всех городов и рабочих поселков были введены горячие завтраки. Дополнительно отпускались на школьника по 50 г хлеба и 10 г сахара к чаю в день. В 1942 г. завтраки получали 4 млн. школьников, в последующие годы число их значительно возросло.

Для детей, особо нуждавшихся в усиленном и диетическом питании, были организованы специальные столовые, в которых их кормили 2 раза в день. В этих столовых расходовалось на ребенка 1,5 кг мяса и рыбы в месяц, в том числе сверх положенного по карточке — 1,1 кг, соответственно жиров 450 и 300 г. Такое питание в IV квартале 1942 г. получали 150 тыс. детей и к IV кварталу 1945 г. — 940 тыс. детей.

Большое значение для поддержания здоровья детей имел вывоз их в пионерские лагеря. В пионерские лагеря, загородные детские сады, ясли, где дети получали усиленное питание, выезжало в 1943 г. — 1,5 млн., в 1944 г. — 2,5 млн. и в 1945 г. — 3,6 млн. детей.

По мере освобождения оккупированных районов страны возрастало население, находившееся на государственном снабжении. Уже к концу 1942 г. число лиц, снабжавшихся в централизованном порядке продовольствием, превысило контингент населения, находившегося на государственном снабжении в период карточной системы 1929—1935 гг.1419 К концу войны централизованно снабжалось хлебом и другими продуктами 76,8 млн. человек1420.

Благодаря увеличению ресурсов продовольствия государство имело возможность повышать уровень снабжения и путем перевода с одних, более низких норм, на другие, более высокие (в пределах действовавшей шкалы норм). В результате этих изменений к концу 1944 г. половина городского населения снабжалась по более высоким нормам рабочих и служащих, в то время как в середине 1942 г. только 2/5 городского населения обеспечивалось хлебом по этим нормам, а 3/5 — по нормам иждивенцев и детей1421.

Постепенно вводилось нормированное снабжение населения и непродовольственными товарами. С 1 февраля 1942 г. была введена продажа по карточкам в 43 крупнейших городах и важнейших промышленных центрах, а также в закрытой торговой сети, обслуживавшей работников важнейших предприятий, расположенных вне этих пунктов. Нормировалась продажа тканей, обуви, одежды, головных уборов, трикотажа, чулок-носок, мыла, некоторых предметов хозяйственного обихода.

Расширенный перечень нормируемых непродовольственных товаров был распространен на Москву, Ленинград и другие города Московской и Ленинградской областей, в которых карточки ввели в июле 1941 г.

С конца апреля 1942 г. карточная система снабжения непродовольственными товарами была распространена на все города и рабочие поселки. Одновременно она вводилась и в сельских местностях для работавших там рабочих и служащих крупных промышленных предприятий, совхозов, железнодорожного и водного транспорта, торфяных и лесных разработок, рыбных промыслов.

В отличие от порядка снабжения, установленного на продукты питания, снабжение непродовольственными товарами не гарантировалось выдачей по карточкам строго фиксированных количеств тех или иных товаров. Этого нельзя было сделать одновременно по состоянию ресурсов, да и населению это не всегда было удобно.

вернуться

1415

А. В. Любимов. Торговля и снабжение в годы Великой Отечественной войны, стр. 28—29.

вернуться

1416

Там же, стр. 29.

вернуться

1417

«Сборник важнейших приказов и инструкций по вопросам карточной системы и нормированного снабжения». Л., Наркомторг СССР, 1945, стр. 94—97.

вернуться

1418

«Советская торговля за 30 лет», стр. 127.

вернуться

1419

«Шаги пятилеток. Развитие экономики СССР». М., изд-во «Экономика», 1968, стр. 156.

вернуться

1420

Н. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Отечественной войны, стр. 123.

вернуться

1421

У. Г. Чернявский. Война и продовольствие. М., изд-во «Наука», 1964, стр. 83.

165
{"b":"190211","o":1}