ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Немецкий историк Ф. Оттов делает такое наблюдение: «Карл на самом деле вовсе не был... превосходным мастером владения сложными ситуациями и преодоления неблагоприятных обстоятельств, каковым он представал перед окружением и желал себя видеть. Скорее он был натурой депрессивной, иногда способной на удивительные манифестации воли и энергии, но их проявления ни в коей мере не выдавали стабильную силу души, способную переносить все перипетии высоконапряженного существования. Поэтому его деятельность часто сменялась более или менее длительными периодами неожиданного погружения в состояние упадка духа и потерянности, которые выражались то в апатичной бездеятельности, то почти в лихорадочной активности, которыми он, очевидно, пытался заглушить собственную неуверенность».

Перед Карлом XII после Полтавы стоял выбор способа действий: либо уйти в глухую оборону и оставить вещи такими, какими они стали после русского похода, либо признать Полтаву всего лишь неблагоприятным эпизодом и создавать основу для новой наступательной политики, с привлечением солидных и сильных союзников, конечной целью которой по-прежнему должно оставаться нанесение поражения России и заключение с ней мира на шведских условиях. И король Швеции выбрал, естественно, второе — это недвусмысленно следует из его знаменитого письма к оборонной комиссии Швеции. Был ли этот выбор умным и целесообразным для страны? Вряд ли. Если бы Карл XII успокоился на «достигнутом» или бы, к примеру, погиб в сражении, Швеция могла бы получить от России куда более выгодный мир, нежели тот, который она получила в 1721 году. Но король не погиб и сделал выбор, который был достоин его,— иначе он поступить не мог. Резон и здравый смысл — это качества посредственных людей, утверждает в своем упоении личностью Карла Ф. Г. Бенгтссон, Люди же выдающиеся, такие как Карл XII или Наполеон, идут другим, своим путем, потому что они так видят и изменить себя не могут и не желают. И упрямством, непоколебимой приверженностью своим принципам, идеалам и императивам они способствуют собственной погибели — такова логика великих людей.

Красивый вывод, но в этом ли состоит величие и слава государей, полководцев, министров, генералов и вообще властей предержащих? Нам как-то привычнее и ближе другое представление о великих и замечательных людях: они должны все-таки угадывать объективный ход истории и направлять свою деятельность в нужное и полезное для своей страны и своих подданных и граждан русло, а не становиться поперек событий. Ну, взять хотя бы пример другого «солдатского» короля и предка Карла XII — короля Густава II Адольфа, тоже великого полководца, но и великого государственника. Но Карл не был наделен способностями человека, мыслящего государственными категориями, и поэтому предъявлять к нему претензии по этому поводу бессмысленно. Он был таким, каким родился, каким его сделали воспитатели и жизнь.

Как-то Карла спросили (капитан А. Левен), что делает королей великими. Ответ был примечательным: «Счастье не делает их великими, равно как и несчастье не может лишить их своих достоинств. Судьба, кокетливая куртизанка, не должна влиять на истинную славу — так же, как неверная жена не должна испортить репутацию своего мужа. Фальшивые представления у людей, которые принимают ложь за правду, не имеют никакого воздействия на образ мыслей солидного и праведного властителя; он достаточно уверен в себе самом и не обращает внимания на мнение невежественных людей, как месяц плывет по небу, не замечая лая собак». Это высказывание, считает Лильегрен, показывает, какого высокого мнения был Карл XII о себе. Несмотря на все поражения и неудачи, он был великим, солидным и праведным. И не очень скромным, добавляет историк.

... Турция, на которую делал ставку Карл XII, уже прошла свой пик могущества и величия. Империя постепенно дряхлела, загнивала, слабела, рассыхалась и расползалась по швам. Времена воинственных султанов, становившихся отцами в пятнадцать и продолжавших ими быть в семьдесят лет, прошли. Нынешний правитель Блистательной Порты Ахмед III предпочитал седлу диван, военным походам — прогулки в гарем; он окружил себя безумной роскошью, изнежил себя духами и эссенциями, государственными делами почти не занимался и поручал их великим визирям и другим министрам. Кое-что от былой славы, конечно, еще оставалось, ресурсы империи чисто теоретически были неисчерпаемы, и соседние государства с опаской продолжали смотреть в сторону Стамбула, но это была одна видимость.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_048.jpg

Карл XII. Портрет работы генерала А. Спарре. Бендеры. 1712.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_049.jpg

Царь Петр.

Гравюра с оригинала Г. Кнеллера. 1697.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_050.jpg

Шведские корабли под Копенгагеном. 1700.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_051.jpg

Знамя драгунского полка шведской армии.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_052.jpg

А. Д. Меншиков на коне (на фоне сражения при Калише). Художник П. Пикарт. 1707.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_053.jpg

Походный ларец Карла XII, полученный им в подарок от турецких властей. Изготовлен в 1600 году.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_054.jpg

Обмундирование и личное оружие Карла XII.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_055.jpg

Джон Черчилль, герцог Мальборо.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_056.jpg

Иван Степанович Мазепа, гетман Украины.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_057.jpg

Запорожский казак.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_058.jpg

Генерал-фельдмаршал, граф Борис Петрович Шереметев.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_059.jpg

Ручная мортира, бывшая на вооружении русской армии.

Начало XVIII в.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_060.jpg

Армейский барабан с вензелем Карла XII

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_061.jpg

Генерал, граф Адам Людвиг Левенхаупт.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_062.jpg

Ротное знамя лейб-гвардии Преображенского полка. 1700.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_063.jpg

Фельдмаршал граф Карл Густав Реншёльд.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_064.jpg

Патронташ, сумка для гранат и пороховница шведского солдата.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_065.jpg

Победа русских над шведами под Полтавой. Офорт Аутворта. 1855.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_066.jpg

Фузея, штуцер и ружье. Начало XVIII в.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_067.jpg

Петр I в Полтавской битве.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_068.jpg

Палаш Карла XII.

Карл XII, или Пять пуль для короля - i_069.jpg

Фридрих Гессенский, зять Карла XII.

104
{"b":"190212","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия надежды
Истории, рассказанные Луне
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Служанка
Дерзкая темная ночь
Восход багровой ночи
Неправильная сказка
Нескучный этикет. Или что надеть, если тебя НЕ приглашали
Школа Флайледи. Как навести порядок в доме и в жизни