ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В течение апреля все шведские полки были постепенно стянуты к востоку, к берегам Ворсклы, и образовали оборонительную линию от Опошни и к югу на 40 километров до Полтавы и дальше до Старых Сенжар. 11 мая началась осада Полтавы, всё инженерно-техническое обеспечение которой король поручил Юлленкруку. На вопрос Юлленкрука, зачем королю понадобилась Полтава, Реншёлвд ответил: «Его величеству в ожидании короля Станислава захотелось слегка развлечься». Естественно, Карл XII и фельдмаршал не выдавали генерал-квартирмейстеру тайны, заключавшейся в том, что осада крепости будет мнимой. «Вы будете нашим маленьким Вобаном», — якобы сказал король в шутку Юлленкруку, и тот засучив рукава принялся за дело.

Но с Полтавой получилась неувязка: король вроде бы принялся за ее осаду понарошку, надеясь поймать в сей мышеловке царя Петра, но в конечном итоге попал в ловушку сам. Поскольку ни Карл XII, ни его «маленький Вобан» не оставили на этот счет никаких объяснений, то нам придется принимать эту версию на веру. Или считать ее шуткой. Мы же вслед за многими другими историками будем считать Полтаву важным стратегическим плацдармом Петра на западном берегу Ворсклы, связывавшим значительные силы шведской армии[146]. Впрочем, некоторые шведские историки предлагают иную версию о причинах проявленного королем интереса к Полтавской крепости. Так, Э. Карлсеон считает, что к лету 1709 года шведская армия, обложенная со всех сторон русскими войсками, никакого другого выбора просто не имела. Ему вторит П. Энглунд: «Маленькое войско было загнано в мешок, замкнуто в пространстве не более пяти миль[147] шириной между Днепром и его притоками Пселом и Ворсклой». Отступать к Днепру Карл категорически отказался и с какой-то фатальной безысходностью решил оставаться там, где был, и ждать событий: вступления в войну турок и татар, подхода фон Крассова из Польши, просчетов со стороны царя и т. п.

Зачем была нужна шведам Украина, рассказал Петру I в плену Левенхаупт. Генерал объяснил, что Мазепа уговорил Карла XII пойти на юг, обещая шведам дополнительную п» мощь из Крыма. Мазепа хорошо понимал, что, если шведЫ уйдут в Польшу, он со своим войском окажется ни при чем, И уговорил. Тем более что шведы уже устали от «скифской войны» и хотели от нее немного отдохнуть. А вот насчет Полтавы Левенхаупт проинформирован королем явно не был.

А. Стилле пишет, что Полтава была нужна Карлу кай средство связывания инициативы русской армии в ожидании подхода турок, татар и поляков и одновременно указывает, что это был крупный стратегический просчет Карла XII. Наш современный военный историк А. Шишов находит еще один мотив для шведов обратить свое внимание на Полтаву. Оказывается, русские планировали создать в городке склад оружия, боеприпасов, амуниции и продовольствия за счет ликвидированных второстепенных крепостей и гарнизонов во всей округе. Об этом мог прознать предатель Мазепа, а пороха у шведов, как мы уже знаем, катастрофически не хватало. Полтавские припасы могли выручить шведское войско во всех отношениях. Но Мазепа и шведы не знали одного: русские не успели осуществить свои планы, а царь дал приказ хранить все это в глубокой тайне.

Очевидцы событий из шведского лагеря также единодушно утверждают, что мысль овладеть Полтавой подсказал Карлу Мазепа[148]. Один из пленных показывал, что расчет Мазепы строился на том, что, если король «...оную добудет, может всю к себе приклонить Украину». Резон в таких рассуждениях, конечно, был, но мог ли Карл, не прислушивавшийся даже к своим ближайшим шведским помощникам и генералам, послушать старика Мазепу? Вряд ли. Скорее всего, король сам убедился в преимуществах, которые дала бы ему покоренная крепость: река Ворскла, на которой стоит Полтава, была удобной артерией, связывавшей город с Днепром, а Переволочна, находившаяся в устье Ворсклы, давала возможность переправиться войскам Станислава Лещинского, генерала фон Крассова и запорожским казакам Гордиенко. Не исчезли у Карла XII к этому времени и иллюзии в отношении Османской империи: он надеялся, что турки все-таки вступят в войну против России.

Если ход мыслей Карла XII был именно таким, то, по мнению современных историков, он был ошибочен: овладение Полтавой в любом случае не могло оказать решающего значения на исход войны. У Полтавы произошло то же самое, чему мы были свидетелями у стен Веприка, с той лишь разницей, что Веприк был началом конца, а Полтава поставила точку на всем шведском вторжении. При штурме Полтавы король проявил то же самое упрямство, что и при штурме Веприка, только потери здесь были намного тяжелее, а результаты всех усилий овладеть крепостью — нулевыми.

... А «рутинный стратег» Юлленкрук, по мере выполнения своих обязанностей, связанных с осадой Полтавы, приходил во все большее уныние и отчаяние от изобретательности своего короля. Генерал-квартирмейстеру казалось странным, что эта изобретательность была направлена на то, чтобы снизить эффективность фортификационных мер и затянуть осаду крепости по времени. Так, король в качестве землекопов предложил использовать запорожцев, но они при первых выстрелах из крепости разбегались во все стороны. Потом король не давал в достаточных количествах пороха, и когда начался обстрел Полтавы с интенсивностью по пять бомб в день, король выглядел очень довольным. Юлленкрук мог только прийти к однозначному и «утешительному» мнению, что король в фортификационном искусстве не понимает ни бельмеса. Он стал жаловаться на короля графу Пиперу, но Карл XII сносил эти жалобы со стоическим безразличием.

Кстати, о «ленивой» осаде шведами Полтавы летом 1709 года пишет и наш историк Н. И. Павленко. По его мнению, Карл XII брать крепость штурмом или вести против нее фортификационные работы не хотел, надеясь на то, что город и так сдается. К тому же король решил экономить порох, поэтому в первых числах мая три шведские мортиры от Крестовоздвиженского монастыря бросали в город не более пяти бомб в день. На караул шведские солдаты заступали с незаряженными ружьями, на штурмы ходили с холодным оружием, в подкопы порох не клали, опасаясь, что его украдут. Убедившись, что крепостью овладеть невозможно, шведы 12 июня предложили сдать ее на условиях, которые будут предложены самими русскими. Комендант Полтавы Алексей Степанович Келин, человек долга, незаурядной выдержки и отваги, дал им достойный ответ: «...приступов было 8, из них присланных на приступ более 3000 при валах Полтавы положили... победить всех не в вашей воле состоит, но в воле Божьей, потому что всяк оборонять и защищать себя умеет».

Вести о неумелой осаде крепости через перебежчиков достигали ее защитников, а это и было нужно хитрому шведскому королю, пишет Ф. Г. Бенгтссон. Осада Полтавы послужила материалом для разыгрывания между Карлом XII и Юлленкруком пьесы в жанре комедии, и актеры не замечали, что на горизонте уже собирались грозовые тучи, а на сцене ставились декорации для трагической развязки. Русская армия тоже расположилась вдоль Ворсклы, только на восточном ее берегу, прямо напротив шведов. Стычки, перестрелки и мелкие бои стали обычным явлением дня.

Шведы предприняли попытку завязать активные боевые действия на восточном берегу Ворсклы. Отряд генерала Крусе удачно начал операцию, зайдя в тыл драгунам Рённе под Соколками, но подслеповатый генерал не сориентировался в обстановке, в результате несогласованных действий трех шведских полков русские не только выскользнули из окружения, но и нанесли при этом значительный урон противнику. Король долго и пристрастно допрашивал участников операции об их действиях и остался ими недоволен. После этого попыток перейти на «русский» берег шведы уже не предпринимали.

Зато Меншиков со своей кавалерией 18 (7) мая переправился на «шведский» берег и наделал там много шума. Его рейд был задуман как демонстрация поддержки осажденной Полтаве, он смял передовые посты шведов и стал сближаться с окопавшимися в Опошне четырьмя полками Рууса. Шведы забили тревогу, из Будищ примчался Карл и привел с собой подмогу, в результате чего русские кавалеристы в полном порядке отступили снова за реку. Но прецедент был создан, в штабе Петра стало ясно, что оборону шведов можно было легко прорвать, и спустя некоторое время операция будет повторена с большим успехом.

вернуться

146

Если Карл XII не собирался брать Полтаву, то зачем он предпринимал несколько кровопролитных штурмов, причем в двух из них, 24 апреля и 11 июня, участвовало по три тысячи шведских солдат? Для чего фельдмаршал Реншёльд 12 июня предъявлял коменданту крепости А. Келину ультиматум о капитуляции? Зачем король понапрасну «клал» своих солдат под стенами крепости в те дни, когда русская армия уже стояла на правом берегу Ворсклы? Почему он в день Полтавской битвы оставил крупные силы для блокирования крепости, хотя армия испытывала острый недостаток в пехоте? Неужели король был настолько циничен и безразличен к потерям личного состава армии, что шел на такие бесполезные жертвы? Если это так, то его апологеты своей версией оказывают ему плохую услугу.

вернуться

147

То есть около 50 километров.

вернуться

148

В осажденной Полтаве у Мазепы находились родная сестра и некоторая недвижимость, в связи с чем гетман якобы уговаривал шведов не сжигать город, который, по его мнению, и так должен был сдаться.

80
{"b":"190212","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Месть охотника на ведьм
Алтарный маг. Сила воли
Девушка с татуировкой дракона
Лига выдающихся декадентов
Финансист. Титан. Стоик
Сокол и Ласточка
Успех. Естественный отбор. 425 инсайтов для работы, отношений и жизни
Короткие интервью с подонками
Чего хочет ваш малыш?