ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но практически единственным свидетельством этой канувшей в Лету эпохи, вышедшим из рядов непосредственных участников событий и зафиксировавшим для истории и грядущих поколений взгляд „человека изнутри“, был дошедший до наших дней дневник одного из деятелей дружины генерал-лейтенанта В. Н. Смельского[199].

Несколько слов об авторе дневника: Всеволод Никанорович Смельский после окончания курса в Лесном и межевом институте служил с 1856 по 1875 год на офицерских должностях в армии, а в ноябре 1875 года был зачислен в штат санкт-петербургской полиции, где был прикомандирован к секретному отделению градоначальства и назначен чиновником особых поручений при градоначальнике, генерал-адъютанте Ф. Ф. Трепове (1812–1889), отце будущего дворцового коменданта Д. Ф. Трепова. В 1876 году в чине подполковника В. Н. Смельский стал помощником начальника Отделения по охранению общественного порядка и спокойствия при канцелярии градоначальника и короткое время исполнял обязанности его начальника. В 1877 году был отчислен из полиции и командирован в распоряжение начальника военных сообщений действующей армии. В 1878 году назначен членом-делопроизводителем „высочайше учрежденной комиссии“ для расследования злоупотреблений в вольнонаемном интендантстве действующей армии и был временным членом военных судов в Петербурге, Архангельске и Петрозаводске. С марта 1881 года в чине полковника заведовал Красносельским военным госпиталем.

Здесь его застало приглашение вступить в члены „Священной дружины“ и с использованием его полицейского опыта — возглавить руководство петербургской агентурой. Судя по всему, вступая в дружину, он прежде всего соблазнился сравнительно высоким вознаграждением за службу в ней, однако с самых первых шагов работы „дружинником“ испытывал большие сомнения. Об этом он открыто говорил руководству „Священной дружины“, а затем изложил свое мнение в письменной форме, подав соответствующий документ для передачи в высшие государственные инстанции, в котором ратовал за легализацию „Священной дружины“ и превращение ее в открытую общественную организацию наподобие общества Красного Креста. Это диссидентское мнение явно пришлось не по вкусу руководству дружины. А когда он, войдя в курс дела, стал настаивать на внесение элементарного порядка в безалаберную работу с агентурой, его немедленно уволили, заменив покладистым и нечистым на руку князем А. П. Щербатовым.

Свой дневник Смельский вел с 13 августа 1881 года по 8 августа 1883 года. Хотя он и не входил в высшее руководство „Священной дружины“, но, будучи членом ее Исполнительного комитета и начальником центральной петербургской агентуры, имел возможность составить свое мнение о масштабах, характере и недостатках ее практической деятельности — „зловещей по замыслу, но легкомысленно-ребяческой по исполнению“, как метко заметил историк Ф. И. Покровский, готовивший его дневник к изданию. Другим несомненным достоинством этого дневника является обнародование никогда не публиковавшихся документов дружины — присяги при вступлении в ее члены и варианта ее устава. Наше внимание к дневнику определялось узким интересом к повседневной практической деятельности „Священной дружины“.

Для начала приведем текст подписки, которую В. Н. Смельский дал при вступлении в дружину: „Я, полковник Всеволод Никанорович Смельский, согласен добровольно принять на себя охрану Священной Особы Государя Императора от всяких злодейских покушений. Полковник Смельский, 12 октября 1881 года“.

20 октября 1881 года вновь обращенного члена общества посетил один из руководителей „Священной дружины“ и управляющий Третьим отделением сенатор Н. К. Шмидт, который в беседе с ним рассказал: „В нашем обществе люди высшего круга, есть агенты, но они наемные… Мы действуем, применяясь к закону: лишь выслеживаем нарушителей общественного спокойствия, злодеев политических; мы их не задерживаем, а делаем лишь возможность к розыску, открытию и поимке их правительственными официальными лицами… Охрана введена не во всей России, лишь в некоторых частях ее и подразделена на округа. Петербург с прилегающими к нему некоторыми губерниями вверен особому округу, который ведет Павел Павлович Демидов Сан-Доната и товарищем у него Александр Михайлович Безобразов — кавалергард, и вот к Демидову-то я и просил бы вас поступить в помощники“.

22 октября 1881 года Смельский посетил Шмидта и познакомился у него со штаб-ротмистром Кавалергардского полка Безобразовым. Шмидт на сей раз рассказал, что „при обществе имеется агентура трех родов: физическая, в состав которой входят лица, находящиеся во всех тех местах, где проезжает Император и его семейство; внутренняя, т. е. входящая в круг социалистов-революционеров, мнимо преданная им; и бригадная, исследывающая секретно повсеместно все деяния революционеров…[200] Мне дадут жалованье по 6 тысяч рублей в год и 1200 рублей на разъезды по Петербургу и пригородам… Безобразов, говоря об агентуре, отозвался, что все агенты плохи, слабее агентов нигилистов, что дела их идут слабо… По воле Государя, на содержание их общества на этот год отпущен 1 миллион из числа тех миллионов, которые оказались при ревизии сумм министерства Двора… Деятельность охраны началась с апреля нынешнего года, агентура учредилась с конца июля… Охрана еще не имеет надлежащей организации..“

5 ноября 1881 года Смельский оказался у князя Демидова, который представлял собой „фигуру довольно молодую, с невзрачной и неумной физиономией“. „„Мы новички, — сказал князь, — …научите нас, вы практик, знающий дело“. Демидов сознался мне, что у него есть человек 8 агентов, но только ничего не делающих, кроме вреда, но еще и требуют от него денег, и он им дает, лишь бы они не болтали в народе о деяниях охраны… 6 ноября 1881 года Шмидт сказал, что я даже буду членом совещательного присутствия по охранению Особы Его Величества… Не весь город относится к ведению бригадиров: 7 главных улиц охраняются особою организациею… У Безобразова присутствовал при докладе бригадиров 4-х участков, они взяты из числа бывших агентов секретного отделения городской полиции или из упраздненного III отделения… Их жалованье по 260 рублей в месяц“.

Приведем наиболее интересные, на наш взгляд, извлечения из устава „Священной дружины“:

„§ 3. Организация „Священной дружины“.

а) Совет Первых Старшин (С. П. С.) руководит всеми делами „Священной дружины“.

в) „Священная дружина“ состоит из двух отделов: 1-й отдел имеет специальное назначение и состоит под непосредственным влиянием С. П. С. 2-й отдел состоит из последовательного ряда разветвляющихся пятерок и имеет назначение собирать сведения о революционной партии в России, исследовать (по мере сил и возможности) подробности этих сведений и сообщать их вверх по линии.

§ 5. Агенты.

Всем братьям разрешается иметь агентов для собирания сведений о нигилистах, но в таком случае они становятся полными ответчиками за действия своих агентов. Само собой разумеется, что агенты не должны знать о существовании „Священной дружины“ и не могут быть посвящены в ее тайны“.

Таким образом, агентурная работа фактически пускается на самотек и отдается в руки всем „дружинникам“, в подавляющей своей массе никакого понятия о ней не имеющим; при такой ситуации никакого действенного контроля за ней организовать было невозможно, что на практике вылилось в полную безалаберность, самодельщину и хаос.

*§ 7. Суд и наказание за проступки.

е) В случае проступка важного, где обнаруживается явное посягательство на учреждение „Священной дружины“, с участием злой воли и мыслью служить крамоле, судом произносится смертный приговор, который приводится в исполнение по распоряжению С. П. С.

§ 10. Отношение к полиции.

Брат, узнавший что-либо о нигилистах, должен немедленно сообщить о том вверх по линии. Если дело не терпит отлагательства, то он должен передать о замеченном местной полиции, не разоблачая себя как члена „Священной дружины“. На случай важных командировок братьям выдаются от С. П. С. особые карточки или знаки, по которым полиция может их узнать и с которыми они могут прямо обращаться к ее содействию. В случае недоразумений с полицией братья должны сообщить о том вверх».

вернуться

199

Этот объемный рукописный материал хранился в «Русском заграничном историческом архиве» (РЗИА), который был создан русскими эмигрантами в Праге в 1923 году, передан в СССР в 1945 году и осел в хранилищах спецхрана ЦГАОР в Москве. Свободный доступ к нему стал возможен лишь после перестройки и создания ГА РФ, где он хранится в фонде № 5881 (Коллекция отдельных документов белоэмигрантов, 1893–1939 гг.). Дневник готовился перед Февральской революцией к изданию и был опубликован в историческом журнале «Голос минувшего».

вернуться

200

Разделение агентуры дружины на три вида весьма условно. В сущности, так называемая «физическая» и «бригадная» агентура — это одно и то же: наружное наблюдение или филерская служба.

152
{"b":"190214","o":1}