ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моё прекрасное чудовище
Маятник Фуко
Корейская уборка
Подвох
Краденое счастье
Как найти любовь через Инстаграм. Флирт в Интернете и не только
Электричество дома и на даче. Как сделать просто и надежно
Я всегда прав на дороге. Юридическая грамотность автомобилистов
Приключение с русалками

Хорошо хоть, заколдованное обличье позволяло передвигаться на задних лапах – однако именно это делало монарха Трех ветров похожим на зверя, обученного ради ярмарочной потехи. Десять лет назад, в тот роковой день, когда родители Орвеля пострадали от заклятия безумца, он отказался присутствовать на карнавале, стесняясь своего звериного вида, – и это его спасло. Но именно тогда закончились времена, когда он мог следовать своим желаниям и прихотям. Безумный маг сжег в одной вспышке свою силу и жизнь, превратив короля и королеву в живые статуи. Чудовищно сильное проклятие изменило их истинный облик. Два года Орвель пробыл регентом, пока маги надеялись, что родовое проклятие Тарсингов возьмет верх над новым, но этого не произошло. Так и получилось, что в восемнадцать лет Орвель стал королем.

В столичном Университете Ледяной Короны до сих пор группа магов пытается решить, какая комбинация заклятий способна нарушить равновесие магических сил, удерживающих Инвойда дор Тарсинга и его супругу в нынешнем прискорбном положении. Орвель регулярно отчисляет им субсидии и получает длинные доклады, смысл которых сводится к короткому слову «никак».

Конюх подвел жеребца, Орвель дор Тарсинг вскочил в седло и привычно разобрал поводья. Ему никуда не нужно было ехать, просто захотелось прогуляться. Завтра будет некогда. И послезавтра. Два дня карнавала, будь он неладен, а потом все вернется к привычному порядку. Надо лишь перетерпеть нелюбимый с детства праздник. Основная добродетель королей – не мудрость, не доблесть, а терпение.

Щебенка брызнула из-под копыт серого, когда Орвель пустил его с места в галоп.

* * *

– Ой, какие мордочки! – воскликнула Тиль. – Они ручные, да? Я хочу их погладить!

– Что ты, Тиль! – попытался удержать ее супруг. – Они же грязные, они едят сырую рыбу. А если они кусаются?

Не услышав ни слова из его тирады, сударыня Брайзен-Фаулен уже опустилась на колени прямо на необструганные доски причала и потянулась к ближайшей тюляке. Морской зверь воспринял ласку флегматично. Круглые любопытные глаза тюленя уставились на Тильдинну.

– Ему нравится! – уверенно заявила молодая женщина. – Ух ты, мой хорошенький! Почему ты стоишь, Валь? Помоги мне забраться в лодку!

– Но…

Вальерд Брайзен-Фаулен был очень обыкновенным молодым человеком, здраво взирающим на мир. Он знал, что пирожные не растут на деревьях, штаны рвутся об гвозди, если взять чужое – можно поплатиться своим, и вообще жизнь не развлечение. Именно поэтому его восхищала уверенность Тильдинны в том, что мир вращается вокруг нее. Хотя он смутно чувствовал, что здесь что-то не так. Особенно когда желания драгоценной супруги приходили в противоречие с ее же безопасностью.

– Что значит «но»? – возмутилась Тиль. – Мы едем кататься!

– Но это может быть опасно…

– Ты же сам предложил!

Возразить было нечего. Тяжело вздыхая, Вальерд перелез через борт и оказался в лодке. Лодка закачалась. Валь предложил руку жене.

– Ах! – сказала Тильдинна.

– Может быть, не поедем? – с надеждой вопросил Валь.

– Ах, как замечательно! – уточнила Тильдинна, подбирая подол платья и устраиваясь поудобнее. – Поедем же скорее!

К несчастью для Вальерда, он умел править ездовыми тюленями. Однажды он гостил у родственников на побережье и освоил эту нехитрую науку. Ему даже в голову не пришло, что его молодая супруга может об этом не знать. Он предпринял последнюю попытку совсем не в том направлении:

– Тиль, мы же не знаем, чья это лодка! А если владелец будет против?

– Заплатишь ему, когда мы вернемся! – отрезала жена. – Ну?

Сударь Брайзен-Фаулен расслышал в ее голосе опасные нотки и перестал сопротивляться. В самом деле, как-нибудь все решится. Главное – чтобы Тиль была довольна. Сопя, Вальерд отвязал лодку, затем взял в левую руку поводья, а в правую – длинную палку с лоскутом кожи на конце.

– Пошли! Вперед! – Он хлопнул переднюю тюляку по шее.

Морские собаки заработали хвостами. Лодка двинулась к выходу из бухточки. Тильдинна захлопала в ладоши:

– Ах, Валь, ты просто умница! Как здорово!

Вальерд приосанился.

Тюляки бодро тащили лодку к выходу из бухточки. Скала слева напомнила Вальерду укоризненный профиль. Но через несколько минут каменная глыба предстала в другом ракурсе, сходство исчезло, а еще чуть погодя лодка выбралась на простор. В борт плеснула волна. Лодка вышла из тени острова, и вода за бортом из сероватой стала зеленой. Солнечные лучи пронизывали ее насквозь, играли бликами на поверхности воды, слепили глаза. Хотя было еще довольно раннее утро и от воды тянуло холодком, на солнце сразу стало теплее.

Морские собаки знали один-единственный маршрут – на Монастырский остров. Собственно, больше отсюда и плыть-то было некуда, разве что вокруг Золотого острова, огибая его обрывистый западный берег. Появляться посторонним на Острове магов, он же Тюремный остров, было строжайше запрещено, и островитянам не приходило в голову нарушить запрет. Ну кто по доброй воле сунется в тюрьму? Что называется, себе дороже. Поэтому ездовые тюлени папаши Зайна, покинув бухточку, привычно свернули налево – к Монастырскому.

– Мы плывем на Остров магов? – беззаботно поинтересовалась Тильдинна.

– Эээ…

Вальерд замешкался с ответом. И совершенно напрасно.

– Да, на Остров магов! – решила Тиль. – Мы ведь собирались там побывать! Это он?

Она деликатно ткнула пальчиком в Монастырский, бурая громада которого маячила прямо по курсу.

– Нет, дорогая, – со вздохом отозвался Вальерд, заранее смирившись с последствиями своей честности. – Это Монастырский. Остров магов во-он там.

Он показал палкой направо.

– Поворачивай! – распорядилась Тильдинна.

Сударь Брайзен-Фаулен молча натянул поводья. Морские собаки замедлили ход. Гулко плеснула под днищем лодки волна. Вальерд подтянул правый ремень и отпустил левый. Хлопнул кожаным лоскутом по темечку каждого тюленя по очереди и даже крикнул зачем-то:

– Эй, вы! Туда!

Тюляки покрутили курносыми носами. Удивились. Переглянулись.

И повернули к Тюремному острову.

* * *

Двое мужчин, с большим неудобством устроившиеся в сарае, ждали третьего.

– Слушайте, я что-то не пойму, зачем вообще нужны были эти сложности, – пробурчал один. – Можно было договориться и сразу взять лодку, делов-то.

Судя по одышке в голосе, это был грузный, массивный человек.

– Вы позабыли наши обстоятельства.

Ответивший сильно растягивал гласные, что свойственно жителям северного Поморья. Он говорил чуть свысока, ничуть не смущаясь недовольством первого.

– Уговор полугодичной давности – чепуха, не за что зацепиться. А в этот раз нас никто не видел вместе. Ни улик, ни доказательств. Со стороны все будет выглядеть как цепочка случайностей.

– Все равно не понимаю, – проворчал здоровяк. – А потом что?

– А потом уже будет все равно, – сказал помор, и жесткость его тона составила странный контраст с певучими долгими гласными.

– Скажите, Сто…

– Никаких имен! – рявкнул второй.

– Молчу, молчу, – примирительно буркнул здоровяк.

Он громко сопел, пытаясь усесться на полу поудобнее. Из мебели в сарае имелась поломанная табуретка, из прочих удобств – ржавое ведро без донышка.

Дверь распахнулась, и двое заморгали от яркого света. Здоровяк выругался.

– Можно идти, – шумно дыша, сказал тот, кого ждали. Это был высокий, нескладный, вертлявый парень с пегими волосами. – Ушел он. И все оставил, как договорено.

– Пойдем, – распорядился здоровяк. – Ты первый, Селедка.

Помор не сделал ему замечания. Видимо, «никаких имен» к Селедке не относилось.

Высокий парень кивнул и послушно двинулся вниз по тропе, по которой только что прибежал наверх. Идти было неудобно, узкая крутая тропа не давала опоры ногам. Камешки, срываясь из-под ног, прыгали и катились вниз, опережая идущих. Последний участок пути представлял собой крутой спуск, и сбоку даже были вкопаны перила. Взявшись за них, здоровяк глянул вниз и издал задушенный возглас.

12
{"b":"190222","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Асино лето
Пандемия: Всемирная история смертельных вирусов
Эльфийский для любителей
Ведьмин зов
Невеста по вызову. Дорогами нечисти
Думай как миллионер. 17 уроков состоятельности для тех, кто готов разбогатеть
Мир без силы
Детство в европейских автобиографиях: от Античности до Нового времени. Антология
Еще один шанс…