ЛитМир - Электронная Библиотека

Здание тюрьмы вместе с сопутствующими постройками располагалось почти у подножия острова, с западной его стороны, так что с Золотого тюрьму видно не было. Верхняя часть острова носила название Столовая гора или просто Стол. Нижние ворота тюремного двора вели к бухте, куда лодки привозили новых ссыльных и провизию, и в обычное время были закрыты. От верхних ворот начинался подъем на Столовую гору, и эти ворота в полдень распахивались, а в шесть вечера закрывались.

Двое охранников проводили взглядами выходящих ссыльных.

– Смотри-ка, старый змей повел напарника на прогулку, – заметил старший из охранников. – На что спорим, он один вернется?

– Поищи другого спорщика! – фыркнул второй. – Азарт к добру не приведет.

– Да ладно, куда уж хуже! Ты и так торчишь в заднице мира, – грубо сказал первый.

– Я тут деньги зарабатываю, – отрезал второй.

Разговор иссяк.

Весь персонал тюрьмы состоял из магов – таковы были правила. На всякий случай. Но сильные маги не желали подвергать себя добровольному наказанию и жить без магии, поэтому в тюремщики шли самые слабые маги, но развитые физически. Приятных людей среди них было мало.

Как только Бенга и Хунд вышли за ворота, Бенга кивнул северянину на ядро:

– Бери в руки, понесешь. Иначе не взберемся наверх.

– Почему я? – угрюмо спросил Хунд.

Бенга пожал плечами. На этот вопрос было так много ответов, что он не счел нужным выбирать какой-то один. И через несколько минут Хунд уже сосредоточенно сопел, поднимаясь первым в гору по крутой тропинке. Подъем требовал от скованных людей известной ловкости и слаженности движений. Сначала Хунд переставлял левую ногу, затем – правую, и одновременно Бенга делал шаг левой. Пока старик делал шаг правой, молодой маг выжидал. Короткая цепь, соединяющая браслет на правой ноге Хунда и браслет на левой ноге Бенги, не позволяла передвигаться иначе. Стоило сбиться с ритма – и оба покатились бы вниз, ломая себе руки-ноги-остальное.

Подъем на Столовую гору отнял у них часа два. Когда они выбрались на плато, молодой северянин хрипло дышал и весь вспотел, несмотря на холодный ветер. Он с неудовольствием отметил, что у проклятого южанина даже дыхание не сбилось.

– Видишь во-он тот скальный зуб? Давай к нему, – распорядился Бенга.

Плоская вершина вовсе не была такой удобной для прогулок, как казалась снизу. Словно лохматой шкурой, гора обросла кустарником, плети которого стелились по земле. Хунд на первом же шагу споткнулся об узловатый корень, нога его провалилась сквозь переплетения ветвей, и он едва удержал равновесие. Трудно было угадать, что таится там, под неопрятным серо-зеленым покровом листвы – ровная поверхность земли, яма, выступающий камень или корни. Кое-где над порослью поднимались невысокие бурые гребни базальтовых выступов. Идти приходилось осторожно, на каждом шагу проверяя, куда ставишь ногу. Еще здесь было куда холоднее, чем внизу. Погода испортилась, небо сплошь затянули серые слоистые тучи. Ноорзвей издевательски свистел в ушах. А проклятое чугунное ядро с того момента, как Хунду пришлось взять его в руки, прибавило в весе раз в пять.

Северянин остановился.

– А зачем нам…

– Там довольно ровная каменная площадка, – объяснил Бенга, не дожидаясь, пока он закончит вопрос. – Но если тебе так не терпится, что ты готов драться прямо здесь, я не против.

Руде Хунд со злобным ворчанием двинулся дальше. Невысокая скала, намеченная южанином в качестве цели, находилась на противоположной стороне плато. Молодой маг готов был заподозрить, что старик издевается над ним, заставляя пересекать Стол, – если бы не то, что Бенга шел тем же самым путем и ему так же коварно подворачивались под ноги камни, ямы и сучья.

Добравшись до останца, если и похожего на зуб, то на гнилой и раскрошившийся, ссыльные маги, не сговариваясь, уселись на камни и некоторое время молча отдыхали. Хунд подумал, что проклятый старик не настолько крепок, как хочет казаться. В следующий миг он едва успел увернуться от кулака Бенги, летящего ему в нос. Удар пришелся по скуле.

– Дикарь! – заорал Хунд, вскакивая на ноги.

Бенга взлетел с места одновременно с ним. Цепь держала их в полушаге друг от друга. На сухих губах южанина зазмеилась ухмылка.

– Напротив, мальчик, это ты варвар, – странным свистящим голосом сказал он. – Ты ничего не понимаешь в прекрасном древнем искусстве убивать. И уже не успеешь научиться.

В руке южанина блеснул невесть откуда взявшийся узкий нож. На Хунда вдруг накатила животная жуть. Пересохло во рту, встали дыбом волосы, противно вспотели ладони. Инстинкты пса, увидевшего змею, кричали – опасность! А старик медлил, глядя на молодого мага немигающим взглядом. Хунд лихорадочно осматривался, пытаясь найти что-нибудь, что может сыграть в схватке на его стороне. И вдруг взгляд его зацепился за темное пятнышко на серой поверхности моря.

– Лодка, – удивленно сказал он.

Кто-то шел прямиком к Тюремному острову и, судя по всему, собирался пристать с недозволенной восточной стороны. Смысл происходящего заставил молодого мага забыть о страхе, и даже ненависть к старику отошла на второй план.

– Не пытайся хитрить, – прошипел Бенга.

Руде Хунд прямо взглянул на него.

– Я не такой дурак, Змей, – коротко сказал он. – Взгляни сам. Быстро – она сейчас скроется!

И, наступив на свой инстинкт самосохранения, Хунд поднял руки, заложил за голову, сцепил пальцы на затылке и повернулся к Бенге спиной.

Южанин хмыкнул, выражая удивление – то ли поступком Хунда, то ли появлением лодки.

– Повернись, – бесстрастно сказал он.

Лодка успела исчезнуть за краем скалы. Неизвестный нарушитель должен был причалить к берегу практически под ними.

– Ты и впрямь не такой уж дурак, Пес, – задумчиво сказал Бенга. – Но назови мне хоть одну причину оставить тебя в живых.

– Я понесу ядро, – ухмыльнулся Руде Хунд.

* * *

– Валь, я замерзла, – жалобно сказала Тильдинна.

Муж не ответил. Сударь Брайзен-Фаулен стучал зубами от холода так сильно, что не мог говорить.

Расстояния на воде обманчивы. Когда Вальерд с Тильдинной ранним утром отплыли от Золотого острова, им казалось, что они доберутся до Острова магов за какой-нибудь час. Ну ладно, два. На самом деле путешествие отняло полдня.

Примерно на середине пути погода переменилась. Солнце скрылось за тучами. И без того холодный ветер стал резким, пронизывающим. Временами принимался накрапывать дождик. По-хорошему надо было повернуть обратно, но Тильдинне очень уж хотелось на таинственный Остров магов; к тому же супругам Брайзен-Фаулен по-прежнему казалось, что они вот-вот доберутся до цели. «Вот-вот» растянулось на долгие часы.

Вальерд отдал жене свой плащ, оставшись в одной рубашке. Разумеется, тот сезон, который на архипелаге Трех ветров называли зимой, не шел ни в какое сравнение с суровыми снежными зимами северного континента. Однако без плаща под ветром и дождем было очень холодно. И уж наверняка холоднее, чем Тильдинне – в двух плащах, своем и мужнином. Не переставая стучать зубами, Валь вздохнул. Эх, неспроста ему сегодня не хотелось просыпаться рано утром и выходить из дому!

Но вот наконец Остров магов приблизился настолько, что заслонил собой все. Отвесные базальтовые стены мрачными громадами надвинулись на путешественников, и их лодочка с упряжкой тюляк показалась совсем крошечной в сравнении с массивом камня. Восточный берег острова был неудобен – здесь не было ни одной подходящей бухты. Тюрьму для магов построили на западной стороне еще и по этой причине. Но Брайзен-Фаулены ничего об этом не знали.

– Валь! – позвала Тильдинна.

– Потерпи еще немного, милая, – пробормотал Вальерд. – Сейчас мы высадимся на берег, доберемся до жилья и отогреемся.

Он успокаивал не столько ее, сколько себя. От холода Вальерд соображал совсем плохо. То, что они вторглись в запретные места и от людей им лучше держаться подальше, он как-то упустил. Главное было – оказаться в тепле.

16
{"b":"190222","o":1}