ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Думаю, нам пора идти, — сказал Инженер. — Нас ждут другие добровольцы. Они тоже прибыли издалека, некоторые — из других галактик.

— Сколько их? — спросил Гэри.

— Немного, — ответил Инженер. — Очень немного. Жизнь — большая редкость во Вселенной. Похоже, Вселенной она не нужна. Порой мне кажется, что жизнь всего лишь странная болезнь, которой в космосе и быть-то не должно. Некое злокачественное образование материи, не имеющее право на существование. Вселенная так враждебна ко всему живому, что просто диву даешься. В космосе крайне мало планет, где жизни удалось-таки укорениться.

— И все же среди триллионов галактик должно быть множество цивилизаций, — заметил Кингсли.

— Вероятно, мы просто о них не знаем, — сказал Инженер. — Нам удалось вступить в контакт со считанными цивилизациями, и то с большим трудом. К тому же не все они могут быть нам полезны. Некоторые расы слишком отличны от нас по развитию и культуре. Например, расы, которые живут вообще без прикладных наук. Расы, целиком погрузившиеся в пучину философских размышлений. Расы, посвятившие себя исключительно эстетике и несведущие в науках. Мы связались только с теми научно-ориентированными цивилизациями, которые сумели поймать наши сигналы и ответить, а потом еще построить машину, чтобы добраться сюда.

— И каких только народов нет во Вселенной! — воскликнул Херб.

Инженер провел их через люк в просторный коридор, нескончаемый и пустой, как открытый космос.

Скафандры функционировали превосходно. Сила тяжести и давление в них были нормальными, а сами они были гораздо удобнее скафандров, которыми пользовались обитатели Солнечной системы.

Земляне неторопливо шагали по коридору вслед за Инженером.

— Долго вы строили свой город? — спросил Гэри.

— Долго, — ответил Инженер. — С тех пор как прилетели сюда.

— Прилетели? — удивился Гэри. — Так это не ваша родная планета?

— Нет, — сказал Инженер, но в объяснения вдаваться не стал.

— Послушайте, а ведь вы так и не спросили наши имена! — заявил Херб. — Вы даже не знаете, кто мы такие.

Гэри почудилось, будто он уловил слабое подобие сдержанной насмешки в ответе Инженера.

— Имена? — сказал он. — Вы имеете в виду личные обозначения? Я знаю, кто вы такие, без всяких имен.

— Возможно, — не сдавался Херб. — Но мы, в отличие от вас, мысли читать не умеем. Нам без имен никак не обойтись. — Он семенил за Инженером, почти наступая ему на пятки. — А у вас, Инженеров, есть имена?

— У нас есть номера, — ответил Инженер. — Да и те исключительно для архивных записей. Личность не имеет у нас такого значения, как в вашем мире.

— Номера, — тихонько буркнул Херб. — Как в тюряге.

— Если вам необходимо как-то меня называть, — сказал Инженер, — то мой номер 1824. Мне следовало сразу назвать его вам. Простите за невнимательность.

Они остановились возле массивной двери, и Инженер послал мысленный сигнал на такой высокой ноте, что у них зазвенело в мозгах. Дверь скользнула в стенной паз. Перед ними открылся гигантский зал, простиравшийся вдаль до бесконечности и увенчанный высоким сводчатым потолком, похожим на небесный купол.

В зале не было совершенно никакой мебели — сплошь пустое пространство с туманно белеющими вдали высоченными стенами. И лишь посреди зала виднелся круглый помост из белого камня, зависший футах в десяти над белокаменным же полом.

На помосте стояли несколько Инженеров, а вокруг них толпились странные бесформенные существа — кошмарные твари, словно сошедшие со страниц старинных романов ужасов. При виде их у Гэри застыла в жилах кровь.

Он почувствовал, как пальцы Кэролайн сжали его Руку.

— Гэри! — шепнула она еле слышно. — Кто это?

— Это добровольцы, явившиеся на наш зов, — пояснил Инженер. — Они проделали далекий путь, чтобы помочь нам.

— Во пакость-то! — с неприкрытым отвращением пробормотал Херб. — Так и хочется плюнуть да растереть.

Гэри не спускал с чудовищ глаз, завороженный их поразительным уродством. Хозяева Вселенной, подумал он. Самые сливки разумных цивилизаций космоса. Гнусные твари, в которых, как выразился Херб, действительно хочется плюнуть и растереть.

Инженер зашагал вперед, к широким пологим ступеням, ведущим на помост.

— Пошли! — пробасил Кингсли. — Мы им, небось, тоже страшилищами кажемся.

Земляне приблизились к помосту и взошли по ступеням. Инженер указал на них другим Инженерам.

— Эта группа прибыла с той самой планеты, за которой мы наблюдали долгие годы.

Инженеры уставились на землян. И все чудища тоже. Под их пристальными взглядами по спине у Гэри поползли мурашки.

— Добро пожаловать, — донеслась до них мысль одного из Инженеров. — Ты сказал им, как мы рады их прибытию?

— Сказал, — ответил Инженер 1824.

Для землян на помосте были поставлены кресла. Один из Инженеров приглашающе махнул рукой, и люди сели.

Гэри огляделся по сторонам. В креслах сидели только они одни. Инженеры, явно не знающие усталости, остались стоять. Некоторые из тварей тоже стояли. Какое-то страшилище стояло на одной ноге, поджав под себя вторую, точно спящий аист; правда, сходство с аистом на том и кончалось. Гэри попытался определить, к какому классу оно относится: уж точно не птица, не пресмыкающееся и тем более не млекопитающее. Такое и в страшном сне не приснится. Длинные костлявые ноги, раздутое брюхо, на голове — нечесаные лохмы, спадающие на бездумные рыбьи глаза.

Один из Инженеров заговорил.

— Мы собрались здесь, — плавно потекла его мысль, — чтобы обсудить способы и средства предотвращения грозной опасности, нависшей…

Точь-в-точь земной политик, подумал Гэри. Он попытался определить, кто из Инженеров держит речь, но лица их были одинаково бесстрастны и недвижны. Безмолвный оратор не выдал себя ни единым жестом или взглядом. Тогда Гэри попробовал найти среди них своего старого знакомого под номером 1824, однако все Инженеры были похожи друг на друга как две капли воды.

Речь размеренно катилась вперед: Инженер объяснял, в какой ситуации все они оказались и какие проблемы им предстоит решить, причем решить безотлагательно.

А Гэри переключился на созерцание тварей, собравшихся на помосте, — отталкивающих, гадких монстров, доставленных сюда из необозримых глубин Вселенной. Он разглядывал их с содроганием, обливаясь при этом холодным потом.

Некоторые из чудищ плавали в аквариумах, наполненных разными растворами. В одном аквариуме раствор кипел и исходил паром, словно там шла бурная химическая реакция; другой был мутным и грязным; третий — прозрачным, как вода, но в нем сидела такая отвратная нечисть, что у Гэри захолонуло сердце. Еще один гость был заключен в большом стеклянном шаре, где клубились ядовитые на вид газы. Наблюдая за шаром, Гэри вдруг почувствовал приступ настоящей паники и с благодарностью подумал о клубящемся внутри тумане, ибо сквозь него на миг проглянуло нечто совершенно невообразимое, способное одним своим видом свести человека с ума, не будь этой защитной мглистой пелены.

В небольшой стеклянной банке, стоявшей на каменном пьедестале, извивались в корчах какие-то тошнотворные пиявки. Прямо напротив Гэри на корточках сидело осклизлое чудище с пятнистой кожей, слюнявым ртом и узкими, как щелочки, глазками. Оно устремило на землянина пронзительный взгляд, и Гэри поспешно отвел глаза.

Ни единого существа — за исключением Инженеров, — хоть отдаленно напоминающего человека. Некоторые твари были похожи на жуткие карикатуры самых омерзительных форм земной жизни, а другие не были похожи вообще ни на что.

Неужто это действительно лучшие образчики разумной жизни во Вселенной? А может, земляне им тоже кажутся безобразными монстрами?

Гэри глянул на Кэролайн. Девушка внимательно слушала, подперев подбородок ладошкой. Имела она их всех в виду, подумал Гэри. Она этих чудищ в упор не замечает.

Инженер закончил речь. В зале стало тихо. И вдруг новый мысленный импульс буквально шарахнул Гэри по мозгам. Мысль была холодной, жестокой, абсолютно механистичной и почти бессознательной. Гэри быстро обвел взглядом помост, силясь понять, кто ее передал. Наверное, жуткое нечто из стеклянного шара, решил репортер. Значения мысли он не понял, осталось только смутное впечатление о каких-то атомных структурах и математических формулах, относившихся, похоже, к чудовищному давлению, способному обуздать приток энергии.

17
{"b":"190233","o":1}