ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блисс, спотыкаясь, двинулась вперед. Она так и продолжала сжимать в руках букет. Что это Шайлер делает рядом с Джеком Форсом? Он же вроде как должен быть связан узами. Но нет, Шайлер никогда не следовала правилам. Вампирский кодекс ее не касается. Как там ее назвал Посетитель? Эгоистичная. Ничем не примечательная. Вероломная подруга.

Блисс чувствовала себя брошенной и одинокой. Может, Посетитель и прав. Может, он и вправду единственный, кому она действительно может доверять. Мать даже не потрудилась подождать ее, повидаться с ней, поговорить с дочерью, которая так отчаянно в ней нуждалась. Что же касается Дилана — может, он тоже вероломен. Действительно ли он исчез? Действительно ли его к ней не пускают? Раньше он прорывался — что же его удерживает теперь?

Вот ее ничто не удержит.

Возможно, Посетитель прав. Она не могла больше думать. Она плохо видела. Знала лишь одно: она невыносимо устала слышать этот голос в своей голове. Невыносимо устала бороться.

«Давай! НУ ДАВАЙ ЖЕ! УБЕЙ ЕЕ!!!»

Она очень-очень устала сопротивляться и быть хорошей... Может, если она сделает то, что он требует, он перестанет ее мучить? Может, если она сделает то, что он хочет, ее наконец-то оставят в покое...

Блисс дошла до места, где сидела Шайлер, и извлекла из букета осколок стекла.

Глава 67

ШАЙЛЕР

— Теперь ты поправишься. Все будет хорошо, — пробормотала Шайлер.

Джек спал у нее на руках. Девушка знала, что он будет жить. Она это чувствовала. Ее кровь спасла его. Она была единственным, что могло его спасти. Она вернет жизнь в его тело и изгонит черный огонь Левиафанова копья.

Шайлер оглядела пустой собор. Мими еще не вернулась. Ее бывшая заклятая противница выглядела сломленной и потерянной. Там, в глубинах глома, что-то стряслось.

Шайлер покрепче прижала Джека к себе, но тут послышались шаги. Кто-то шел к ней. Кто-то остановился, нависая над ней.

— Блисс, что ты делаешь?! — Воскликнула Шайлер.

Ее подруга выглядела сейчас словно ведьма: рыжие волосы растрепаны, черное платье порвано, а в руках она держала что-то блестящее и зловещее.

— Прости, Шайлер. Прости, — всхлипывая, выдавила Блисс.

Шайлер положила Джека на пол, стараясь уберечь его. Она встала и заслонила лежащего.

— Блисс, положи нож.

— Я не могу... я должна, — проскулила Блисс. — Я не хочу, но я должна.

— Что ты имеешь в виду? Что происходит? Что с тобой стряслось?

— Мой отец... он у меня в голове. Он приказывает мне. Он сказал, что я должна это сделать, или я никогда больше не увижу Дилана.

— Твой отец? — Переспросила Шайлер.

Но она уже поняла, каков будет ответ. Как там однажды сказала Корделия? «Мы опасаемся, что какое-то из наших старейших семейств укрывает самого Темного князя. Мы не знаем, кто это делает и каким образом, но подозреваем, что предательство проникло в самые верхи Совета». Блисс Ллевеллин все это время была Серебряной кровью. Блисс носила в себе Люцифера. А потом Шайлер вспомнила слова Лоуренса: «Твоя сестра станет нашей погибелью». Блисс — вот ее неизвестная сестра. Блисс была рождена, чтобы убить ее.

— Нет, Блисс, ты вовсе не должна это делать... Я могу помочь тебе. Мы что-нибудь придумаем. Ты не должна выполнять его приказы.

Блисс не ответила. Вместо этого она кинулась на Шайлер. Та едва успела увернуться. Но Блисс поймала Шайлер за подол юбки и потащила к себе. Шайлер чувствовала, как клинок медленно приближается к ее сердцу. Вот и Джек рисковал жизнью ради нее, а она — ради него, и все понапрасну. А она ведь знала...

— Блисс, пожалуйста! — Расплакалась Шайлер. — Не надо!

Клинок был уже в дюйме от груди Шайлер, но в последний момент Блисс заколебалась.

— Прости! Прости, пожалуйста! — Воскликнула Блисс, отпустив подругу.

Слезы ручьем текли по ее лицу.

— Блисс, перестань! Что ты делаешь?! — Закричала Шайлер. — Нет!

Блисс мощным ударом вонзила меч архангела себе в сердце, оборвав свою жизнь, и стекло рассыпалось на миллион осколков.

Глава 68

МИМИ

Сообщество было охвачено смятением. Форсайт Ллевеллин исчез. Похищен Кроатаном? Или он сам — Кроатан? И кому теперь можно доверять? Мими размышляла над тем, отчего Форсайту настолько не терпелось устроить заключение уз. Действительно ли он настолько пекся о благе клана или тут крылось нечто иное? Знал ли он, что скрывается под собором? Тем временем в Совете царил хаос. Конец света — Серебряная кровь в церкви! На заключении уз! Это было безумием, не имеющим оправдания! Нужно было встретиться и обсудить, что делать. Встречи происходили одна за другой, и разбирательства тоже, а решения так и не принимались. Мими поняла, что они с Джеком нужны Совету даже сильнее, чем прежде. Даже сильнее, чем вчера.

Собор благополучно пережил нападение; он совершенно не пострадал, если не считать того, что абсолютно все поверхности покрылись черной пылью. Когда на рассвете следующего дня Мими вошла в двери собора, она была до некоторой степени рада, что на этот раз на церемонии не будет никого, кроме них с Джеком. Потому что их заключение уз касалось не только их двоих — оно было нужно для выживания их народа. Таков был ее долг.

Мими явилась в собор в простой футболке и джинсах. Нынче здесь не будет ни фотографов из колонок светской жизни, ни почетных гостей. Все произойдет так, как на заре истории Рима. Их узы будут заключены без свидетелей — но они и не нужны. Достаточно сказать друг другу те самые слова.

Такова их судьба и таков их путь.

Мими подошла к алтарю и зажгла свечу. Джек должен скоро подойти. Они приехали к собору на одном такси, но Джек попросил ее подождать внутри, пока он ответит на звонок.

Но минуты шли, а Джек так и не шагнул через порог собора, и тогда Мими поняла. Он никогда сюда не войдет. Он снова солгал ей, потому что он ее недостоин. И никогда не будет достоин.

Не то что... Но Мими не сумела выговорить это имя вслух. Кингсли. В сознании девушки пронеслись картины того, что могло бы быть: они двое, вместе охотящиеся на Серебряную кровь... жизнь, полная опасностей и приключений... шанс снова быть самой собой...

Мобильник Мими завибрировал. Это было сообщение от ее брата. Всего одно слово: «Прости».

Мими задула огонек. В нем больше не было нужды.

Итак, она оказалась права. Джек бросил ее ради полукровки. Он не собирается чтить их небесные узы. Не собирается исполнять свой долг. Она пожертвовала своей любовью — а он своей не пожертвовал. Он отверг собственное предназначение, искушая судьбу и смерть, восстав против закона небес и закона их крови.

Она никогда не простит ему этого. Она могла уехать в Париж, когда Кингсли просил ее об этом. Она могла выбрать счастье. Но не стала это делать. Она слишком поздно приняла решение.

И теперь она осталась одна.

Кодекс вампиров требовал, чтобы всякий, кто нарушит священный закон, был предан смерти через сожжение крови. Чарльз отказался подвергнуть Аллегру этому наказанию. Но Мими не Чарльз.

Мими вышла из собора, понимая, что если она еще когда-нибудь увидит Джека, она должна будет убить его.

Глава 69

БЛИСС

Когда Блисс пришла в себя на следующий день после даты заключения уз, оказалось, что она лежит в удобной постели, под лоскутным одеялом. У кровати сидела какая-то румяная женщина в потрепанном свитере и вязаной узорчатой юбке и вопросительно смотрела на Блисс.

— Мисс Мюррей? — Удивилась Блисс.

Что здесь делает ее учительница истории?

— Ты пережила нелегкое время, милая. Не волнуйся и не напрягайся.

Комната была маленькой и уютной, и Блисс поняла, что это и было все жилище. Девушка никогда еще не бывала в такой маленькой комнатке, практически размером со шкаф. Здесь умещались кровать и печка — и все. Если бы Блисс все-таки решила напрячься, она вполне могла бы готовить обед, не вставая при этом с постели. Но, невзирая на малые размеры, помещение было теплым и удобным.

55
{"b":"190237","o":1}