ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Изображение походило на череду загогулин, и ничего волнующего в нем не было. Уж точно не настолько, чтобы эвакуировать постояльцев престижного отеля, испортив им вечер. Венделл Рэндольф, магнат Голубой крови и владелец «Карлайла», будет недоволен — можно даже не сомневаться. Мими увидела, что он уже прислал ей несколько сообщений.

— Это картинка с обоев у нее над головой. Блики получились, когда венаторы подсветили изображение. Это называется «капуста и виноградные лозы». Знаменитый узор Уильяма Морриса — он был снят с производства в восьмидесятые годы девятнадцатого века. Но в тридцатые годы двадцатого века, когда строилась эта гостиница, хозяева заказали той же самой фабрике партию таких обоев. После реконструкции, проведенной в прошлом году, изначальные обои сохранились только в нескольких комнатах. Две мы уже проверили. Эта — последняя.

— Мы здесь из-за обоев? — переспросила Мими. — Вы эвакуировали целую гостиницу, использовав массовое принуждение против всей этой Красной крови, из-за каких-то обоев?

Она изо всех сил старалась сдержать эмоции.

— Это все, что у нас есть, — извиняющимся тоном произнес Оливер. — Ты сказала, что никто не умрет, пока ты на посту. Мы должны испробовать все.

Дверь лифта отворилась, и Мими увидела Сэма с Тэдом, занявших позицию перед дверью номера люкс. Остальные члены команды разместились в коридоре.

— Даешь добро? — спросил Тэд.

Мими не знала, что и сказать. До сих пор они действовали, не советуясь с ней, — с чего вдруг им потребовалось придерживаться протокола теперь? Отступать уже поздно. Возможно, это было простой любезностью — раз уж она тут появилась. Это все же лучше, чем грубость Хелен Арчибальд. Надо потакать своим венаторам. Мими кивнула.

— Даю. Вперед.

Ударная группа ворвалась в номер, заполонив пространство, со взрывами гломовых гранат, со сверкающими мечами наголо.

В кресле сидела привязанная девушка.

Увы, это была не Виктория.

Они захватили врасплох актера, кинозвезду, который вернулся сюда накануне вечером со своей новой подружкой. При виде одетых в черное, вооруженных венаторов он уронил двухквартовую бутылку шампанского и грохнулся в обморок.

 ГЛАВА 23

ПАБ

После провала налета на « Карлайл» — вину за каковой Мими тут же возложила на плечи Оливера, чтобы предотвратить критику ее венаторов, — она на следующий вечер встретилась с братьями Леннокс в их излюбленном пабе. Ночь была темной. До появления в небе молодой луны оставалось меньше двадцати четырех часов. Время на исходе. Мими знала, что ребята не оценят того, что она собиралась им сказать, но у нее не было выбора. Она — регент, и это ее долг. Она не собиралась терять никого из своих. Она надеялась, что у Ленноксов есть для нее хорошие новости.

В этом пабе нелегально торговали спиртным во времена сухого закона, когда Голубая кровь была единственным поставщиком алкоголя во всем городе. Здесь сохранились изначальные двустворчатые двери, замочная скважина, в которую можно было заглядывать, древесные опилки на полу, скамьи из сучковатых сосновых досок, расписанных именами друзей и врагов.

Венаторы всех типов — жизнерадостные ветераны с потертыми лицами и сигаретами в углу рта и поджарые новые рекруты, явившиеся прямиком из Лэнгли (ЦРУ было создано венатором, и изначально тренировочный центр Голубой крови располагался в том же городе штата Виргиния), — теснились за столиками бок о бок с эксцентричными студентами Нью-Йоркского университета, забредшими сюда и понятия не имеющими, что сидят в окружении вампирской тайной полиции. Здесь имелись бильярдный стол, мишень для игры в дротики и доска за стойкой бара, на которой мелом писались результаты раундов.

Мими отыскала Сэма в дальней кабинке, в окружении пустых бутылок, и уселась напротив него.

— Моя очередь! — объявил Тэд, принеся три пинты темного горького эля, дополненного сверху золотым лагером.

Они это называли «Черный с рыжим». Мими обычно не нравился вкус пива — она предпочитала мартини или вино, — но она также не любила устраивать суматоху. Она попробовала напиток. А вообще-то не так уж и плохо. Не так пикантно, как кровь... Она вспомнила вкус крови Кингсли, сладкий и острый. У Мими перехватило горло, а на глаза навернулись слезы, и на мгновение ей показалось, что сейчас она расплачется. Но все-таки она удержалась.

— Во-первых, не наезжай ты на этого проводника. Хазард-Перри хотел как лучше, — сказал Сэм. — Гипотеза была не хуже любой другой. Парень не спал несколько дней. Он вкалывал больше всех.

— Возможно, но этот выскочка, Венделл Рэндольф, требует, чтобы я освободила должность «за злоупотребление полицейскими силами». Он заявил, что на следующем совещании потребует белого голосования.

— Не потребует. Он просто спускает пар, — отмахнулся Тэд. — У них нет никакой альтернативы, кроме тебя, и они все это знают.

— Возможно. Слушайте, ребята, мне трудно это говорить... — Мими глубоко вздохнула. — Я понимаю, что всю последнюю неделю мы работали с полной отдачей, и я ценю ваши старания, но у меня нет другого выбора: если мы не найдем Викторию сегодня ночью, я сниму защитные заклинания. Я не хочу этого, но это единственное, что мне осталось. Я не могу допустить, чтобы Викторию сожгли, ни в онлайне, ни как-либо иначе... По крайней мере, со снятыми защитными заклинаниями мы точно узнаем, где она, и сможем вытащить ее оттуда.

— Венаторы встретили эту новость кислыми минами.

Это огромный риск. Ты же понимаешь: если Серебряная кровь выкинет какой-нибудь фокус в это же время, мы окажемся легкой добычей, — предупредил Тэд.

— Я понимаю масштабы риска. — Мими вскинула руки. — Но что еще мне остается?

— Чарльз никогда бы этого не позволил, — заметил Сэм. — Даже во время тех убийств, — добавил он, имея в виду события двухлетней давности, когда несколько подростков Голубой крови были выпиты досуха.

— Чарльз допустил смерть шестерых бессмертных, — отозвалась Мими. — А Лоуренс потерял почти весь Совет в Рио. Нет. Я приняла решение. Если мы не найдем Викторию до полуночи, я так и сделаю.

Сэм откинулся на спинку стула и заложил руки за голову. В морщинах на лице венатора отразились все годы жизни бессмертного.

— Но разве ты не должна для этого получить одобрение всего Совета?

— Во время войны — нет. Только не тогда, когда действует доктрина региса, — ответила Мими с легким самодовольством. «Как насчет заглянуть в кодекс?» — подумала она. — И, джентльмены, если вам все еще не ясно, позвольте напомнить, что мы находимся в состоянии войны. И я не допущу, чтобы наши органы безопасности увязли в бессмысленных бюрократических проволочках.

Тэд с Сэмом переглянулись, и Сэм пожал плечами.

— Ну, тогда ладно. Как ты сказала, это твой долг, мэм. Но дай нам все время до последней минуты, прежде чем ты нажмешь на спусковой крючок. Мы хотим, чтобы кто-нибудь до упора работал над этим маскирующим заклятием. Мы найдем ее. Ты помнишь, что случилось, когда регис в прошлый раз снял охранные заклинания.

На самом деле Мими не помнила, но признаваться в этом не собиралась, особенно после того, как объявила им о своем решении. Кроме того, чего он хотел добиться, называя ее «мэм»?

— Ладно. Но ни минуты больше.

— Еще мы хотели тебе кое-что показать, — сообщил Сэм. — Мы получили ответ от Ренфилда. Кстати, а чего с ним такое?

— Он насмотрелся фильмов, отснятых конспираторами, — ухмыльнулась Мими, — В следующий раз вы узнаете, что он собирается начать пахнуть розами.

Сэм фыркнул.

— Он к нам явился с классной вещью. Помнишь те три штуки, которые мы обнаружили в ролике? — Он принялся рисовать на салфетке. — Совокупляющиеся животные. Голова барана. Змея, — Он постучал ручкой по рисунку.

— Угу.

— Историки отыскали кое-что в архивах — вот, взгляни.

Сэм толчком послал к Мими по столу какую-то книгу. Это был старинный том из Хранилища, вероятно, самого начала шестнадцатого века, как предположила Мими по витрувианскому силуэту на корешке. Она почувствовала запах архивной пыли.

24
{"b":"190238","o":1}