ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Другого выхода нет, любимая, — произнес Джек. — Чтобы мы с тобой были свободны, я должен предстать перед судом крови. Я никогда себе не прощу, если из-за меня пострадаешь ты.

Шайлер задрожала.

— Они сожгут тебя! — прошептала она.

— Ты совсем не веришь в меня?

— Я поеду с тобой, — заявила Шайлер, хотя и знала что не сделает этого. Она должна завершить работу, начатую ее дедушкой. На ней лежит ответственность за наследие их семьи. Невинных женщин и детей убивают во имя благословенного.

— Нет. Ты сама знаешь, что не должна этого делать, — возразил Джек.

«Ты говорил, что мы никогда больше не расстанемся».

«И мы не расстанемся. Никогда. Есть способ, который позволит нам быть вместе всегда».

Джек опустился на колени и взглянул на Шайлер с безграничной любовью.

— Согласна?..

Шайлер ахнула и рывком подняла его на ноги. Ее переполняли одновременно и счастье, и горю.

— Да. Да. Конечно да!

Итак, решено. Шайлер отправится искать Екатерину Сиенскую и настоящие врата обетования, а Джек вернется в Нью-Йорк, дабы отвоевать свободу. Но прежде чем их пути разделятся, они заключат узы.

ГЛАВА 42

ДОРОГА В ПРЕИСПОДНЮЮ (МИМИ) 

Мими Форс подняла взгляд на сидящего напротив писца Хранилища.

— Венаторы подавили заговор. Роспуска не будет. На данный момент клан устоял.

— Я слышал. Поздравляю.

— Они намерены пока что сплотиться и поддержать меня. — Мими поджала губы, — Похоже, они понимают, что для них лучше.

— Что-то мне сомнительно, что ты притащила меня сюда из подвала лишь затем, чтобы бурно порадоваться победе, какой бы заслуженной она ни была.

— Ты прав. У меня к тебе дело. Пришел отчет Хранилища касательно заклинания крови, поразившего меня.

— И?

— Тот, кто его создал, не входит в Совет и вообще не относится к этому клану.

— Нет?

— Нет. И это был не нефилим, которого убила Дэмин.

— Тогда кто же это был?

— Не знаю. Это нам и нужно выяснить. И еще, — добавила Мими. — Когда пришел отчет, я тогда же получила обратно куртку, которая была на мне в тот день. И нашла там вот это. — Она показала юноше крест с инициалами О. X. П. — Это твое?

Оливер кивнул.

— Ты положил ко мне в карман талисман. Единственное, что могло отразить заклинание крови. Я осталась в живых благодаря тебе.

— У меня было предчувствие, что тебе это понадобится. Но я не хотел тебе ничего говорить, потому что опасался, что ты можешь не согласиться принять его от меня.

— Ты прав. Я бы не согласилась.

Мими никогда не поверила бы, что защита, исходящая от Красной крови, может хоть на что-то повлиять. Заклинание крови было квинтэссенцией зла, а эта защита — ее полной противоположностью. Это было своего рода самопожертвованием: создание такого талисмана предполагало, что тот, кто отдал его, сам остается беззащитен, уязвим для всего зла, таящегося во Вселенной.

— Тебе не за что меня благодарить, — сказал Оливер.

— Я и не собираюсь.

— Я имел в виду, что просто исполнял свою работу. Не мог же я допустить, чтобы кто-то прикончил регента, когда она находится под моим присмотром!

— Да, пожалуй.

Мими не могла смотреть юноше в глаза Он был не в ее вкусе, хотя и симпатичный, и большинство девушек наверняка сочли бы его привлекательным, с этой длинной челкой и щенячьими глазами. Но нет — она испытывала совсем иное чувство.

Совсем иное. Благодарность. Расположение. Она никогда прежде так не относилась ни к одному парню. Она могла испытывать желание, похоть, муки любви, но никогда не чувствовала подобной приязни.

Этот парень нравился ей. Оливер, как она начала осознавать, за какие-нибудь несколько недель стал ей другом, а она — ему. В прошлом им никогда не было дела друг до друга, но каким-то образом, потому что оба они были одиноки и горевали, он понял, что с ней творится, и не стал судить о ней по вспышкам, вызванным гневом и болью. Он и сам чувствовал то же самое.

Вдобавок они хорошо сработались. Поскольку между ними не было ни влечения, ни неловкости, они могли шутить, смеяться и поддразнивать друг дружку. Ну надо же — посреди всего этого дурдома она обрела друга.

— Не надо, — предостерег Оливер.

— Чего не надо?

— Сопли размазывать не надо. Ты мне по-прежнему не очень-то нравишься.

Юноша улыбнулся.

— Да и я от тебя не в восторге, — парировала Мими, хотя знала, что оба они врут. Ее лицо смягчилось. — Спасибо. Правда, спасибо, что был настороже, — произнесла она, стараясь подавить досаду. Ей все-таки трудно было чувствовать себя в долгу перед кем бы то ни было, и уж тем более перед человеком.

— Я тут немного покопался в архивных делах и подумал, что тебя это может заинтересовать. Согласно Книге заклинаний, сабвертио не убивает бессмертный дух. Оно лишь отправляет его в самый нижний круг преисподней.

Мими отложила золотой крестик.

— Подумаешь, новость.

— Слушай, если ты сумеешь найти врата и пройти по путям мертвых, ты сможешь вытащить его оттуда. Самому ему это не под силу. Но вместе с Ангелом смерти он, может быть, и сумеет выбраться, — взволнованно произнес Оливер.

— Одна небольшая загвоздка: кто знает, где находятся остальные врата? У меня нет времени гоняться за прошлогодним снегом.

— Я еще раз пересмотрел оставшиеся записи Лоуренса ван Алена. И думаю, что, с высокой степенью вероятности, врата обетования расположены не во Флоренции, а в Александрии.

— Зачем ты мне это говоришь? — спросила Мими.

— Венаторы отыскали твоего брата. Он покинул Флоренцию. Джек отказывается сдаваться им. Он сказал, что сдастся только тебе лично. И он один.

— Я видела этот доклад, — отозвалась Мими. — Ты очень хитроумен, друг мой. Мой брат вернулся в этот город, чтобы встать лицом к лицу со своей судьбой, и потому ты соблазняешь меня надеждой найти Кингсли, чтобы услать меня из города. Но какое тебе вообще до этого дело? Когда Джека не станет, у нее не останется другого выхода, кроме как вернуться к тебе.

— Мы можем уже к ночи быть в Каире, — произнес Оливер, проигнорировав колкость Мими.

Девушка приподняла бровь.

— Мы?

— Тебе нужен помощник.

— Итак... все дороги ведут в ад.

Мими опустила голову на сцепленные пальцы. Она может отправиться в Египет и спасти свою любовь либо может остаться в Нью-Йорке, встретиться с братом и вынести ему смертный приговор.

— Ну так как? Что-то мне сомнительно, что Кингсли наслаждается там.

Мими встала.

— Собирай вещи. Выезжаем вечером. Скажи венаторам, чтобы задержали моего брата, пока я не вернусь. Тогда я с ним и разберусь. Кто сказал, что у меня не получится убить одним выстрелом двух зайцев?

Мими улыбнулась. Она обретет любовь. А потом свершит возмездие.

ГЛАВА 43

ОХОТНИК И ДОБЫЧА (ДЭМИН) 

Пол Рейбурн был мертв. Он отомстил убийцам своей матери, но Дэмин предала его суду. Она сделала то, что намеревалась сделать. Она ощущала боль его смерти в собственной крови, но решимость ее была неколебима. Она повернулась к сидевшим напротив нее близнецам-венаторам.

— Он сказал, что в мире есть другие, подобные ему. Мы должны отыскать их.

Сэм Леннокс кивнул.

— И откуда же ты намерена начать охоту?

— Я просмотрела его дело. В его паспорте множество штампов стран Среднего Востока. Оттуда я и начну, — ответила Дэмин.

Нефилимы не проходят круги перевоплощений. Демоническое происхождение делает их бессмертными.

— Вы со мной? — спросила она братьев. Тэд пожал плечами.

— Нам велено торчать здесь, ждать, не появится ли Джек Форс. Я поговорю с регентом — пусть поставит на это дело другую команду.

— Хорошо. Моя сестра присоединится ко мне там, на месте. — Дэмин улыбнулась. — Она вам понравится. Она точно такая же, как я.

41
{"b":"190238","o":1}