ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, это? — хищно спросил король, нависая над лекарем. — Это и есть твоё лекарство? Отвечай! — кованый сапог двинул его под рёбра, вызывая сдавленный стон. — Отвечай!

— Вы же… здоровы, — Януш вскинул перекошенное от боли лицо, не замечая, как с разбитых губ срываются капли крови, — зачем вам… лекарство?!

— Лесная зараза повсюду, — рявкнул в ответ Андоим, — я могу подхватить её в любой момент, и разыскивать тебя не будет времени! Моя жена сдохла от этой хвори, и я не хочу быть следующим!

— Вас не было возле Таиры! — выкрикнул лекарь, заслоняясь от посыпавшихся на него ударов. — Вы не пришли даже к её смертному одру! Чего вы боитесь?!

Андоим нагнулся, подхватив Януша за порванную рубашку, с силой впечатал в каменную стену, навалившись всем весом, дёрнул тонкую ткань вниз.

— Я ничего не боюсь, — процедил король, прижимая его к стене. — А вот тебе следует бояться, Януш. Нет, тебя не казнят, нет! Я не могу лишить себя такого удовольствия — быть твоим палачом… Ты станешь работать на меня, ублажать меня, сделаешь всё, что я скажу! Так будет, Януш. И ты это знаешь… Ликонта больше нет, некому тебя защитить. Никому, кроме меня, ты не нужен. Никто даже не узнает, где ты…

Андоим склонился ближе — и тотчас зашипел, разомкнув кольцо. Януш успел ударить ещё только раз, прежде чем более крупный, сильный король пришёл в себя, ответив ударом на удар. Лекарь упал навнизь, голой спиной на осколки разбитой бутыли, прижимая дрожащие руки к разбитому лицу. Андоим размахнулся, запустив колбу с лекарством в сжавшегося Януша — стекло треснуло, выплёскивая драгоценные капли настойки, и Януш застонал сквозь зубы, с трудом открывая глаза. Кровь из рассечённой брови стекала на веки, капала с ресниц, мешая смотреть — но он смотрел, на разорённую королём собственную лабораторию, на крах всех трудов, на разбросанные по полу листки дневника и догоравшие в камине книги…

— Лекарства… нет… вы… разбили… последнее… — с трудом ворочая разбитыми губами, вытолкнул Януш.

— Ты сделаешь мне новое, — уже спокойнее проговорил король, присаживаясь на корточки рядом с лекарем, — уже во дворце. Мы устроим тебе лабораторию прямо в тюремных казематах… а я буду навещать тебя. Мы отлично проведём вместе время, Януш! Ты же знаешь, я всегда получаю то, что хочу. И ты в конце концов не стал исключением… А ведь годы ничуть не изменили тебя. Ты всё так же красив. Так же упрям. И совершенно беззащитен…

Дверь распахнулась так резко, что Андоим подскочил, в ярости оборачиваясь на того, кто, вопреки приказу, посмел побеспокоить короля и его жертву — и замер, округлившимися глазами глядя на появившегося на пороге Нестора Ликонта.

Герцог обвёл взглядом лабораторию — медленно, не спеша, оценивая каждый осколок, каждый валявшийся на полу листок, разлитые настойки и разбитые колбы, обугленные книги в камине, лежавшего на боку лекаря с разбитым, окровавленным лицом, порванной рубашкой, повисшей на локтях, спутанными волосами, обожжённой кипятком спиной…

Так же медленно выдохнул, поднимая глаза на разъярённого короля.

— Беглец! — выкрикнул Андоим. — Проклятый ублюдок! Как, как ты сумел вырваться?!

— Оправдан Высшим Судом, ваше величество, — Нестор сплюнул под ноги королю, выпрямился, глядя в покрасневшие, почти безумные глаза Андоима. — Через два дня состоится церемония особого назначения меня главнокомандующим валлийской армией. Все члены Высшего Суда соберутся для этого во дворце. Вы ничего не пропустите, ваше величество, — Нестор вновь демонстративно сплюнул, усмехнулся, жёстко, с отвращением глядя на Андоима.

— Ты лжёшь, лжёшь! — зарычал Андоим, сжимая кулаки. — Я отправил тебя на верную смерть! Ты должен был сдохнуть в клетке! Ты не должен сейчас стоять здесь, ублюдок!

— Должен, — по-прежнему не скрывая своего отвращения, выговорил Нестор. Сузил глаза, удерживая злой взгляд монарха. — Кто, если не я?

Андоим хватал ртом воздух, силясь вытолкнуть хоть слово. Угроза прозвучала слишком недвусмысленно — впервые Ликонт объявил ему войну так неприкрыто, так откровенно, и с такой ненавистью.

Ликонт вытянул левую руку, раскрывая свиток с аппеляцией, с подписями и печатями членов Суда. Андоим глянул на свиток, протянул к нему руку — но Нестор вовремя отдёрнул свою, сворачивая свиток.

— И теперь, когда я оправдан, — так же медленно, тщательно подбирая слова, заговорил Ликонт, — я имею полное право спросить, что забыло… ваше величество… в лаборатории моего лекаря? Оправданного, заметьте, по всем законам Валлии…

Андоим дышал тяжело и часто, глядя теперь уже за спину герцога. Появившаяся в проходе личная охрана Ликонта — лучшие рыцари войска, присягнувшие ему на верность — выполняли только приказы командующего. И, судя по всему, действительно были готовы на многое… Внезапно пришла на ум мысль о том, что собственный эскорт состоял всего из десяти воинов… И что Ликонту не составит никакого труда похоронить их всех здесь, в близлежащем лесу — вместе с королём. Их сочтут пропавшими без вести — а затем Нестор посадит на трон своего ставленника, младшего братца Ореста…

— Так что случилось? — уже ледяным тоном спросил Ликонт.

Андоим быстро взял себя в руки: каждая минута промедления грозила смертью. Нет, он не даст ублюдку такого шанса, нет…

— Барон Януш упал, — раздельно проговорил король, с ухмылкой глядя в лицо Нестора. — Крайне неудачно.

И, воспользовавшись тем, что герцог перевёл взгляд на лекаря, рванулся к двери, оттолкнув хозяина с прохода. Ему дали уйти, проводив долгими и неулыбчивыми взглядами — и уже через несколько минут королевский эскорт рванул с места, сопровождая карету монарха.

Нестор жестом распустил охрану; шагнул внутрь лаборатории, и плотно закрыл за собой дверь, присаживаясь около стонущего лекаря. Отвёл дрожащие ладони от окровавленного лица…

— У… уничто… жил… он… всё… уничтожил… — распухшими от ударов, лиловыми губами выговорил Януш. — Ле… лекарство… от… лесной… хвори… нас… настойка… разлил…

— Ты нашёл лекарство от лесной хвори? — удивился Нестор, помогая лекарю сесть. Януш дрожал, крупно, всем телом, даже не пытаясь совладать с собой. — Я и не знал…

— Т-ты… как… ты… О-Орест… и Н-Наала…

— Орест и Наала провернули большое дело, — помог Янушу Нестор. Скинув плащ, герцог накинул его на лекаря, скрывая побои и обширный ожог во всю спину. — Пришлось прибегнуть к помощи одного человека… я тебе позже расскажу, — как можно мягче проговорил Ликонт, поднимая лекаря на ноги. — Ты ведь сам себя лечить не можешь? — уточнил герцог.

— Н-не… — замотал головой лекарь, не удержавшись от болезненного стона: болела голова, звенело в ушах, перед глазами расплывались белые пятна — Андоим слишком сильно приложил его затылком о каменную стену.

— Понятно. Значит, вызовем знахаря…

Януш остервенело замотал головой, пошатнувшись от усилия. Голова тотчас пошла кругом, и он уцепился за за плечо герцога, с трудом удерживаясь на ногах.

— Ладно, — не стал спорить Нестор. — Тогда будем лечить своими силами. Тебе нужно отдохнуть…

— Ле-лекарство, — выдохнул Януш, поднимая на него слезящиеся глаза. — Нужно… работать… нельзя терять время… его… очень долго… делать. Есть запасы, но… их мало… больных много… а он… всё… в-всё… уничтожил… у меня… не осталось…

Нестор смотрел на друга, молча давая ему выговориться. Он держал его под локоть, даже кивал, помогая Янушу говорить, и с каждым словом, взволнованным, невнятным, понимал, что их дружба, давшая трещину в тот день, когда шпион донёс о пребывании лекаря в доме Синей баронессы, крепнет вновь, связывая в крепкий узел порванные нити.

Наконец лекарь сдался, дрогнув всем телом и попытавшись отвернуться, скрыть позорные, отчаянные слёзы — но Нестор рывком притянул его к себе, не давая уйти, удерживая левой рукой за локоть.

— Обещаю, Януш, — тихо проговорил Ликонт ему на ухо, стиснув руку почти стальной хваткой, — обещаю, ты больше его не увидишь. Никогда.

Януш судорожно выдохнул, сжимая руку друга в ответ.

56
{"b":"190245","o":1}