ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После нападения на финансовый район в лондонском Сити и взрывов в Вест-Энде прошло уже несколько месяцев, но стигийцы, похоже, больше ничего не предпринимали против Верхоземья.

— Если что-нибудь случилось, в новостях покажут. Давай нальём себе супу и пойдём есть перед теликом, — предложил Честер.

— Отличный план, — одобрил Уилл.

* * *

Из-за чрезвычайных мер безопасности в здание «Пале-Гарнье» в девятом округе Парижа выстроились огромные очереди. Жандармы с ручными сканерами тщательно досматривали всех, прежде чем пропустить в фойе театра, — специальное представление «Богемы» должны были посетить французский президент с супругой.

Своей очереди спокойно ждала женщина средних лет.

— Bonsoir, Madame,[6] — сказал ей жандарм, когда она протянула ему сумку для досмотра.

— Bonsoir,[7] — ответила женщина, пока второй жандарм провёл сканером вдоль её тела спереди и сзади.

— Anglaise,[8] — заметил первый, проверив билет, и добавил по-английски с акцентом: — Приятного просмотра.

— Спасибо, — ответила Дженни, и жандарм пропустил её внутрь.

Женщина направилась в зрительный зал искать своё место. Она как будто брела через туман, ничего перед собой не видя. Отыскав в конце концов нужное кресло, она села и стала тихо ждать начала представления.

Ничего особенного в Дженни Грейнджер не обнаружили ни сканеры, ни металлоискатели на вокзале Сен-Панкрас, где она села на поезд «Евростар» до Парижа. И в пути она вовсе не вела себя подозрительно, разве что почти всё время смотрела перед собой не мигая, но и это, и немного нездоровый цвет лица любой, кто обратил бы на неё внимание, мог списать на сильную усталость.

Однако теперь, когда все зрители в «Пале-Гарнье» почтительно встали, приветствуя президента Франции и его красавицу жену, Дженни начала рыться в сумке. Свет в зале погас, поднялся занавес.

Сосед Дженни раздражённо взглянул на неё. Она продолжала копаться в сумке, что-то быстро шепча. Присмотревшись, он понял, что с ней что-то не так: женщина со всей силы давила рукой себе на живот. Поскольку он был врачом, то, естественно, предложил соседке помощь, однако Дженни ничего не ответила, только зашептала громче.

Вдруг она вскочила и, встревожив весь ряд, стала пробираться к центральному проходу. Но вместо того чтобы направиться к выходу из зала, как поступил бы человек, которому нездоровится, женщина отшвырнула сумку и бросилась в сторону сцены. Туда, где на почётном месте сидел президент.

Она так и не добежала до него, но при взрыве погибло больше двадцати зрителей.

Многие очевидцы отметили, что всё произошло в одно мгновение: там, где упала женщина, вспыхнул ослепительный свет и раздался грохот. В то время как одни заключили, что террористка споткнулась о ковер, другие божились, что её перехватил один из сопровождающих президента. Поскольку этот человек оказался в числе погибших на месте, ни подтвердить, ни опровергнуть гипотезу не удалось. Но что бы ни остановило Дженни, до цели она не добралась, и охрана быстро вывела из театра президента и первую леди.

Несмотря на то что за Дженни Грейнджер не числилось связей с террористами и вообще каких бы то ни было политических взглядов, за исключением того, что она когда-то состояла в консервативном молодежном движении, следствие вначале предположило, что ей удалось каким-то образом пронести в театр взрывное устройство. Однако записи камер слежения и результаты судмедэкспертизы указывали на нечто совершенно иное и крайне удивительное.

По всей видимости, взрыв произошёл внутри тела террористки. Тщательный анализ данных подкрепил это предположение — на месте взрыва была обнаружена лишь малая часть её останков.

Быстро появилась версия о том, что Дженни удалили внутренние органы и расположили на их месте ёмкости с двумя веществами, которые при смешивании превращаются в мощную взрывчатку.

Эта женщина, самая обыкновенная лондонская домохозяйка, которая после такой чудовищной операции в любом случае не протянула бы и недели, была живой бомбой.

* * *

Опрятно одетый человек в очках, чем-то похожий на учёного, по пути с работы поднялся из метро и свернул направо на Кэмден-Хай-стрит, изучающе оглядывая группы гуляющих.

За последнее десятилетие рынок на Кэмден-Лок облюбовали тинейджеры, питающие слабость к чёрной одежде, — их можно было увидеть едва ли не в каждом магазинчике и павильоне. Но среди них даже в этот поздний час попадались туристы, надеющиеся успеть на последнюю лодочную экскурсию в Маленькую Венецию либо посмотреть систему шлюзов на канале.

Строгий костюм человека в очках резко выделялся на фоне ярких витрин, где красовались ботинки кричащих расцветок и кожаные ремни с громадными пряжками в виде черепов или перекрещенных пуль.

Человек внезапно остановился перед самым мостом через канал и отошёл в сторону, пропуская процессию австралийских туристов. Вынув из кармана пиджака мобильный телефон, он сделал вид, будто отвечает на звонок.

— По-твоему, это маскировка? — усмехнулся он. — Ты уже староват, чтобы прикидываться готом.

В паре метров от него, в тени проулка между двумя домами Дрейк рассмеялся в ответ.

— Может быть. Кстати, их теперь называют «эмо». В любом случае я по-прежнему фанат «The Cure».

Дрейк отступил глубже в тень, прижимаясь к щербатой кирпичной стене викторианского здания. Он был в свободной чёрной куртке военного покроя, таких же брюках и высоких «мартенсах». Но его собеседника позабавила вовсе не одежда Дрейка: тот побрился наголо, отрастил усы и бородку клинышком и вдобавок надел круглые солнечные очки с зеркальными стёклами.

— Тут кое-что произошло, думаю, тебе стоит знать, — сказал человек в костюме уже серьёзным тоном. — Я пытался отыскать сведения по трём образцам Доминиона, которые мы отдали на исследование…

— Но они исчезли из банка штаммов, — перебил Дрейк. — И в главной базе данных не осталось ни единого упоминания о них.

— Откуда?.. — воскликнул его собеседник. — Откуда ты знаешь? — Он стал разворачиваться к Дрейку.

— Нет! — остановил его тот. — За нами могут следить.

Человек снова повернулся лицом к дороге, кивнув, как будто соглашался с чем-то, что ему сказали по телефону.

— Именно поэтому мне нужна помощь моего лучшего иммунолога, — продолжал Дрейк. — Чарли, мне надо, чтобы ты изготовил ещё несколько доз вакцины против Доминиона. Я найду какой-нибудь новый способ их распространить. И ещё я бы хотел тебя попросить кое-что исследовать.

— Как ты меня назвал? «Лучший иммунолог»? — с напускным возмущением переспросил Чарли. — Готов поспорить, что я единственный иммунолог, к которому ты можешь обратиться, и уж точно я один такой дурак, чтобы согласиться и рисковать из-за тебя жизнью. — Переведя дух, он поинтересовался: — И как обставлено дело на этот раз?

— У тебя дома за мусорным ведром спрятан пакет. Там новые образцы крови, а ещё несколько вирусов, которые я прихватил с собой из Колонии. — Дрейк замолчал, дожидаясь, пока женщина, которая вышла на набережную рядом с Чарли, пройдёт мимо, а затем продолжил: — Один на редкость мерзкий — убивает за считаные часы, так что будь осторожнее.

— Мы с каждым патогеном обращаемся так, будто это великая чума, — заметил Чарли.

— Чудовищно близко к истине, — мрачно прошептал Дрейк. — Что ж, пожалуй, тебе не стоит здесь больше задерживаться. Через пару дней заскочу к тебе в гости.

— Хорошо, — согласился Чарли и нажал клавишу на телефоне, заканчивая воображаемый разговор. Через несколько секунд после того, как он удалился, мимо укрытия Дрейка прошли два перезрелых рока-билли в замшевых туфлях и с огромными чубами, выкрашенными в неестественный иссиня-чёрный цвет. Пристроившись следом, Дрейк вместе с ними дошёл до станции Кэмден, куда неожиданно стали подтягиваться полицейские фургоны.

вернуться

6

Добрый вечер, мадам (фр.).

вернуться

7

Добрый вечер (фр.).

вернуться

8

Англичанка (фр.).

4
{"b":"190252","o":1}