ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты в одной из переговорных. Ты сильно ударился головой, — объяснил полковник, указывая на лоб парня. — Я остановил кровотечение и перевязал рану, но тебе ещё нужно отдохнуть.

Уилл ощупал повязку и попытался понять, что произошло.

— Взрыв, — пробормотал он, начиная припоминать.

Невзирая на протест полковника Бисмарка, парень твёрдо решил, что встанет. Поднявшись с импровизированной койки, он в полумраке, который едва рассеивался слабым светом лампочки, увидел Эллиот и Честера, сидящих в креслах на другом конце комнаты.

— Эй! — воскликнул Уилл, обрадовавшись, что друзья в безопасности.

И тут как будто встала на место последняя деталь головоломки — он вспомнил, что было за долю секунды до взрыва. Уилл как наяву увидел родителей Честера в туннеле, ведущем на поверхность. Вот мистер Ролс обнимает жену… но дальше всё низвергалось в пламя, тьму и пустоту.

Парня словно мощным порывом ветра толкнуло вперёд, и он схватился за край стола, чтобы не упасть.

— Эй, — повторил он, на этот раз едва слышно.

— Привет, Уилл, — абсолютно ровным голосом ответил Честер. — Как себя чувствуешь?

— Голова болит… и немного кружится. И ещё в ушах звенит, — признался Уилл.

— У меня тоже, — сказал Честер. — Я обжёг руку, но не сильно. Повезло.

Уилл, держась за стол, подошёл ближе. Эллиот подняла голову, и их глаза встретились. Видно было, что она недавно плакала — на покрытых грязью щеках девушки слёзы оставили светлые дорожки.

Честер сидел неестественно прямо. Он вцепился в подлокотники кресла, будто на американских горках.

Уилл откашлялся.

— Честер… я… я не знаю, что сказать… Я… я тебе…

Он сделал ещё шаг и потянулся к руке Честера на подлокотнике, но не коснулся её.

Его друг, до этого смотревший прямо перед собой, на мигающую лампочку на столе, перевёл взгляд на руку Уилла. Губы Честера задрожали, как будто он вот-вот поддастся отчаянию. Но потом он поднял голову и с безразличным лицом снова уставился на лампочку.

Уилл остался стоять рядом, так и не убрав руку со слегка расставленными пальцами. Он слишком хорошо помнил, каково было ему самому, когда Ребекка хладнокровно расстреляла доктора Берроуза, но взрыв в туннеле за долю секунды лишил Честера обоих родителей.

Уиллу хотелось что-нибудь сказать. Что угодно, лишь бы заполнить тишину.

— А все остальные целы? — спросил он и тут же пожалел о том, как задал этот вопрос. «А все остальные целы? Ну на кой я сейчас к нему с этим пристал?» — в отчаянии подумал парень.

— Вроде бы да, — подтвердил Честер. Он бросил взгляд на Эллиот, которая утвердительно кивнула, и опять стал смотреть на лампочку. — Правда, у сержанта Финча несколько кошек погибло. Жалко.

Если что-то и могло расстроить Уилла сильнее, то только такой ответ. Его друг искренне жалел кошек в то время, когда сам перенёс тяжелейшую потерю. У Честера всегда были очень близкие отношения с родителями, особенно после того, как умерла его сестрёнка. Он стал для мистера и миссис Ролс единственной отрадой, а Уилл отнял его у них, потащив за собой в Колонию.

И отнюдь не по вине Честера его родители оказались втянуты в войну со стигийцами, а теперь поплатились за своё невольное участие в этом кошмаре. Уиллу так тяжело было сознавать, что только он за это в ответе, что ему сейчас хотелось броситься перед другом на колени и умолять о прощении.

Но он не стал падать на колени…

Вместо этого он снова потянулся к руке Честера и на этот раз дотронулся до неё. Честер не шелохнулся, когда пальцы Уилла коснулись его крепко сжатого кулака на подлокотнике кресла.

Получилось неловко, и Уилл не представлял, что делать дальше. Он не мог обнять Честера, как обняла бы Эллиот, будь она сейчас на его месте.

— Прости меня, пожалуйста, — пробормотал парень, убрал руку и, пошатываясь, побрёл прочь из комнаты. Он не мог там больше оставаться. Где угодно, только не там.

Оказавшись в кромешной темноте коридора, Уилл остановился.

— Господи… ну почему всё так вышло? — прохрипел он в отчаянии. У него сдавило горло от ненависти к самому себе. — Почему они должны были погибнуть? Почему они, а не я?

Парень попятился и наткнулся на стену. Стену, за которой его несчастный друг пытался совладать с горем.

Больше всего Уилла мучило то, что, как бы ему ни хотелось, он ничего не мог исправить. Он не мог вернуть Честеру родителей. Уилл себя чувствовал точно так же, как в далёком детстве, когда его мучили лихорадочные кошмары, от которых он просыпался с невыразимым ощущением, будто совершил какое-то ужасное преступление, и чувство вины, вины непонятно за что, мучительно жгло его изнутри.

Голова у Уилла всё ещё гудела от ранения, но он повернулся и с силой прижался лбом к стене. А потом начал биться головой о твёрдую поверхность, наслаждаясь облегчением, которое давала боль.

— Нет, нет, нет, нет, — повторял он.

Уилл прекратил, только когда кровь затекла ему в глаза. Проморгавшись, он услышал доносящиеся из Центра громкие голоса, потом грохот. Дрейк что-то крикнул. Мысль о том, что кому-то может быть нужна помощь, заставила Уилла взять себя в руки. Парень стал на ощупь пробираться по коридору в Центр.

В воздухе ещё висели облака пыли, но аварийное освещение в Центре позволяло разглядеть почти всё. Масштабы ущерба можно было оценить сразу: всё вокруг покрывал слой серого пепла, большинство столов упало. Те, что стояли ближе всего ко входу в туннель, почернели от огня.

Перешагивая через обломки на полу, Уилл направился туда. Метрах в шести или семи туннель, который прежде вёл на поверхность, был завален огромными кусками породы, провалившимися через бетонную крышу. С потолка и стен, будто рассечённые жилы, свисали обрывки вентиляционных труб и проводов. Почти вся уцелевшая часть туннеля была испещрена чёрными пятнами сажи — следами потушенного пожара.

— Нам повезло, что остались живы, — заметил Перри. Он тихо подошёл к Уиллу и вместе с ним посмотрел вокруг.

— А родители Честера… никак не могло случиться, что они спаслись? — спросил Уилл, глядя на камни.

Перри покачал головой.

— Данфорт был за бронированной дверью, так что, пожалуй, успел выбраться. А вот они, боюсь, нет.

Парень помолчал.

— Мы сможем прорыть отсюда ход на поверхность? — спросил он наконец.

— На то, чтобы разобрать такой завал, даже у команды землекопов с профессиональным оборудованием уйдёт недели две-три, — сказал Перри и тут же спросил: — В каком состоянии Честер?

— Честно говоря, даже не знаю, — ответил Уилл, повернувшись к старику. — По-моему, он до сих пор в шоке.

Перри пристально посмотрел на Уилла.

— У тебя всё лицо в крови. А полковник говорил, что промыл тебе рану, — с удивлением отметил он.

— Всё нормально, — пробормотал Уилл. Не признаваться же было, что он сам бился о стену! Парень обернулся и взглянул на Дрейка, стоявшего по колено в проводах на другом краю Центра, там, где прежде было рабочее место Данфорта. Дрейк что-то встревоженно крикнул Суини, возившемуся с другой панелью. — Плохи наши дела, так? — спросил Уилл у Перри.

— Помимо того, что нам надо как можно скорее выследить этих близнецов и их старших подружек, да, дела у нас сейчас не ахти, — подтвердил он. — Данфорт парализовал Центр. Все системы отключились. — Перри говорил так тихо и мрачно, что Уиллу трудно было его расслышать.

— Вообще все? — переспросил парень.

Перри вздохнул.

— У нас осталась пара спутниковых телефонов, на которых теперь нельзя поймать сигнал, несколько промышленных аккумуляторов и один-единственный ноутбук в рабочем состоянии. — Перри глубоко вдохнул и медленно выдохнул. — Может быть, я переоцениваю Данфорта — и когда я снова увижу этого поганца, клянусь, я его придушу собственными руками, — но я не думаю, что он хотел нас убить. Мне кажется, он даже не предполагал, что дойдёт до того, что миссис Ролс взорвёт жилет.

— Почему? — не понял Уилл.

— Он хотел только задержать нас внутри, чтобы успеть уйти достаточно далеко, не опасаясь преследования. Но в чем Данфорту не откажешь, так это в скрупулёзности — он вывел из строя все до единого запасные генераторы.

54
{"b":"190252","o":1}