ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ловко у вас получается, — заметила Ребекка-два, наблюдая за карандашом, быстро вращающимся в руке администратора.

— Спасибо. Научилась от бывшего друга, — отрешённо сказала девушка. Ей было очень интересно узнать, кто же удостоил своим визитом их чрезвычайно дорогое заведение, но когда она просмотрела список до конца, то обнаружила, что все немногие пустующие номера зарезервированы за постоянными клиентами, которых она хорошо знает. — У нас сейчас нет свободных мест. Так на чьё имя забронирован номер? — строго спросила администратор.

— Забронирован? — повторила Ребекка-два. Тут в приёмную прошествовал старый стигиец и обвёл взглядом фотографии на стенах, рекламировавшие различные виды отдыха, которые предлагал элитный оздоровительный центр в графстве Кент. Люди на снимках плавали в бассейне олимпийских масштабов, принимали грязевые ванны, наслаждались массажем и бегали по обширной территории, окружающей бывшую дворянскую усадьбу.

— Да, на чьё имя забронирован номер? Полагаю, на ваше, сэр? — спросила администратор у старого стигийца. Тот направился к застеклённой стене приёмной, выходившей прямо на бассейн, и остановился понаблюдать за утренним сеансом аквааэробики.

— Сэр? Вы меня слышите? — окликнула она его, не дождавшись ответа, и прикусила язык. Как бы ни раздражали её эти двое странных гостей, необходимо было соблюдать осторожность — старик мог оказаться важным клиентом.

Девушка внимательно рассмотрела его профиль, пока он изучал висящее на доске объявлений расписание занятий. Гладко зачёсанные назад волосы и длинный кожаный плащ навели её на мысль, что перед ней какой-то знаменитый режиссёр, а может быть, решила она, приглядевшись внимательнее, и музыкант. Она попыталась вспомнить, как зовут членов группы «Роллинг Стоунз» — они все такие же тощие и сухие. Да, это вполне может быть кто-то из них, решила администратор. Но точно не вокалист, который ещё так двигает бёдрами, того она бы сразу узнала, по губам.

Микроавтобус мог быть гастрольной машиной группы, а номер, наверное, забронировали на вымышленное имя. Такое в оздоровительном центре случалось нередко — многие знаменитости стремились избежать внимания прессы, пока возвращаются в форму.

Поэтому администратор терпеливо ждала, пока гость соизволит обратить на неё внимание, и вертела карандаш, негромко напевая «Time is on my side». Меньше всего она хотела оскорбить клиента, как его там.

В эту минуту через приёмную прошла группа полных женщин, направляющихся на занятия пилатесом. Они переговаривались, шумно дыша.

— Сколько человек здесь проживает? — осведомился старый стигиец, когда они ушли.

И уставился на администратора ледяными глазами, безжизненными, как чёрные дыры. Ей захотелось спрятаться от этого взгляда. Ей захотелось убежать.

— У нас сто двадцать мест, но ещё достаточно много клиентов, которые приезжают только на занятия и в тренажёрный зал.

Старый стигиец кивнул.

— И все ваши клиенты настолько же тучны, как эти женщины, которые только что тут прошли?

Естественно, администратора этот вопрос выбил из колеи.

— Мне кажется, это…

— Здесь хватит человеческой плоти для наших целей, — оборвал её старый стигиец, обращаясь к Ребекке-два.

— Что? — воскликнула девушка и потрясённо посмотрела на него.

Старик достал рацию из кармана плаща и что-то сказал в трубку на диковинном языке.

— Извините, сегодня не ваш день, — бесстрастно произнесла Ребекка-два.

Входные двери с грохотом распахнулись.

Позади Ребекки-два и капитана Франца возникло какое-то чудовище, брызжущее слюной. Карандаш администратора отлетел на другой конец приёмной.

Эрмиона с хриплым рёвом кинулась на стойку, опрокинув её. Несчастную девушку отбросило на пол. Эрмиона прыгнула на неё.

Издав торжествующий вопль, стигийка обхватила её лицо, опустила ей в рот яйцеклад и выдавила яйцо глубоко в горло.

Через секунду Эрмиона подняла голову. С яйцеклада капала густая слюна.

— Ещё… скорее, — прохрипела она. — Во мне столько деток!

С опаской посмотрев на неё, старый стигиец отошёл подальше и остановился у главного входа, где его приказа ожидал отряд Граничников.

— Думаю, начнём отсюда, — сказала Эрмионе Ребекка-два, направляясь к двери, в которую вошли поклонницы пилатеса.

* * *

— Возможно, это сработает, — объявил Дрейк. Вокруг его ноутбука собрались все, кроме Честера, который отказывался выходить из переговорной, и Эллиот, которая не хотела оставлять его одного.

Две недели были почти на исходе, и теперь сомнений не оставалось. Чувствовалось, что воздух стал разреженным, и дышать делалось труднее.

Уилл поглядел на остальных. В их глазах, отражавших мерцание компьютерного экрана, читалось нетерпение. Появилась хоть какая-то надежда. Ни одна из прошлых идей ни к чему не привела, и Уилл начал думать, что теперь их может спасти только чудо.

— Мы с Эдди чуть ли не под лупой просмотрели архитектурные планы Комплекса, — сообщил Дрейк. Он прокрутил несколько страниц на экране. — Вот чертёж горы в разрезе, где показано размещение сооружения относительно неё. — Ренегат выбрал нужный документ и постучал по экрану пальцем. — Как видите, Комплекс окружён внушительным слоем породы.

— Так и было задумано, — пробормотал Перри.

Затем заговорил Эдди.

— Сначала нам ничего не бросилось в глаза, но потом мы сопоставили эту схему с результатами геологического исследования, проведённого в пятидесятые годы.

Дрейк открыл на экране ещё один документ: чертежи горы в разрезе, но без единого намека на Комплекс. — В этом отчёте отмечены несколько участков на середине склона горы, где наблюдается сильная эрозия. — Он указал на один из чертежей. — И мы заметили, что на северном склоне, прямо над вот этим небольшим выступом, разрушение было особенно заметно. Прибавьте к этому шесть десятков лет воздействия воды и мороза, и можно ожидать, что порода выветрится ещё сильнее.

— Циклы таяния и замерзания, — вставил Уилл и тут же пожалел об этом, потому что Перри строго взглянул на него.

— А нам-то что с этого? — спросил старик у сына.

— Время и эрозия ничего не щадят, — улыбнулся Дрейк и перетащил изображение из предыдущего документа к геологическим чертежам. — Нам с этого вот что: если наложить схему комплекса на чертёж горы, то становится видно, что область самой сильной эрозии находится… — он указал на рисунок, — прямо за наружной стеной в конце второго этажа.

— Соответственно, это самая уязвимая точка Комплекса, — подытожил Эдди. — И если мы поместим у этой стены всю взрывчатку, которой располагаем, то есть небольшой, но всё-таки шанс пробить себе путь наружу.

Перри присвистнул.

— Очень рисковое дело, — заметил он. Старик опёрся на соседний стол и, теребя бороду, погрузился в размышления. Уилл заметил, что все взгляды устремились на него. Стэфани даже раскрыла рот и стала шевелить губами, словно подсказывая Перри слова о том, что этот план можно осуществить.

Наконец старик снова заговорил. Он качал головой.

— Я понимаю ваш замысел, однако взрывчатки в арсенале не так уж много. Потом, допустим, что мы задействуем всё до последней шашки динамита, но если план не сработает, то взрыв уничтожит весь оставшийся кислород в Комплексе. Мы просто приблизим свой конец. — Шмыгнув носом, он скрестил руки на груди. — Кроме того, что если всё, что осталось от Комплекса, просто-напросто обрушится нам на голову?

— Э-э… командир, — подал голос сержант Финч. — А вы не забыли…

— Нет, Финч, ничего я не забыл! — грозно рявкнул на него Перри.

Дрейк посмотрел на отца, потом на сержанта и снова на отца, пытаясь определить, о чём идёт речь.

— Если вы двое что-то от нас скрываете, я думаю, что мы имеем право это знать.

Перри мгновенно выпрямился.

— Нет! — отрезал он. — Некоторые вещи никто не имеет права знать. И Финч напрасно выступает: ему известно далеко не всё.

57
{"b":"190252","o":1}