ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какой-то бывший спортсмен.

– Не какой-то спортсмен, а известный. Можно сказать, гордость республики. Был одним из первых чемпионов мира по панкратиону. Это разновидность рукопашного боя, входившая в программу Олимпийских игр древности. Самая жесткая, даже жестокая.

Судоплатов, кажется, догадался:

– Поэтому я должен взять с собой Архиереева? Чтобы он вызвал амира на поединок?

– Нет. Не поэтому. Для Архиереева другая работа предвидится. Но опять же под твоим руководством. Китайские товарищи все тебе расскажут. Это не тот разговор, который может вестись через непроверенную систему. Но амир Азамат может и без того доставить много хлопот тебе, да и всему твоему отряду. Своих бойцов он постоянно держит в прекрасной спортивной форме, даже тренирует, я слышал. Не разрешает ни пить, ни курить, не говоря уже о том, что расстреливает наркоманов. Этим Тимирбеков и отличается от других полевых командиров. Поэтому ты с собой бери самых подготовленных. Молодых оставь дозревать.

Судоплатов что-то промычал, несколько секунд подумал, потом ответил:

– Извини, Владилен Федорович, у меня боевой отряд всегда составляется по собственному принципу. Я обязательно беру с собой четверть необстрелянных людей. Иначе как и где их научишь? Я с детства уверен, что лучший способ научить человека плавать состоит в том, чтобы сбросить его с лодки посреди реки. Меня именно так в свое время учили не только плавать, но и воевать. Кажется, я это освоил и сам взял на вооружение такой метод. Именно потому у меня в батальоне растут хорошие бойцы.

– Твое дело. Сейчас зайди к начальнику штаба, я с ним пятнадцать минут назад перезванивался. Он должен быть в кабинете, все оформит и транспорт закажет. Завтра утром вылетай. Помещение для твоего отряда подготовит подполковник Крикаль. Все понял?

– Понял.

– Еще вот что. В поддержку тебе нам разрешили задействовать силы космической разведки ГРУ. Вместе с китайцами в Махачкалу вылетел офицер этого управления со своей техникой. Он поступает в твое распоряжение и объяснит тебе, чем может оказаться полезным. А толку от него бывает очень много.

– Я слышал, что они существенно помогают, если есть какие-то конкретные телефонные номера. Отслеживают их в реальном режиме времени.

– Да. У меня все. Вопросы есть?

– Есть.

– Слушаю.

– Когда Сталина вернут?

Полковник Рысинов сильно задумался, что было видно даже при плохом качестве видеокамер, используемых в системе связи.

– Не понял. Какого Сталина?

Судоплатов же никакого смущения не испытывал, говорил, как всегда, хмуро и сердито:

– Любого. Вернется Сталин, восстановит статью за вредительство. Сердюкова расстреляют за вред, причиненный армии. Срочно нужен Сталин, чтобы никому неповадно было ее разрушать. Это фундамент государства. Разломай его, и весь дом обрушится. Я с народом много общаюсь. Люди Сталина требуют. Когда, спрашивают, вернут?

– Не по адресу вопрос, Павел Анатольевич. У меня все. Удачи. Как, Алексей Александрович, осваиваешься на новом месте? – Московский полковник, видимо, сильно смутился от вопроса подполковника Судоплатова и постарался стремительно перевести разговор на другую тему.

Его последнее обращение уже выходило за рамки конкретного служебного разговора и относилось напрямую к старшему прапорщику Архиерееву.

– Сегодня проводил первое занятие, товарищ полковник. Знакомился с молодым пополнением. Правда, за час оценить его трудно. Надеюсь продолжить. Даже в командировке, если Павел Анатольевич новобранцев тоже возьмет.

– Возьму, – упрямо подтвердил Судоплатов.

– Хорошо, удачи вам. До связи.

Большой экран на мониторе потух. Остался только маленький квадратик в углу, в котором подполковник со старшим прапорщиком могли бы полюбоваться собой. Но комплекс Нарцисса[5] им был, кажется, чужд.

К начальнику штаба бригады подполковник Судоплатов пошел опять вместе со старшим прапорщиком Архиереевым. Он надеялся, что хотя бы подполковник Луковников объяснит, какая роль в предстоящей операции отводилась Алексею Александровичу, поскольку московское командование делать этого не желало. Дежурный по штабу, сидящий на первом этаже, сообщил Судоплатову, что начальник штаба только что спустился в тир. Им пришлось разворачиваться и снова спускаться в подвал.

Они остановились сразу за дверьми, потому что подполковник Луковников, вооруженный двумя экспериментальными пистолетами «Стриж», находился на исходной позиции. Дистанция для пистолетной стрельбы с двух рук была выбрана достаточно большая – пятьдесят метров. Мишени выставлены поясные, то есть не самые крупные, но Луковников знал, что делал. Для него это было обычным упражнением даже при стрельбе из более привычного пистолета ПМ. Впрочем, для обоих моделей пятидесятиметровая дистанция считается максимальной. Обычно такие упражнения в стрельбе, пусть даже из двух пистолетов, производятся по одной мишени. Перед подполковником Луковниковым их было выставлено пять.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

вернуться

5

Комплекс Нарцисса – психическое заболевание, в основе которого лежит самовлюбленность, любование собой и своими действиями.

12
{"b":"190256","o":1}