ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эусоциальность
Чужак
Тайна дома Морелли
Пират
1917: Трон Империи
Наследница Каменной пустоши
Добровольно проклятые
Главные злодеи истории. Негодяи, которые изменили историю
Хорошие жены

Вьюгов ощупал постель, расправил ее, насколько можно было сделать это в темноте, лег и попытался вспомнить все, что знал о системах единоборств, развитых в Китае. Со слов Азамата Тимирбекова он понял, что его противником будет китаец, которого местные бандиты зовут Бейбарсом.

Раньше капитан думал, что он хорошо помнит и кунг-фу, и ушу-саньда, и систему рукопашного боя китайского спецназа, основанную во многом именно на ушу-саньда. Теперь же в голову ему лезли только общие постулаты, но не частности. Они не давали представления о противнике, с которым капитан должен был встретиться.

Ведь основные типы единоборств Китая делились на стили змеи, птицы, обезьяны и великое множество других. Каждый из них имел собственные сильные и слабые стороны. Для противостояния любому стилю требовалась особая подготовка. По сути дела, схватка с Бейбарсом должна быть настоящей профессиональной работой.

Капитан Вьюгов принимал участие только в соревнованиях любителей. Навыки боевых схваток он отрабатывал на службе, но не имел опыта их практического применения. Спортсмены-профессионалы перед своими схватками всегда тщательно изучают противника. У капитана такой возможности не было. Впрочем, это не должно было его расстраивать, потому что и противник ничего о нем не знал, не представлял, какой стиль рукопашного боя практикуется в спецназе внутренних войск.

Конечно, надо учитывать, что китаец наверняка интересуется этой темой. Не просто же так он приехал издалека, чтобы взять уроки у такого прославленного в прошлом бойца, как Азамат Тимирбеков. Бейбарс наверняка должен был слышать и изучать систему подготовки Кадочникова. Достать книги и даже диски с записями уроков не сложно.

Именно эта система лежит в основе рукопашного боя спецназа внутренних войск. По крайней мере, в той дивизии, в которой служил капитан Вьюгов. В других частях могут изучать иные системы, но у них за основу взята именно система Кадочникова. Капитан несколько раз ездил на практические семинары, которые проводили Кадочников с сыном.

Значит, Бейбарс мог в общих чертах представлять уровень бойца, с которым ему предстоит встретиться. Он имел преимущество в информированности. Сам же Вьюгов за свою жизнь только однажды выступал в соревнованиях против китайца, да и то выросшего в Узбекистане и представляющего школу кунг-фу. Тот китаец запомнился ему умением вести бой в чрезвычайно быстром темпе. Насколько капитан знал, в российских силовых структурах темповому стилю рукопашки обучали только в некоторых бригадах спецназа ГРУ. Сам он только наблюдал такое со стороны и просматривал когда-то на учебных видеозаписях.

Глава 3

В строю стояли не менее семидесяти молодых солдат. Последнее пополнение только недавно прибыло в расположение бригады спецназа ГРУ после прохождения карантина. По большому счету, эти парни еще не имели права называть себя военными разведчиками, но уже гордились своей принадлежностью к прославленным элитным войскам. Молодых солдат всегда можно определить по внешнему виду. По желанию казаться свободными и по непроизвольному умению таковыми не быть. Одежда на них плохо сидит, и ведут себя не так.

Хронически хмурый комбат подполковник Судоплатов стоял чуть в стороне. Он пришел посмотреть не на пополнение, а на нового инструктора по рукопашному бою старшего прапорщика Архиереева. Тот прибыл в батальон днем позже этих солдат и еще никак себя не зарекомендовал. Если не считать, конечно, нескольких звонков со старого места его службы и даже из московского управления. Все в один голос утверждали, что Судоплатову очень повезло, что к нему направлен такой инструктор, который не только сам не знает себе равных в рукопашной схватке, но и способен передать другим свои навыки и умения.

Павел Анатольевич Судоплатов в свои сорок пять лет считал себя неплохим рукопашным бойцом, еще не готовым к уходу на предпенсионный отстой. Так он звал тех старших офицеров, своих коллег, которые уже не рисковали покидать кабинеты и участвовать в боевых операциях, когда спецназ ГРУ привлекали к ним.

Павел Анатольевич старался поддерживать себя в форме, слегка превосходящей обычную для профессионального спортсмена. Он считал, что офицер спецназа обязан постоянно находиться на том самом пике функционального и технического состояния, к которому спортивная медицина приводит человека только накануне соревнований. Наука уверяет, что это невозможно, но офицеры спецназа ГРУ с ней не контактируют и потому ничего такого не знают.

Когда ты не знаешь, что есть нечто для тебя невозможное, оно становится достижимым, если надо. Старая как мир истина. Никому не известно, в какой момент батальон поднимут по тревоге.

Что собой представлял новый инструктор, комбат пока не знал, хотел посмотреть и послушать, как тот начнет занятие. Павел Анатольевич был стопроцентно уверен в том, что первое впечатление всегда бывает самым верным. Говоря честно, комбат еще до приезда старшего прапорщика Архиереева слегка опасался, что пришлют кого-то из новомодных ныне инструкторов.

С недавних пор в Интернете и по телевидению стали раскручивать уроки популярного ныне бородатого актера с чрезмерно перекачанными мышцами и безобразно татуированного. В результате такие вот инструкторы стали в какой-то степени модными. Глядя на эту гору мышц на мониторе компьютера или на экране телевизора, Павел Анатольевич прекрасно представлял, как за считаные секунды в серьезной схватке сделал бы из нее кучу бесформенного мяса. Бойца с такими мышцами невозможно рассматривать всерьез. Это не атлет, а ходячий аттракцион.

Впрочем, это, как слышал Судоплатов, больше касалось столичных клубов, чем войск, и уж тем паче спецназа ГРУ, который влиянию моды вообще мало подвержен. Хотя есть и такое. Примером тому могло служить то же самое чрезмерное увлечение рукопашным боем, которому стало придаваться неоправданно большое значение.

Сам Судоплатов за все годы службы только однажды в боевой обстановке вынужден был применить свои навыки рукопашника. Некоторым офицерам, не говоря уже о солдатах-срочниках, за время службы сделать этого вообще не удается. Гораздо важнее учить бойцов скрытно передвигаться, быстро ползать, не знать усталости в беге.

Но почасовое расписание всех программ спускается сверху. Бороться с этим бесполезно, хотя командир всегда может себе позволить сокращать отдельные дисциплины в пользу других в пределах разумного, сославшись на необходимость подготовки к конкретной операции. О том, какие мысли шевелятся у него в голове относительно этой операции, одному командиру и известно.

Старший прапорщик Архиереев, к счастью, оказался совсем не таким, как опасался подполковник. По крайней мере, внешне он ничем не выделялся. Был хорошо сложен, выглядел плотным, крепко сбитым человеком, но не производил впечатления качка, мычащего от натуги. Лицом был улыбчив и даже казался застенчивым. Наверное, это ничуть не мешало ему быть хорошим инструктором, как подполковнику и обещали.

– Начинай, Алексей Александрович, – распорядился Судоплатов.

Старший прапорщик шагнул к строю и заявил:

– Правый и левый фланги, чтобы мне кричать не пришлось, попрошу нарушить порядок и приблизиться ко мне. Буду объяснять азы.

Молодые солдаты еще не привыкли к тому, чтобы уважать строй, и потому с удовольствием его покинули, чтобы оказаться ближе к инструктору.

Архиереев дождался, когда все приблизятся и затихнут, и только после этого начал:

– Во-первых, я хочу спросить вас, как вы видите, как представляете себе человеческий организм, наше тело? Только не говорите мне, как некоторые, что это машина для убийства. Человек был создан вовсе не для этого. Хотя иногда ему и приходится поступать так при необходимости. Итак, что скажете?

Строй был нарушен. Поэтому солдаты уже не чувствовали себя единым организмом. Они что-то мычали, но не отвечали.

– Тогда я сам вам объясню. Хотя бы среднюю школу вы все закончили, имеете понятие о том, что такое физика. Вам известно, что она, как и многие другие науки, делится на теоретическую и практическую составляющие. В практической физике есть такой существенный подраздел, как механика. Так вот, человеческий организм представляет собой хорошо сконструированную, идеально работающую машину, функционирующую так, как и предписывает механика, то есть физика. Там работают и другие законы, химические, психологические, духовные и прочие, но нас с вами в данном случае интересуют именно механические свойства человеческого тела. Без знания таковых невозможно ни защитить свою машину, ни сломать чужую. Кто, скажите мне, лучше других сможет вывести из строя автомобиль? Смелее! Отвечайте…

6
{"b":"190256","o":1}