ЛитМир - Электронная Библиотека

– Человек с ломом, – раздался голос из строя.

– Позволю себе не согласиться, – сказал старший прапорщик. – Ломом, конечно, можно изуродовать любую машину. Но в первую очередь придется пробивать корпус, капот, добираться до жизненно важных механизмов. Лом в руках человека, крушащего машину, напоминает мне топор, используемый пластическим хирургом. Лучше других машину может сломать автомеханик. Почему? Потому что он знает, как она устроена. Ему известно, какое именно минимальное повреждение не позволит машине сдвинуться с места. Перед вами на данном этапе обучения стоит задача стать механиками человеческого тела. Вы должны понять, во-первых, как избежать поломки собственного организма, во-вторых, уметь адекватно отвечать на попытки испортить вашу машину. Я берусь вас этому научить. – Алексей Александрович прогулялся по внутреннему кругу того, во что превратился солдатский строй, и опять остановился в центре. – Это я вам объяснил главный принцип. Теперь приведу частный пример. Это тоже напрямую касается ваших занятий. Как вы думаете, если на плоскую крышу, покрытую шифером, откуда-то с облака упадет кирпич, что с ней будет?

– Кирдык крыше будет, – раздался голос из строя.

Это сказал тот самый солдат, который вещал про лом.

– На сей раз правильно, – согласился старший прапорщик Архиереев. – А если крыша будет под уклоном? Что произойдет?

– Срикошетит.

– Почти правильно. Все зависит от угла, под которым наклонена крыша, и от крепости самого шифера. Он тоже бывает разный, как и угол наклона крыши. Наша задача состоит в том, чтобы научиться понимать законы механики, а это она и есть, причем непосредственная. Эти законы должны дать вам понять, в каком случае будет рикошет, а когда пролом. – Старший прапорщик подошел к столу, на которым лежали черенок от лопаты, малая саперная лопатка и хищно поблескивающий нож. – Сегодня я говорю только о механике, которую вам предстоит познать и осмыслить. Иначе ничего у вас в рукопашке не получится, даже если вы обладаете таким ударом, что в состоянии слона в нокаут отправить. Подойдите сюда кто-нибудь.

Из строя вышел солдат. Высокий, сухопарый, со злым взглядом. Старший прапорщик протянул ему черенок от лопаты.

– Еще раз скажу. Мы пока не учимся рукопашке, а просто осмысливаем процессы натуральной механики. Бей меня палкой.

– Как бить? – спросил солдат, тот самый, который недавно бросал реплики из строя.

– Как кирпич падает. Сверху.

– Куда?

– Желательно по голове.

– А больно, думаете, не будет?

– Я привычный. Меня много били. Пытались, по крайней мере. Бей и ты.

Солдат, не требуя долгих уговоров, с короткого размаха резко ударил. Старший прапорщик сделал встречное движение руками, сведенными вместе. Черенок лопаты едва скользнул по его предплечью и ударился в землю.

– Еще бей!

Второй удар был уже не таким быстрым, но куда более мощным. Солдат старался. Черенок лопаты ушел в противоположную сторону.

– Прошу обратить внимание на принцип, – объяснил Алексей Александрович. – Я не сопротивляюсь удару, только направляю его так, чтобы он мне не повредил. Дальше я могу развивать свою атаку, потому что противник попал в неудобное положение. Но об этом будем говорить позже. Сейчас мы только изучаем механику и осмысливаем процессы. Старшина роты подготовил для вас запас черенков. Во время самоподготовки будьте любезны отработать это движение. Разобьетесь на пары, и постигайте. Только сразу предупреждаю, что удары должны наноситься сначала медленно, чтобы вы могли освоить технику до автоматизма. Она здесь совсем простая. Словно в воду ныряете. Все, наверное, пробовали. Здесь так же. Как волну руками рассекаете, так же и палку отражаете. Когда в воду ныряете, руки для чего выставляются?

– Для чего? – спросил разговорчивый солдат.

– Для того чтобы воду рассекать и не позволить ей по голове вам бить. Точно так же вы здесь рассекаете ударную волну противника и бережете свои мозги для чего-то более важного. Все правильно поняли?

– Поняли. А что, нормальный приемчик, – сказал солдат, аккуратно укладывая палку на стол рядом с лопаткой и ножом. – А под саперную лопатку тоже нырять следует? И под нож? – Парень радостно улыбнулся, думая, что сморозил нечто смешное.

Старший прапорщик юмора не увидел или не принял, строго посмотрел на весельчака и заявил:

– В данном случае я вам показывал не приемчик. Разве что принцип правильного приема на себя удара противника. Только лишь его, не более. Чтобы вы осознали, что такое механика в действии, как с ее помощью сохранить в неприкосновенности это тело, голову в том числе. Доступно объясняю? Есть излишне сообразительные, которым повторить требуется? Или до всех дошло?

– Дошло, – за всех гарантировал солдат.

– Фамилия? – спросил старший прапорщик.

– Рядовой Воскобойников. – Принимать при представлении стойку «смирно» солдат уже научился в карантине, поэтому сделал это правильно, вовремя.

– В дальнейших занятиях ты, Воскобойников, будешь моим помощником. На тебе стану, как ты это называешь, приемчики показывать. Будь готов. Хотя само слово «приемчик» мне не нравится. Есть слово «прием», а в ласкательно-уменьшительном тоне оно голубизной отдает. Я мужчина полноценный, поэтому его не принимаю. Но сегодня мы не ставим перед собой задачу овладеть какой-то техникой боя, хотя я и дал вам задание на самоподготовку. Повторяю еще раз, наша задача сейчас состоит в том, чтобы понять принципы телесной механики, научиться ее соизмерять, соотносить с ситуацией, то есть совмещать механику с психологией. Тот же отбив удара палкой, который мы с вами только что разобрали… Что обычно происходит в бытовой ситуации? Как люди ведут себя, когда их пытаются палкой бить?

– Убегают! – заявил солдат. – Самое надежное…

– Это тоже вариант, – согласился старший прапорщик. – Кто-то, без сомнения, выберет именно его. А если человек убежать не может? Допустим, он не один, если с ним ребенок, жена, любимая девушка. Просто стыдно ему убежать, и вообще у него нога в гипсе. Что тогда делать?

– Уворачиваться? – теперь уже рядовой Воскобойников не говорил утвердительно, а спрашивал у инструктора. – Отскакивать?..

– Вот именно. Почти все так и будут делать. Попытаются отскочить, разорвать дистанцию. От следующего удара точно так же. Но сколько раз можно так вот увернуться? В конце концов тебя достанут с дистанции. А ты будешь бессилен что-то противопоставить. Почему? Потому что не знаешь принципов работы механики человеческого тела, не умеешь совместить ее с психологией и с логикой поведения. Я сразу попрошу вас понять, что любой предмет можно рассматривать как оружие. Даже самый мелкий, типа карандаша…

– А что, карандаш – тоже оружие? – перебил Воскобойников инструктора.

– Жесткий карандаш, желательно чертежный, который затачивается чрезвычайно остро, считается особо опасным оружием. Многие разведчики всегда носили его с собой вместо пистолета. К огнестрельному оружию всегда могут придраться правоохранительные органы. Не во всех странах оно разрешено к свободному ношению. То же самое можно сказать про нож. К карандашу, вложенному в блокнот, чтобы не сломался, ни один закон претензий высказать не сможет. Удар карандашом в глаз убивает противника сразу. Да и не только в глаз. В шею, в живот, прикрытый легкой сорочкой. В некоторых случаях ранения, нанесенные карандашом, оказывались более серьезными, чем ножевые. Об этом говорит статистика. Но к оружию, которым всегда может стать любой предмет, подвернувшийся под руку, мы вернемся позже. Сейчас я говорю только о теории механики и сочетании ее с психологией. Без нее механика работать не будет. Но та же самая психология, когда она не дружит с логикой, советует человеку отскочить, если на него кто-то бросается с палкой. Только опытный боец понимает, что палка – это удлинение рук, возможность нанести удар с дистанции. Задача защищающегося в данном случае – сократить эту дистанцию. Тогда и палка окажется бесполезной. Когда меня пытался ударить рядовой Воскобойников, я мог бы отскочить и дать ему возможность еще много раз попытаться нанести удар. У него в этом случае было бы больше шансов меня достать. Но я сократил дистанцию, поставил его в неудобное для защиты положение и вполне мог атаковать сам. Палка на короткой дистанции оказалась бесполезной.

7
{"b":"190256","o":1}