ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей Семенович не помнил. Ему стало так плохо, что он лишился чувств. Сколько же времени он провел без сознания?

В комнате точно имелось какое-то освещение. То есть в палате. Он же наверняка еще в больнице – раз он только сейчас пришел в себя. Значит, дежурное освещение. Есть ли в палате кто-то, кроме него? Сергей Семенович напряг все органы чувств, как его учили еще в молодости.

Да, кто-то тихонечко посапывает. Вроде его положили в одноместную палату? Или перевели в другую? Или он в реанимации?

Сергей Семенович чуть-чуть приоткрыл глаза.

Палата была небольшой, кровать располагалась посередине, а в ногах, чуть левее стояло кресло. В нем спала женщина. Сиделка? В женщине было что-то знакомое. Сергей Семенович пригляделся.

Маргарита!

А она-то тут что делает? Она же вроде должна была улететь с боссом. Он обещал ее взять с собой в Россию. Маргарита говорила, что у нее нет денег на обратный билет… Или у нее пропал билет? Сергей Семенович точно не помнил. Но босс ее точно собирался взять с собой. Или после того, как Сергей Семенович попал в больницу, попросил остаться? Больше-то из сопровождавших босса людей никто не мог задержаться. Или Маргарита сама вызвалась? Могла вообще-то… У них всегда были хорошие отношения. Только она не знала об истинных чувствах Сергея Семеновича. Он их никогда не показывал.

Он вспомнил, как впервые увидел Маргариту. Сергей Семенович всегда предпочитал женщин своего возраста. Они были ему более интересны и для времяпрепровождения, и для постели. Главным всегда было общение, а как можно общаться с подружками босса? И в постели женщины в возрасте – другие… Маргарита оказалась единственным исключением среди подружек босса.

Нет, Сергей Семенович с ней никогда не спал. Любая женщина любого босса – табу. Можешь только смотреть. Он и смотрел…

На темно-каштановые волосы с легким золотистым отливом, на ямочку на подбородке, на пухлые губки. Оторвать взгляд от губ Маргариты было очень сложно. Они казались сочными, как ягодки клубники, а когда она их приоткрывала, можно было увидеть узкую щель между двумя верхними передними зубами. Глаза были похожи на кошачьи – светло-карие, с какой-то таинственной желтизной, миндалевидные, с затаенным охотничьим азартом.

Ему захотелось пить. Он скосил глаза на прикроватную тумбочку, потом попытался приподняться, но рухнул на подушку без сил. Слабость была невероятная.

Маргарита проснулась от его движения и бросилась к постели.

– Сергей Семенович, миленький, вы очнулись?!

Маргарита пощупала рукой его лоб. Она улыбалась, в глазах блестели слезы.

– Как вы себя чувствуете?

– Пить дай, – с трудом выдавил из себя он.

Маргарита захлопотала вокруг него, как наседка вокруг цыпленка.

Сергей Семенович не уловил момента, когда в палате появилась еще какая-то женщина. Эта явно была из персонала больницы. Говорила на французском, убеждала Маргариту уйти. Маргарита отвечала на русском, что никуда уходить не собирается и останется в палате. Несмотря на то что собеседницы явно не знали языка друг друга, обе прекрасно понимали, что говорит вторая. Вероятно, спорили на одну и ту же тему не в первый раз.

Потом Сергею Семеновичу сделали укол, и он опять провалился в небытие. Каждый раз, когда он приходил в себя, он первой видел Маргариту, дежурившую у его одра. Один раз он видел русского парня, явно из телохранителей юбиляра, который приходил его проведать. Парень принес Маргарите какие-то два пакета.

Дня через три, а может, четыре (Сергей Семенович не мог сказать точно) он проснулся и впервые почувствовал себя способным выслушать рассказ Маргариты – все, что она сможет ему поведать.

– Сергей Семенович, что вы помните? – спросила верная сиделка.

Он помнил, как ему стало плохо, как его привезли в больницу, как босс сказал, что вынужден его оставить, так как в России ждут дела.

– Они все улетели? – уточнил он у Маргариты.

Женщина кивнула и смахнула слезу.

– А ты почему осталась?

Он так хотел услышать, что из-за него… Маргарита всхлипнула. Значит, не из-за него…

– Меня выгнали… Бросили… Я не знаю, как лучше сказать… То есть какое слово лучше… Все плохо!

Всхлипывая, Маргарита рассказала, что уже в аэропорту Ниццы блондинка босса учинила скандал. Вроде она до того времени не осознавала, что Маргарита полетит с ними в одном самолете. А она не желала лететь с Маргаритой в одном самолете. В общем, Дмитрию пришлось выбирать – или блондинка, или Маргарита.

– И вещи мои в самолете остались! Там все мои вечерние платья! – Маргарита всхлипнула. – У меня только сумочка! И двадцать евро! Эта гадина небось мой чемодан уже выкинула. Со всеми моими вещами! И зарядное устройство там было. Мобильник уже отключился. У меня ничего не осталось! Я сижу в этой Франции с одной сумочкой! Без мобильника! Без денег!

– Маргарита, успокойся! Решим мы все твои проблемы. Расскажи, как ты сюда добралась.

По словам Маргариты, она вернулась в Ниццу на попутной машине. К счастью, во Франции это можно сделать и без денег. Довезут, в особенности красивую молодую женщину.

– Сергей Семенович, мне стыдно…

– Что тебе стыдно? Что с мужиком за деньги переспала? Я правильно догадался? Ну так если жизнь заставила…

– Я даже не переспала. Он ничего не смог. Наркоманом оказался. Нет, не тот, который подвозил. Я вышла на набережной, пошла мимо яхт… Меня заметили, пригласили. Ну, сами знаете, как бывает. В общем, я заработала сто евро и переночевала на той яхте. Хотя какой там сон… Утром я сбежала. Но этих евро хоть на еду хватило и еще осталось. Но все равно на билет не хватает и жилье снять не на что. Я стала искать больницу, в которую отвезли вас. Нашла, пробилась к вам. Меня пытались выставить, но вы же меня знаете…

Маргарита улыбнулась сквозь слезы.

– В общем, они поняли, что меня не выгонят, да и им лучше – не надо свой персонал на дежурство у вашей постели сажать. И, как я понимаю, им неплохо заплатили. И еще ребята приходят от юбиляра. Мне принесли кое-какие вещи, зубную щетку…

– Где мой телефон?

– Сейчас дам. Я его выключила. И вещи ваши все здесь.

Маргарита прошла к шкафу-купе, извлекла сумку, с которой Сергей Семенович прилетел во Францию, из сумки достала выключенную трубку и протянула мужчине. Он включил ее и запустил набор номера босса.

Телефон оказался выключен или находился вне зоны действия сети. Он повторил то же самое с телефонами адвоката Тимура, помощников босса Николая и Григория, потом трех телохранителей. Все аппараты оказались выключены или вне зоны действия сети.

Сергею Семеновичу это очень не понравилось.

Тогда он позвонил секретарше босса в Россию.

– Сергей Семенович, с вами все в порядке?! – заорала она не своим голосом. – Вы живы?!

– Ну, выжил, – ответил Сергей Семенович, немного удивившись такой истеричной реакции секретарши, всегда сохранявшей спокойствие.

– А… Дмитрий Петрович?

– Что Дмитрий Петрович?

– Он… как?

– Он что, не в России? – Сергей Семенович понял, что плохо соображает после болезни.

На другом конце провода воцарилось молчание.

– Вы где, Сергей Семенович? – наконец спросила секретарша босса с опаской.

Он ответил и вкратце описал, что с ним случилось.

Секретарша опять долго молчала, раздумывая.

– То есть вы ничего не знаете про Дмитрия Петровича? – наконец спросила она.

– Он что, не улетел из Ниццы?!

– Улетел. Но самолет исчез.

– Как исчез? Где?

– Понимаете, он должен был лететь в Петербург, а полетел в Дакар. Это ваша служба безопасности выяснила. Летчики поменяли полетный план, или как там это называется. Я же никогда этими делами не занималась. Все же летчики делают.

– Но они не могли сделать это по собственной инициативе! – закричал Сергей Семенович.

– Нет, конечно. Но я не знаю, какие у Дмитрия Петровича могут быть дела в Дакаре! Он мне звонил утром в тот день, сказал, что к концу рабочего дня будет в офисе! И вдруг в Дакар! И никаких сведений. А потом выясняется, что самолет исчез.

11
{"b":"190263","o":1}