ЛитМир - Электронная Библиотека

Взлетели без проблем. Дмитрий сидел рядом с блондинкой в первом ряду, рядышком примостились «Вишенки» с продюсером. Я была в одиночестве, трое деловых мужиков тихо общались между собой. Двое телохранителей сидели в креслах, один отправился к стюардессе. Возможно, будет помогать разносить обед. Маргарита в одиночестве устроилась в самом конце салона. Мне было ее жалко. Я не была с ней знакома, я видела ее всего второй раз в жизни, но поняла, что Дмитрий ее бросил, а она его до сих пор любит.

Я сама совсем недавно была в такой ситуации. Года еще не прошло! Правда, после трех лет совместного проживания с Владимиром Станиславовичем моя любовь к нему прошла, но была привязанность, симпатия, благодарность. Я жила с ним, потому что хотела жить с ним! Мне было с ним комфортно. Если бы у него начались какие-то проблемы, я не убежала бы к другому мужику, я бы поддержала. Но он решил иначе… Он любил меня – и поэтому фактически заставил меня жить своей, а не его жизнью. Я всегда буду ему за это благодарна! И еще мне говорили, что он хотел бы, чтобы я вернулась – но не примет меня назад. У него сейчас другая женщина. Интересно, ей он поможет сделать карьеру? И сможет ли она сама? Мы с ним друзья, иногда встречаемся и обедаем вместе.

Но Владимир Станиславович поступил со мной порядочно. Он отдал мне все мои вещи, он купил мне квартиру, пусть и однокомнатную, и в «брежневке». Он не выбросил меня на улицу. Большинство девчонок просто выбрасывают. И старых жен, с которыми прожили по много лет, тоже выбрасывают. Я не знала, как Дмитрий поступил с Маргаритой. Я сомневалась, что все было так, как между мною и Владимиром Станиславовичем. Может, сходить к ней на заднее сиденье? Поддержать хотя бы словом?

Я помнила себя после расставания. Сколько слез я пролила! Как я проклинала Владимира Станиславовича! Чего я ему только не желала… Маргарите сейчас очень нужна поддержка. И я знаю, какая именно. Я расскажу ей все, что произошло со мной, что я пережила – и чем сердце успокоилось. Я сама предложу Дмитрию купить ей журнал, салон красоты, цветочный магазин – в зависимости от ее пристрастий и талантов. Мне было только непонятно, почему она прилетела во Францию.

Но Маргарита сама прошла вперед и, так сказать, встала перед аудиторией, которая ждала обеда. Выглядела она отвратительно. В самом деле беременна?

– Марго, иди на место. Сядь! Не маячь перед глазами, – недовольным тоном сказал Дмитрий, обнимавшийся со своей блондинкой.

– Ну, сейчас будет очередной концерт, – пробурчал один из деловых мужиков. Я не поняла, который. По голосам я их не различала.

– Разнообразим полет, – ответил второй.

– А тебе еще не надоело это разнообразие? – спросил третий. – Все одно и то же. С каждой бабой. Различается только степень громкости и количество концертов. Неужели никто из них не понимает с первого раза? И надо же было этой во Францию припереться!

– Босс зря ее в самолет взял, – заметил первый.

– Пожалел, – сказал второй.

– Всех не нажалеешься, – выразил свое мнение третий.

Я повернула голову и поняла, что это говорил восточный мужчина. Потом он повернулся к одному из телохранителей.

Те больше не сидели, развалившись в креслах. У обоих были напряженные позы. Интересно, что уже выкидывала Маргарита и ее предшественницы? Телохранители ожидают, что им сейчас придется оттаскивать женщину от босса и блондинки?

– Марго, сядь, – раздраженно повторил Дмитрий.

Маргарита молча распахнула полы летнего плащика. Я в этот момент смотрела на трех деловых мужчин и увидела, как у всех троих раскрываются рты и они замирают на своих местах. Дмитрий грязно выругался. «Что такое? Что такое?» – пищала блондинка. Двое телохранителей издали тихие стоны.

– А что это на ней? – спросила одна из «Вишенок». Продюсер произнес вслух нехорошее слово.

Я наконец повернулась к Маргарите. Вокруг ее тела шел «пояс шахидки». То есть я сразу же решила, что это он, хотя, естественно, видела такой в первый раз в жизни.

Нельзя было исключать, что вижу в последний. Я бросила взгляд на голубое небо и облака за иллюминатором. Неужели это все? Так глупо, так рано… Мне показалось, что у меня перед глазами за несколько секунд пролетела вся моя жизнь. Зачем я ругалась с мамой и бабушкой? Почему я в последние годы так редко к ним ездила? Ведь они же так по мне скучают! Это сейчас я безумно занята, но в период жизни с Владимиром Станиславовичем могла бы и почаще. Почему меня раздражали их советы? Ведь они шли от чистого сердца. И как я могла так проклинать Владимира Станиславовича? За что?

– Я приговариваю вас всех к смерти и собственноручно казню, – объявила Маргарита ледяным тоном.

«Да она не в себе! – тут же подумала я. – Она накачана какими-то препаратами!»

– Что она хочет, Дима? – пропищала блондинка. – Дима, зачем ты взял ее в самолет?

Рука Маргариты, будто в замедленной съемке (или мне так казалось), ухватилась за шнур. Шнур, насколько я понимала, шел к взрывателю на «поясе шахидки».

– Мамочка, – сказал детским голосом один из мощных телохранителей у меня за спиной.

Вероятно, он лучше других оценивал ситуацию и понимал, что они с товарищем вовремя не доберутся до Маргариты. Но где же третий, который ушел к стюардессе? Он мог бы прыгнуть на Маргариту сзади. Или он не знает, что происходит? Он сейчас со стюардессой… Наверное, хорошо умереть на пике блаженства…

О чем я думаю? Неужели я сейчас умру? Неужели эта ненормальная…

– Вы считаете, что все присутствующие виноваты в вашем несчастье? – спросила я ровным тоном (или мне так казалось, по крайней мере, я старалась). Вроде бы потенциальных самоубийц нужно попытаться отвлечь от задуманного разговорами. Хотя она уже держит рукой шнур…

– Уволю всех на хрен! – рявкнул Дмитрий. – Куда смотрели? Зажрались тут у меня! Расслабились от сытой жизни! – Дмитрий с искаженным от гнева лицом повернулся к телохранителям. Я тоже бросила на них взгляд. Они были белее мела. – Как она на борт с этим поднялась?!

– М-да, в наше время, похоже, лучше летать рейсовыми самолетами, – сказал продюсер, ни к кому конкретно не обращаясь.

Дмитрий и его покрыл. Я никогда не понимала выражения «сплошной мат». Не может быть «сплошного мата». Он должен разбавляться другими словами. Но тут я впервые услышала, что это такое, причем в исполнении совершенно разных людей.

Маргарита невозмутимо стояла со шнуром в руках. Теперь у нее на губах появилась легкая улыбка. Но неужели третий телохранитель, стюардесса и пилоты ничего не слышат? Или они связываются с землей? Хотя чем тут может помочь земля… Надо что-то делать самим!

Внезапно я поняла, что меня безудержно клонит в сон. Что за странная реакция? Я, правда, никогда раньше не оказывалась в подобной ситуации, но даже предположить не могла, что мне захочется спать. Когда твоя жизнь под угрозой, спать не должно хотеться!

– Вы мне все осточертели! – сказала Маргарита.

Это были последние слова, которые я слышала. Потом перед глазами мелькнула какая-то яркая вспышка – и все…

Глава 4

Вася

Три дня спустя в Париже

Вася промучился весь путь до Парижа. Он не любил никуда летать один, но часто приходилось это делать. Бизнес. И на этот раз он отправился в путешествие в одиночестве. Так было надо. Так того требовало дело. А если дело требует, значит, надо. Вася был деловым человеком и весьма успешным. Даже очень успешным. Если вспомнить, что он родился в бараке в Кронштадте, когда Кронштадт был еще закрытым городом, а теперь в одиночестве проживает в огромных апартаментах неподалеку от Летнего сада… Да, конечно, иногда у него появляются женщины, но они все – подруги на одну ночь.

У Васи получилось все, кроме устройства личной жизни. Из-за этого очень переживала мама, мечтавшая о внуках. Мама так и живет в Кронштадте, конечно, не в бараке, а в отдельной квартире. Он был готов купить маме любую, в любом месте, но она осталась в той однокомнатной, которую в советские времена государство выделило им с Васей. В соседних квартирах и подъездах поселились соседки из барака. Мама не хотела лишаться общения. Что бы она стала делать в отдельной Васиной квартире в центре Петербурга, в доме, где живут одни обеспеченные граждане? Вот если бы внуки появились… Тогда бы мама с радостью переехала и нянчилась. Но внуки не намечались даже в проекте. В Кронштадте мама общалась с теми, кого знала с молодости. Их дети тоже разъехались – если вообще были живы.

6
{"b":"190263","o":1}