ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре после входа в лес трогаю проводника за плечо.

– Что это? – шепчу ему на ухо.

– Где, милорд?

– Справа.

Действительно, мое обострившееся зрение выхватывает из темноты угловатое строение. По знаку Лексли ребята окружают его, и двое осторожно входят внутрь. Минуты через три-четыре один из них возникает перед нами.

– Что там?

Вместо ответа парень протягивает руку.

Что там у него?

Что-то теплое… и сухое… сыпучее… зола?!

– Совсем недавно там горел костер, милорд. Зола еще не успела остыть, и угли тлеют. Дом старый, давно брошен – крыши нет. Костер был внутри, со стороны его не видно.

– Лексли, оставь здесь двоих арбалетчиков и парня с мечом для их прикрытия. Назад пойдем – заберем. Сидеть тихо, себя не обозначать.

– Зачем? – шепчет он мне на ухо.

– А если придет тот, кто жег костер? Я бы не отказался с ним побеседовать…

Еще через некоторое время на ветках деревьев задрожали отблески. Надо думать, мы вышли к поляне.

А вот и искомый злодей… Сидит себе, как ни в чем не бывало, и в ус не дует. Подбрасывает в костер веточки и что-то там из фляги отпивает. Точно, ждет кого-то. Ну, что ж… и мы подождем.

Ребята бесшумно растворились в кустах, а я присел на пенек. Со стороны поляны меня закрывал большой куст, так что можно было не беспокоиться на этот счет – не увидит злодей ничего.

Прошло около часа.

Человек на поляне невозмутимо сидел у костра.

Что-то вот не по нраву мне такие вот ожидания… Какое-то смутное предчувствие заворошилось в душе.

Прикинем…

Допустим, он злодей и ждет связного. Хорошо. Тогда – кто из них опаздывает? Связной? Интересно, встречи у них по плану? Если да – то он опаздывать не должен. А если – нет? А как же тогда связник узнает о том, что его ждут?

Дом у дороги!

Вернее – остатки дома.

Но там был костер… кто-то жег его и ждал.

Наблюдатель?

Вполне в тему.

Хорошо, он увидел этого «любопытного путешественника» и помчался дать сигнал. Пешком помчался, ибо всадника, выезжающего из леса, мы бы засекли.

И как далеко он может убежать?

– Жилье тут поблизости есть? – спрашиваю у Лексли, наклоняясь к его уху.

– Сел и деревень – нет. Есть небольшое поместье… какой-то невезучий дворянин… что-то там у него неправильное вышло, но точно не скажу.

– Ага, значит, дворянин… и в поместье к нему уж точно никто и не заглядывал?

– Монахи заходили. Кольцо ничего не показало.

– Угу… ладно… ждем…

Особо долго ожидать не пришлось. Где-то через час вдали послышался стук копыт. Ехал всадник. Судя по звуку – один. И он никуда не торопился.

Сидевший у костра мужик встрепенулся и поднял голову.

На полянку въехал еще один персонаж. Спрыгнул с коня и подошел к встречающему. Они негромко поздоровались и о чем-то заговорили.

Сзади меня обозначилось легкое движение… шорох травы… и из кустов выметнулись, еле заметные в свете костра, змейки арканов! Надо же… а я и не подозревал, что здешние спецы умеют так ловко ими пользоваться.

Рывок – и оба собеседника покатились по траве. В следующую секунду на каждого из них насело по паре здоровенных парней.

Ко мне подводят приехавшего всадника. Молодой парень выглядит испуганно, но старается не подавать виду.

– Знаешь меня?

– Нет, ваша милость…

– Милорд! – подсказывает ему Лексли.

Парень обмяк всем телом.

– Я… я ни в чем не виноват, милорд! Меня послал мой господин, чтобы я забрал письмо.

– И где же оно?

– Вот тут, – показывает он движением головы. – За отворотом камзола.

Там действительно лежит бумага, частично исписанная неровным почерком.

«С получением сего послания, милейший мой Марони, прошу вас оказать помощь его подателю. Сей человек знавал лучшие времена, и если бы не людская неблагодарность, мог бы и далее наслаждаться заслуженным покоем…».

– Ты понимаешь что-нибудь? – спрашиваю шепотом Лексли.

– Чушь какая-то…

– Откуда ты узнал, что этот человек будет здесь? И почему так поздно приехал? – снова поворачиваюсь я к парню.

– Я уже приезжал сюда раньше. К нему же. Он служит у серьезного господина и не может куда-либо отъезжать днем. Только ночью, как сейчас. Он уже приезжал дважды, но только сегодня привез рекомендательное письмо. В прошлый раз его не было, и мой господин не поверил его словам…

– Ты знал, что он приедет сегодня?

Парень замешкался, но немилосердный тычок кулаком под ребро вновь вернул ему былое красноречие.

– Приехал человек… и господин барон велел мне выехать сюда, милорд.

– А в прошлый раз?

– Первый раз он приехал сам. В наше поместье. О чем-то говорил с господином, и в следующий раз я приехал уже сюда. Это было заранее оговорено. А сегодня… я никуда не собирался ехать! И ничего не знал! Клянусь вам, милорд!

– Что он привез в прошлый раз?

– Какие-то бумаги… я не умею читать, милорд!

Парня отводят в сторону, и к нам подтаскивают виновника всех этой суматохи. Выглядит он неважно. Половину лица занимает внушительный кровоподтек. Видать, пытался отмахаться от ребят. Ну-ну…

– Слушаю тебя.

– Э-э-э… а кто вы такой, ваша честь? Мне незнакомо ваше лицо.

– Милорд Сандр является лордом здешних земель, – терпеливо поясняет ему Лексли.

– Мое почтение, милорд! – пытается поклониться мужик.

– Как твое имя?

– Олгей, милорд!

– У кого ты служишь?

– Служил… – поникает головой мужик. – У графа Дарена, в его охотничьем домике. Конюхом. После смерти графа нас всех выгнали. Вот я и ищу теперь себе место, милорд.

– А причем тут людская неблагодарность?

– Когда граф был еще жив, со мною уважительно здоровались все встречные. А теперь…

– Кто написал это письмо?

– Э-э-э…

– Ну?

– Главный ловчий графа… барон Родаль.

– Где он сам?

– Я… не знаю, милорд! Он ничего мне не сказал на прощанье!

– Зачем ты следил за моей невестой?

– Помилуйте, милорд! Кто – я?! И в мыслях не было!

А ведь дядя врет… Если парень не пытался задурить нам мозги, то вот этот клиент старается вовсю.

– Ты встречал караван из замка, так?

– Да, милорд.

– И следовал за ним.

– Да, милорд.

– Зачем?

– Я должен был подробно рассказать о том, в каком порядке располагаются повозки каравана, милорд.

– Кому?

– Его хозяину, – кивает Олгей на парня, – барону Марони. Это он мне приказал.

– Зачем это ему знать?

– Откуда мне знать? Кто я, а кто он, милорд?!

– Поклянись! – и в свете костра блеснул Рунный клинок. – Ты знаешь, что это?

Олгея бьет крупная дрожь, но он через силу кивает.

– Д-да…

– Целуй!

Не знаю, случайно ли так вышло, или клинок действительно обладает какими-то до сих пор неведомыми мне качествами, но дальнейшее озадачило нас всех. Меня – так в первую очередь!

Наклонив лицо к клинку, Олгей вытягивает вперед губы, стараясь держать лицо как только возможно дальше от тускло блестящего лезвия. До сих пор не могу понять, что же произошло с ним в этот момент. То ли нога у мужика дрогнула, то ли моя рука как-то внезапно провернулась… Хотя, с чего бы это вдруг? Никогда не вертелась и вдруг – нате вам!

Как бы то ни было, но губы Олгея вместо плоской боковой поверхности вдруг касаются острия!

Клинок еле ощутимо дрогнул!

И лицо вчерашнего конюха затопила мертвенная белизна…

Хреновый из меня дознаватель.

Первым пришел в себя брат Рон. Он присел на корточки и осмотрел безвольно обмякшее на земле тело.

– Ну, что ж… не надо лгать милорду… Веревки с него снимите, – поворачивается он к своим ребятам.

– А что теперь скажешь ты? – пристально смотрю на баронского слугу.

Того колотит дрожь, видно, как по лбу скатываются капли пота.

– Я… простите, милорд, но мне сказать больше нечего! Вы… не надо меня убивать! Я все и так расскажу, только уберите от меня этот меч!

6
{"b":"190267","o":1}