ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дальше все шло примерно так же, как было в конце прошлого года. В начале пятого урока я ходил в столовую обедать, после чего возвращался в наш класс и продолжал ремонтировать книги. Тамарочка мягко намекала, что в связи с последними событиями меня, вероятно, следует заменить на посту библиотекаря и вообще освободить от любой общественной работы, но я с этим категорически не согласился. Как это так – освободить? После всего, что я уже успел сделать? Ну, уж нет! Это моя работа!

Кстати, ремонтировать книги мне тоже помогала Сашка. За каникулы мы крепко сдружились с ней и образовали, если можно так выразиться, устойчивую пару. Я даже упросил Тамарочку пересадить Сашку за мою парту вместо Борьки Соколова. Правда, Сашка не могла делать домашнее задание с такой же скоростью, как я. И после обеда она еще часа два писала упражнения и решала примеры. Потом я проверял, чего она там нарешала, и, если все было правильно, Сашка с кисточкой и ножницами присоединялась ко мне.

Примерно в четыре часа мы с Сашкой уходили из школы. Она отправлялась к себе домой, а я шел в ясли, куда к половине пятого подтягивался отец. Мы с ним забирали братьев и неспешно направлялись к дому. По дороге я часто забегал в гастроном, прикупить что-нибудь из еды.

Вернувшись домой, я готовил ужин, близнецы барахтались в своем вольере, а папа стирал. Это мне удалось переложить на него. А вот гладили мы с ним белье по очереди, через день. Он ведь тоже устает на своей работе. Так у нас и повелось – один из нас гладит, а второй развлекает мальчишек.

После ужина обычное вечернее купание, чтение, горшок и отбой. Все, как раньше. Постепенно я втянулся в такой ритм жизни. День шел за днем, неделя за неделей. Близнецы росли, папа вечерами стал реже вздыхать на мамину фотографию, а воздух на улице уже явственно пах приближающейся весной…

…Реставрацию библиотеки я окончил к середине февраля. Всего мне удалось восстановить чуть более двухсот книг. В основном это были сказки и рассказы о войне и о природе. А моим триумфом и жемчужиной библиотеки стала возрожденная к жизни книга «Незнайка в Солнечном городе». Я собирал ее почти целую неделю из трех невероятно потрепанных экземпляров. Она была единственной из трилогии, других книг о Незнайке в подвале библиотеки я не нашел.

Еще неделю после этого я заполнял картотеку. Поскольку ранее мне подобными вещами заниматься не приходилось, перед началом работы я вновь посетил знакомую заведующую районной библиотекой и попросил ее совета, как лучше всего организовать систему учета книг в небольшой классной библиотеке.

Опять же, с картотекой мне помогала Сашка. Естественно, у нас с ней не было не то что принтера, но даже пишущей машинки, все карточки приходилось заполнять вручную. Хорошо еще, что тут уже не действовал запрет на использование шариковых ручек, и мы с Сашкой могли не париться с дурацкими перьями и непроливайками, а писать нормально, как люди.

Итак, картотеку мы кое-как заполнили, все книги пронумеровали и расставили на полках согласно указанным в карточках координатам. И вот настал знаменательный день. В понедельник, 4 марта, перед началом третьего урока я попросил у Тамарочки слово и обратился к классу с небольшой речью. Типа вот, мы строили, строили и, наконец, построили. И теперь в нашем классе есть своя собственная библиотека. Желающие могут ненадолго задержаться после уроков и выбрать себе какую-нибудь книгу почитать.

Когда прозвенел звонок, знаменующий собой окончание четвертого урока, я с важным видом прошествовал к шкафу с книгами, открыл его и приготовился к наплыву толпы юных читателей…

Глава 17

– Не идут, Тамара Федоровна. Никак не идут.

– Совсем никто не пришел?

– Почти. За три дня всего два читателя. И один из них – это Сашка.

– А второй ты?

– Нет. Второй – Ленка Бакланова.

– А ты сама почему не читаешь?

– Все, что мне из этих книг было интересно, я уже прочитала.

– Все-все-все?

– Все. А ребята не идут. Не понимают, как этого интересно – читать. Мне их жалко.

– Наташа, тут я тебе ничем помочь не могу. Библиотека – дело добровольное.

– Можете помочь, Тамара Федоровна. Можете. Собственно, я за этим к вам и пришла.

– Да? И какую же ты от меня ждешь помощь?

– У нас ведь завтра четвертым уроком чтение, верно?

– Верно. Ну и что?

– Давайте сделаем так…

…Читать в нашем классе худо-бедно научились уже все. А вот скорость чтения у многих ребят еще хромала. У некоторых – так и вовсе на обе ноги. Лучше всех, понятно, читал я. Настолько лучше, что Тамарочка давным-давно перестала вызывать меня на уроках чтения и спокойно относилась к тому, что на этих уроках я выполнял домашнее задание по русскому или арифметике.

Поэтому мои одноклассники с неподдельным удивлением восприняли то, что минут за десять до конца последнего урока наша учительница попросила почитать вслух меня. И читать она мне предложила не учебник чтения, а что-нибудь из классной библиотеки. Собственно, так мы с ней вчера и договорились.

Что именно читать, я выбрал заранее. Это был рассказ Драгунского «Похититель собак». Коварство заключалось в том, что в тот момент, когда прозвенел звонок, я был примерно на середине рассказа.

Звонок. Остановив чтение, вопросительно смотрю на Тамарочку. Та говорит, что достаточно, оценка «пять». Уроки на сегодня окончены, все свободны. Затем Тамарочка собирает свои вещи и выходит из класса. Ребята как-то неуверенно тоже начинают собираться.

И тут влезает Сашка (она тоже в курсе спектакля). Не очень громко, но так, чтобы окружающие ее слышали, Сашка спрашивает меня, что там было дальше и как собака Чапка выбиралась на улицу. Ну, я ей и говорю, что если хочешь, возьми и дочитай. А она просит почитать меня. Говорит, у меня получается лучше, и ей интереснее, когда читаю я, а не она сама.

Ладно, говорю, садись. Сейчас народ разойдется, и я тебе дочитаю. И вот тут случилось то, ради чего я все это и затевал. Ленка Бакланова неуверенно так спрашивает меня, можно ли ей тоже остаться и послушать. Очень рассказ ей понравился.

Конечно, я не рассчитывал на то, что задержится весь класс или хотя бы большинство. Так оно и вышло. Остались слушать окончание рассказа, кроме Сашки, всего шесть человек. Но ведь остались же! Не ушли.

Ну, дочитал я им рассказ до конца. Дружно поржали над похитителем собак, а Сашка, как мы с ней и договаривались, просит еще что-нибудь интересное почитать. Следующим рассказом был знаменитый «Где это видано, где это слыхано?».

В самый разгар дикого ржача в класс вернулся Леха Самойлов, он свою непроливайку на столе забыл. Вернулся и… не смог уйти. Так и остался с нами в валенках и расстегнутом пальто. Только шапку с головы стянул, чтобы не так жарко было.

Я прочитал еще тройку рассказов и заявил, что устал. Давайте, мол, расходиться по домам. Но, если хотите, можно завтра снова задержаться после уроков, и я еще что-нибудь интересное почитаю. Так я начал работать Шахерезадой…

За три недели наш «кружок чтения» разросся до двадцати человек. Причем из нашего класса было всего четырнадцать. Еще шестеро приходили послушать меня из 1 «А», а еще две девчонки – из 2 «А». Я не возражал. Хотят – пусть слушают. И книги из шкафа я раздавал не только одноклассникам, но и всем желающим. Требовал только, чтобы обращались с ними аккуратно.

Вообще-то изначально я планировал лишь небольшую рекламную кампанию. Думал, почитаю недельку-другую, народу понравится, они и сами захотят почитать. Чтобы, значит, не зависеть от моего желания. Я угадал только наполовину.

Действительно, чтением заинтересовались многие из тех, кто до этого читал лишь учебники на уроках. Книги из библиотеки стали брать. Да и с чего бы не заинтересоваться? Развлечений для детей младшего школьного возраста тут маловато. Компьютеров нет, по телевизору детских программ не так уж и много, да и далеко не у всех дома есть телевизор. Можно в кино сходить, но ведь каждый день-то туда ходить не станешь. Остается только играть дома или на улице. Либо в куклы, либо в войну, в зависимости от пола. Ну, зимой еще на санках покататься можно. Вот и все развлечения. А я открыл им целый новый мир.

14
{"b":"190269","o":1}