ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дважды я убивал тигра из винтовки Сэведж двадцать второго калибра — довольно слабого оружия, так как оба раза под руками не оказывалось ничего более подходящего. В первый раз маленькая пуля угодила тигру между глаз, во второй — перебила ему шейный позвонок (наиболее эффективное попадание, если, конечно, охотник — мастер своего дела).

В случае опасности выстрел в плечо иногда может быть единственным выходом из положения. Результат такого выстрела бывает просто поразителен. Помню, однажды вместе с сэром Норманом Катэром мы выслеживали тигра, который унес жизнь нескольких человек. Организовали загон. Единственный махан, построенный шикари, был расположен в неудобном месте. Вот мы и решили, что лучше всего залечь за кучей хвороста на краю оврага, вдоль которого должен был пройти тигр.

Через четверть часа после начала загона тигр–самец, будто по заказу, вышел из кустарника примерно в тридцати ярдах от нас. Я сделал сэру Норману знак стрелять. Однако он, хотя и был смелым спортсменом, не знал, что в тигра следует стрелять с почтительного расстояния. Заботясь в основном о том, чтобы не выстрелить преждевременно, Норман выжидал до тех пор, пока тигр не подошел совсем близко, на расстояние всего нескольких футов от места, где мы прятались. Укрытие казалось теперь жалким и ненадежным. Тут мой компаньон встал во весь рост и с завидным хладнокровием выстрелил. Тигр без колебаний прыгнул на нас. Все это время я сидел на корточках, прижав к щеке приклад. Увидев взметнувшегося зверя, вскинул винтовку… Пуля, пущенная с близкого расстояния, попала тигру в плечо и остановила зверя в полете. Его распластавшийся в прыжке корпус с вытянутыми вперед лапами буквально сложился пополам, потом рухнул вниз и покатился по склону оврага. Я думаю, что он был мертв еще до того как коснулся земли. Такие случаи бывают, когда охотник использует тяжелую пулю с мягким наконечником. Смерть наступает почти мгновенно.

Для того чтобы убить тигра, не обязательно иметь ружье или какое‑либо другое огнестрельное оружие. Оказывается, иногда бывает достаточно и дубинки.

В один из жарких дней я участвовал в Гвалиоре в большой облаве. Вскоре мы наткнулись на следы целого выводка тигров: самца, самки и трех взрослых тигрят. Загон начался в одиннадцать часов. Уже через полчаса мы убили четырех тигров, остался лишь самый большой — самец. Обычно, когда идет облава на семью тигров, самец отходит последним, пропуская самку и тигрят вперед. Теперь же тигр–самец, заслышав впереди выстрелы, пришел, очевидно, к выводу, что следовать за своим семейством неразумно. Решив прорваться назад сквозь линию загонщиков, тигр кинулся на одного из них, опрокинул и вцепился клыками в плечо. Случилось так, что брат несчастного, тоже участвовавший в загоне, находился в это время поблизости. Увидев, что происходит, он подбежал и изо всей силы ударил тигра по голове обитой железом дубинкой. Нанеся зверю страшный удар, брат потерпевшего без оглядки бросился бежать.

Находясь в ста ярдах от загонщиков, я услышал рев тигра, его рычание, затем крики, извещающие о нападении зверя на загонщика. Я быстро прибежал на шум и в изумлении увидел человека и тигра, лежащих бок о бок. Тигр был мертв. Как же так — ведь я не слышал выстрела! Осмотрев голову зверя, я понял, что его череп проломлен ударом дубинки.

Это был самый фантастический и самый счастливый случай. У человека столько же шансов убить тигра дубинкой, сколько мухобойкой. Не говоря уже о легкости, с которой зверь может сбить с ног человека, тигр способен достать своего противника на гораздо большем расстоянии, чем это кажется. Сам же зверь почти всегда сумеет увернуться, если только внимание его чем‑либо не отвлечено. В приведенном случае внимание тигра было, естественно, приковано к несчастной жертве, сваленной им наземь.

Еще более невероятная история произошла с человеком по имени Калу Сингх, служившим надсмотрщиком у владельца конного завода в Колеса ре (Раджастхан). В полумиле от Колесара у подножия холма стояло высокое дерево, окруженное земляным валом, образующим как бы круглый двор. Во дворе хранился хворост и сухой навоз. В пятидесяти ярдах от дерева пролегала тропинка, ведущая в деревню.

Рано утром крестьяне, проходя по тропинке, увидели за кучей валежника позади дерева полосатую шкуру. Не оставалось сомнений в том, что какой‑то бродячий тигр, заметив людей, спрятался за земляным валом. Одного из крестьян отправили в деревню сообщить новость, остальные разошлись по сторонам и установили наблюдение.

Вскоре собралась толпа человек в сто. Если бы тигра оставили в покое, он несомненно ушел бы, но теперь у него, по–видимому, не оставалось другого выбора, как выжидать среди ветвей.

Проявив излишнюю уверенность, крестьяне повели себя неразумно. Толпа постепенно все ближе и ближе подходила к валу. Один наиболее любопытный крестьянин в надежде увидеть больше, чем другие, вошел во двор с противоположной стороны. Тут нервы у тигра не выдержали, и он выскочил через вал прямо в толпу. Поднявшись на задние лапы, зверь схватил человека, стоявшего рядом с Калу Сингхом, и бросил его на землю.

Калу Сингх был старый солдат, известный своей храбростью. Он не растерялся и изо всех сил рубанул тигра поперек спины саблей. Зверь плюхнулся животом на свою жертву, царапая когтями землю. Человеку, на которого он свалился, тигр нанес смертельную рану, но и сам никак не мог встать на ноги. Изрядно перепуганные крестьяне бросились бежать в деревню.

Лезвие сабли повредило зверю спинной мозг, и у него парализовало лапы. Он лежал там до тех пор, пока не раздобыли ружье и не прикончили его выстрелом в упор.

В то время Калу Сингху было уже более шестидесяти лет. Несмотря на это, он оставался еще очень сильным и бодрым.

Однажды я сам убил тигра дробью номер семь, применяемой для стрельбы куропаток.

Мы в то время производили эксперименты по акклиматизации африканских львов в Гвалиоре. По пути из Шивапури к огороженному участку, где содержались львы, я, сидя позади водителя и спокойно посматривая по сторонам, неожиданно увидел, примерно в двухстах ярдах впереди, из окна машины тигра. Это был красивый самец, видимо, тот самый, которого так боялись местные жители. Говорили, что этот наглый зверь таскает и режет телят. «Вот прекрасная возможность покончить с хищником» — подумал я. Но тут же спохватился: во–первых, у меня в машине не было винтовки и, во–вторых, обстоятельства быстро могли измениться не в нашу пользу. Тигр спокойно стоял на середине дороги, повернув голову и прижав уши. Наш маленький открытый «ситроен», видимо, не произвел на него никакого впечатления.

Что делать? Если мы остановимся и развернем машину назад на этой узкой дороге, тигр набросится на нас. Поэтому я приказал водителю продолжать ехать с той же скоростью — немного меньше тридцати миль в час — и свернуть направо к самой обочине дороги, когда мы поравняемся с тигром. Подъехав почти вплотную, я поднял ружье и с трех ярдов выстрелил из обоих стволов в угрожающе рычащего зверя. В ответ раздался страшный рев, но прыжка не последовало. Я обернулся и увидел, как тигр закрутился волчком, поднимая облако пыли и кусая себя в то место, куда попала дробь. Я не разрешил водителю останавливаться, пока мы не отъехали на пятьдесят ярдов. Рев прекратился. Мы успели увидеть, как зверь исчез в высокой траве.

Вечером на обратном пути мы остановились возле места встречи с тигром, и я тщательно обследовал кусты у обочины дороги. Я рассчитал, что к этому времени, если тигр даже и решил подкараулить меня, его рана затянется и движения станут менее быстрыми и опасными. Однако мои поиски ни к чему не привели. Быстро опускались сумерки. Я решил вернуться домой. На следующее утро, чуть свет, я поехал туда в сопровождении двух следопытов, вооруженный соответствующим оружием. Светало. Старый кровавый след можно было легко различить. Вскоре мы нашли нашего зверя. Я старался смотреть вперед, а не на след, поэтому увидел тигра первым. Он лежал под кустом в позе, которая не оставляла никаких сомнений в том, что зверь мертв. Повсюду виднелась кровь.

21
{"b":"190280","o":1}