ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не завершив труда по репатриации, Нансен получил от Лиги Наций поручение заняться еще одной, казалось бы неразрешимой, проблемой. Мировая война оставила огромные области в развалинах. Население вынуждено было бежать. Европу наводнили бездомные беженцы — мужчины, женщины и дети. Они кочевали из одной страны в другую, переживая жестокие мучения. Все это создавало сложную международную проблему. Положение беженцев стало отчаянным, когда белые армии, пытавшиеся возродить царизм, были разгромлены и выгнаны из России.

Нансен предостерегал державы Антанты от планов интервенции против Советской России. Произошло то, что он и предсказывал — интервенция потерпела полное фиаско, унеся несчетное число жизней. Множество беженцев вместе с остатками разбитых белогвардейских войск скопилось в изнуренных, истерзанных войной странах Европы. Полмиллиона русских белоэмигрантов в Польше, Германии, Балканских странах и Китае взывали о помощи. Константинополь с его турецким, греческим, армянским и русским населением вдруг стал пристанищем стотысячной белой армии. Белоэмигранты никому не были нужны. Разрешения на работу не было. Угрожали эпидемии. Интеллигентные русские женщины из-за куска хлеба становились проститутками.

Нансен обратился ко всем женским организациям Европы, апеллировал ко всем правительствам. Отозвались Франция и США. Советское правительство даровало амнистию 25 тысячам донских казаков, пожелавшим вернуться на родину. 10 тысяч казаков приняла Болгария, 20 тысяч — Бразилия. Вскоре Нансен освободил Константинополь от беженцев, расселив их в 45 странах. Многие из белоэмигрантов впоследствии возвратились на родину.

Правительство Великобритании, истратившее грандиозные суммы на интервенцию против Советской России и на финансирование белых армий, ныне держало остатки разбитых белогвардейских войск в Египте и на Кипре, что стоило ему также колоссальных средств. Дело было передано в руки Нансена, он получил огромную сумму под свою ответственность с правом распоряжаться могущей образоваться экономией по своему усмотрению. Нансен помог эмигрантам расселиться в Югославии, истратив менее половины ассигнованных сумм. Экономия была использована на нужды других беженцев.

Белоэмигранты, наводнившие Европу, оказались перед серьезной проблемой. Большинство из них не имели паспортов и легальных видов на жительство. К тому же все правительства запрещали въезд белоэмигрантам. Весной 1922 г. Нансен разрешил этот вопрос. Был создан особый «нансеновский паспорт» для всех стран мира. Эмигранты получили защиту международного права и возможность трудиться. Все они были размещены и зарегистрированы. Большинство из них принадлежало к привилегированным группам — дворяне, помещики, офицеры и т. п. Прежде всего предстояло выяснить, что они умеют делать. Это обстоятельство осложнило положение Нансена. Поползли клеветнические слухи, будто он собирает информацию для передачи эмигрантов Советской России.

Конечно, это было гнусной ложью. Напротив, трудами Нансена во многих странах были открыты русские школы и дошкольные учреждения, а с помощью США был основан русский университет в Берлине. Русские ученые и работники умственного труда быстро растворились в западном мире, тысячам людей была обеспечена подходящая работа.

Тем временем еще одна катастрофа обрушилась на послевоенную Европу. Турки, отражая греческое нападение, изгнали огромные массы людей. Более миллиона греков и армян погибли во время бегства, полмиллиона достигли островов Архипелага, а 80 тысяч сгрудились в Смирне, которая была сожжена турками. Каблограмма из Константинополя Нансену от одного из его помощников взывала о немедленной помощи полутора миллионам людей, стоявших перед неминуемой смертью. Через несколько дней Лига Наций ассигновала необходимую сумму (в особенности велик был вклад Англии), и Нансен вскоре прибыл в мир хаоса и отчаяния. Стали приходить сюда и эшелоны с продовольствием. Нансен спешно завязал переговоры с воюющими сторонами — Турцией и Грецией. Несмотря на бесконечные препятствия, удалось репатриировать полмиллиона людей. Для спасения полутора миллионов греков по проекту Нансена создавались новые отрасли промышленности, была предпринята организация колоний, осушались болота и поднималась целина.

Несмотря на всю свою энергию, Нансен не смог добиться от правительства более эффективной помощи. Даже благотворительные организации истощили свои средства, а миллионы беженцев переживали невероятные страдания. Эмигранты являлись изгнанниками, их не защищало ни одно правительство. Нансен стал для них правительством, наряду с великими державами. Он создал перспективу миллионам людей, которые иначе, без «нансеновских паспортов», без нансеновской помощи и нансеновского пособия присоединились бы к толпам безработных беженцев.

Жестокое разочарование постигло Нансена, когда Лига Наций отклонила его настойчивые попытки спасти от уничтожения армян. Это было ударом для Нансена, поколебало его веру в Лигу. Теперь его кипучая энергия обратилась на оказание помощи голодающим в России.

* * *

Нансен был первым и самым энергичным поборником принятия Германии в Лигу Наций. Он мужественно боролся за восстановление дружественных отношений России с западными странами. Он видел, что Европа не сможет иметь будущего, пока новая Россия и Запад не смягчат свой роковой спор.

Уже весной 1919 г. Нансен увидел угрозу голода в России и просил поддержки у Гувера. Он обратился за помощью к четырем державам — Англии, США, Франции и Италии. Тысячи русских крестьян умирали от голода, а четыре державы соглашались передать России продовольствие только в том случае, если советские вооруженные силы прекратят борьбу против белых армий и войск Антанты. Разумеется, Советское правительство отвергло эти притязания.

Нансен вновь апеллировал к Антанте и снова встретил отказ. Через два с половиной года голод в России поразил ужасом весь мир. Президент Красного Креста в отчаянии телеграфировал Нансену. Женевская конференция тринадцати государств, к которым присоединились 60 благотворительных организаций, уполномочила Нансена вступить в переговоры с Советским правительством и обеспечить контроль за распределением продовольствия, которое должен был прислать Гувер.

Предвидение Нансена подтвердилось еще раз, но сотни тысяч людей погибли до прихода помощи. Тонны норвежской рыбы срочно грузились для отправки в Петроград, но этого было недостаточно. Многим миллионам людей и среди них восьми миллионам детей угрожала голодная смерть.

Нансен срочно приехал в Москву для встречи с руководителями Советского государства, которые согласились на создание Международного Комитета помощи голодающим во главе с уполномоченным Нансена и уполномоченным Советского правительства. Необходимые для оказания помощи голодающим транспорт, связь, аппарат управления, госпитали, кухни, топливо и ремонтные базы в пределах России находились в полном подчинении Нансена. Нансену и его помощникам гарантировалась свобода передвижения.

Со своей стороны Нансен пытался получить от Лиги Наций заем для закупки продовольствия в количествах, достаточных для борьбы с голодом.

Вскоре Нансен вновь был в Женеве. В день празднования двадцатилетней годовщины его возвращения из путешествия на «Фраме» Нансен выступил со страстной речью на Ассамблее Лиги Наций. После двух недель политических переговоров его просьба о займе была отвергнута… Помощь умирающим русским крестьянам была бы воспринята как поддержка Советского правительства. Антанта же не признавала Советскую Россию и проводила ее блокаду.

«Найдется ли в этом собрании хоть один человек, который мог бы сказать: „Пусть погибнет лучше 20 миллионов людей, чем помочь Советскому правительству?“» — говорил Нансен. Он добавил также, что урожай этого года в Канаде позволяет экспортировать в три раза больше хлеба, чем нужно для прекращения голода в России, что в США излишки пшеницы уничтожаются из-за отсутствия покупателей, что в Аргентине сжигают как топливо излишнюю кукурузу, а пароходы Америки и Европы стоят в бездействии.

71
{"b":"190283","o":1}