ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Император спросил, каково мнение Булатовича относительно создания в Эфиопии регулярной армии. На это Булатович ответил:

— Под вашей властью находится более миллиона галласских и негрских семей. Эти семьи многодетны. Если вы будете брать с каждых пятидесяти семей по одному молодцу ежегодно в солдаты, то через десять лет можно набрать двухсоттысячную армию.

И Булатович предложил императору подробный план формирования, обучения и снаряжения этой армии.

Сразу поняв все значение предлагаемого Булатовичем плана, Менелик поблагодарил его и добавил:

— Твои советы исходят от сердца.

Очень подробная, умная и обстоятельная докладная записка Булатовича всесторонне рассматривала и анализировала многие аспекты жизни и быта народов, населявших западные приграничные области Эфиопии, их строй, общественный уклад, настроения и тенденции дальнейшего развития, что в данной политической ситуации было очень существенно для обороны, а в дальнейшем сыграло большую роль для укрепления внутреннего положения и консолидации страны.

Менелик оценил искренность Булатовича и его преданность интересам Эфиопии.

Аудиенция была окончена. Подошло к концу и третье путешествие Булатовича по Эфиопии.

В архивах остались не только докладные записки и донесения Булатовича из западных областей. Из сохранившихся в архиве Всесоюзного географического общества материалов видно, что он сделал более восьмидесяти наблюдений для определения астрономических пунктов между Аддис-Абебой и Фазогли, очевидно, с целью картографировалия этой местности, если судить тю находящимся там же наброскам карт и бетлым заметкам, их дополняющим. Как и прежде, во время путешествия он вел географические и этнографические исследования, которые, видимо, бесследно исчезли вместе со всеми бумагами после его смерти. Правда, Булатович так и не успел их оформить по возвращении в Петербург в его судьбе произошел крутой поворот.

Вернуться в Россию А. К. Булатович намеревался через Судан и Египет. «Я хотел бы на обратном пути возвратиться через Судан, — писал Булатович в Петербург, — причем моей тайной мыслью было расследовать, насколько императору Менелику возможно было бы вести с его теперешней армией наступательные действия против англичан». Но английский резидент в Египте, а фактически полный хозяин страны, лорд Кромер поначалу наотрез отказался дать разрешение на проезд, мотивируя это «неустройством края». Однако истинная причина была иной представитель Англии в Аддис-Абебе Гаррингтон «уже давно указывал на штаб-ротмистра Булатовича как па человека очень энергичного и знающего, которого англичанам следует остерегаться». Вполне понятно, что им не хотелось впускать в Судан этого умного, опытного и наблюдательного путешественника, который мог обратить собранные им сведения на пользу Эфиопии. Лишь под нажимом русского генерального консула в Каире Т. С. Кояндера лорд Кромер был вынужден дать согласие на проезд А. К.!Булатовича через Судан. Но было уже поздно. Он отправился на родину прежним путем, намереваясь посетить Иерусалим, а затем Иран и Курдистан. Однако поездка в обе эти страны была ему запрещена военным министром А. Н. Куропаткиным.

В феврале 1900 года Булатович возвращался в Россию. «Покидая Абиссинию, — писал он А. Н. Куропаткину, — я выношу убеждение, что в данную минуту русскому офицеру в Абиссинии мало дела. Мы понадобимся, когда возникнет война с Англией или станет очевидно неминуемой. Теперь же император Менелик, может быть, даже стесняется нашим присутствием, зная, что оно раздражает англичан. Осмеливаюсь выразить вашему превосходительству, что меня лично тянет туда, где русскому офицеру есть деятельность действительная…».

Пребывание Булатовича на родине оказалось недолгим. В начале мая 1900 года он возвратился в Петербург, а 23 июня того же года по личному указанию Николая II его направляют в Порт-Артур в распоряжение командующего войсками Квантунской области «для прикомандирования к одной из кавалерийских или казачьих частей, действующих в Китае».

В архивах пока не обнаружено никаких документов, на основании которых можно было бы заключить, чем было вызвано новое назначение. Не осталось писем Булатовича, в которых он объяснял бы причины своего поспешного выезда в Китай после тяжелого путешествия по Эфиопии. Можно только предполагать, что указание царя последовало за личной просьбой Булатовича направить его в Китай, где в это время вспыхнуло восстание ихэтуаней, направленное против эксплуататоров-феодалов, против китайских верхов, которые отдавали страну в руки империалистических держав, и против произвола представителей последних. На знамени восставших был изображен сжатый кулак, поэтому в Европе это восстание именовалось боксерским. В его подавлении наряду с войсками Японии, Англии, Франции и Германии, хотя и не в такой степени, принимали участие военные подразделения, посланные царским правительством.

А. К. Булатович был прикомандирован к Хайларскому отряду, которым командовал генерал Н. А. Орлов и который двигался на восток вдоль строящейся железной дороги. И здесь А. К. Булатович вновь проявил бесстрашие и энергию, участвуя в сражениях и командуя конными разведчиками.

Как мы узнаем из воспоминаний М. К. Орбелиани, к концу похода в Китай Булатович заразилея от освобожденного им из плена французского миссионера тифом и тяжело болел. Для поправки едоровья его отправили в Японию. Пароход попал в сильный шторм. Булатович неосторожно вышел на палубу и простудил свои больные глаза. С тех пор воспаления глаз преследовали его до конца жизни.

По неизведанным землям Эфиопии - _000013.jpg
А. К. Булатович, 1902 г.

По завершении военных действий, 8 июня 1901 года, А. К. Булатович возвращается в свой полк. Через месяц он был назначен сначала временно, а потом постоянно командовать пятым оскадроном. 44 апреля 1902 года его производят в ротмистры. Он награжден орденами Анны 2-й степени с мечами и Владимира 4-й степени с мечами и бантом, а 21 августа 1902 года последовало разрешение дринять и носить пожалованный ему французским правительством орден Почетного легиона. Тогда же по первому разряду он кончает ускоренный курс 1-го Военного Павловского училища.

Блестящая военная карьера ожидала умного, талантливого и отважного гвардейского офицера. Но после возвращения из Китая жизненный путь Булатовича круто меняется. Его последний отрезок — полтора десятилзтия — еще далеко не ясен. Более или менее отчетливо проступают лишь отдельные эпизоды и даты, да и те были установлены лишь в последние годы. Остается только надеяться, что дальнейшие розыски увенчаются успехом и мы сможем получить более полное и ясное представление об этом необычном человеке.

18 декабря 1902 года А. К. Булатович сдает командование эскадроном и с 27 января 1903 года «по семейным обстоятельствам» увольняется в запас. С военной карьерой было покончено. Булатович решил постричься в монахи.

Не только весь светский Петербург был изумлен. Даже самые близкие друзья Булатовича не понимали, чем был вызван его поступок.

Мы можем только гадать об этом.

По одним рассказам, да и по собственным признаниям, он, человек глубоко религиозный, честный, добрый, ищущий, подпал под влияние известного тогда проповедника и мистика настоятеля Кронштадтского собора Иоанна. По другой версии, его угнетали неразделенные чувства к дочери командира полка князя Васильчикова.

Несомненно, большую роль сыграли непосредственные впечатления, вынесенные с полей сражений, кровавые жестокости войны. Сказалась и неудовлетворенность окружающей средой. Но именно эта среда и воспитание ограничили его протест бегством за высокие стены монастыря.

Видимо, правильно говорить о сумме всех этих причин, приведших Булатовича в монастырь. Более точного ответа дать пока невозможно.

42
{"b":"190286","o":1}