ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это вопрос очень важный. Поставленный столь авторитетно, он вызовет новые поиски и новые столкновения мнений. Не будучи лингвистом, не берусь брать здесь чью-либо сторону, но как палеоэтнолог могу констатировать, что новая гипотеза лучше, чем прежняя, увязывается с последними данными антропологии древних популяций в Северной Африке, изучения первобытного общества, а также археологическими данными и историческими фактами, которые отнюдь не свидетельствуют о миграциях с востока, а показывают, что ливийские и даже доливийскне популяции издревле находились на севере Африки. Создается впечатление, что они закрепились там, где находятся сегодня, с очень давних времен, даже если сегодня это нельзя твердо доказать.

Письменность

Некогда берберы имели письменность, знаки которой, еще сохранившиеся на скалах и посвятительных стелах в Северной Африке, уже непонятны нынешним обитателям Сахары. Для путешественников и лингвистов было большим сюрпризом узнать, что это любопытное письмо — тифинаг (тифинар), хотя и в сильно измененном виде, находится в употреблении у туарегов и по сей день.

Тифинаг (то есть «знаки») состоит из 24 значков простой геометрической формы — точек, черточек, кружочков и их сочетаний, обозначающих согласные. Знаки для у (iy) и w (wa) передают не гласные, а полугласные звуки; что касается «а», то этот знак никогда не пишется внутри слова, где он часто имеет нулевое значение, а пишется только в последнем слоге. Такое отсутствие гласных делает чтение тифинага весьма затруднительным.

К этим 24 знакам, соответствующим стольким же фонемам, прибавляются так называемые лигатуры, образованные соединением двух простых знаков; фонетически они представляют собой сочетания согласных, в основном в конечных позициях: — это соединения «б» и «т», «м» и «т», «н» и «т», «л» и «т», «р» и «т» и т. п.

В различных диалектах тифинаг, будучи чисто фонетическим письмом, сильно меняется, что, конечно, не способствует укреплению языка. На нем пишут справа налево и слева направо, сверху вниз и снизу вверх, иногда даже по спирали; в нем нет ни знаков пунктуации, ни заглавных букв, ни вспомогательных значков, ни интервалов между словами и фразами, что сильно затрудняет чтение. Фактически тифинаг, по-видимому, никогда не служил для передачи длинных текстов; как правило, существующие представляют собой короткие послания, содержащие не более нескольких фраз. Весьма характерно, что у туарегов в их языке нет даже слова «писать», оно заимствовано из арабского.

Туареги Ахаггара - pic_2.jpg

Является ли тифинаг пережитком некогда широкоупотребительного алфавита, или же он никогда не был более развит, чем теперь? Отсутствие манускриптов и крупных древних надписей заставляет склониться в пользу второго предположения. Как заметил Аното, арабская и древнееврейская письменности долго оставались на своей начальной стадии (в какой находится сейчас тифинаг) и получили дальнейшее развитие, только когда возрастающее влияние религии повлекло за собой необходимость составления текстов. Если вспомнить, чем обязаны религии все языки, будь то древнеегипетский, халдейский, пунический, древние языки Китая, греческий, латинский и другие языки, то можно понять, почему ливийско-берберский язык остался на столь примитивной стадии. К тому же туареги далеко не все используют тифинаг. Хорошо знающие тифинаг и способные прочесть надпись «с листа» встречаются весьма редко. Как заметил Бенхазера, в настоящее время знание тифинага отнюдь не является признаком образованности. Разобрать какую-нибудь надпись подчас очень трудная задача для туарегов, им приходится прямо-таки заниматься «фонетической гимнастикой», произнося звуки один за другим. Лишь после нескольких попыток им удается разгадать слово. Сегодня (и похоже, что так было всегда) тифинаг используется лишь для того, чтобы сделать короткую запись, написать пожелание, предупреждение, просьбу о встрече, любовное послание или сделать метку на каком-нибудь предмете. Такие надписи обычно вырезают или рисуют на скале, а также на каменных браслетах, которые носят мужчины, на кожаной деке амзада (женской скрипки), а раньше — на щитах воинов. Реже короткие послания записываются на коже или пергаменте, на бумаге либо могут быть нацарапаны на сланцевой или песчаниковой плитке, вырезаны на деревянной дощечке.

Тифинаг доступен у туарегов обоим полам почти в равной степени, хотя считается, что у них женщины более образованны, чем мужчины. Конечно, среди женщин есть очень одаренные, но это качество присуще и мужчинам. Уровень культуры женщин явно преувеличивается. Утверждают, например, что некоторые женщины знают наизусть Коран и «Свод законов» Сиди Халиля, однако у туарегов Ахаггара почти отсутствует религиозное образование, женщины там редко знают арабский и поэтому не могут читать подобные сочинения. Именно из-за незнания арабского тамахак и остается у них живым языком; женщины являются хранительницами как языка, так и всех традиций туарегов.

Каково же происхождение тифинага?

Прежде этот алфавит рассматривался как производный от ливийско-берберского, который, в свою очередь, произошел от пунического, введенного в Северной Африке карфагенянами и использовавшегося во всем бассейне Средиземного моря. Подобное суждение сомнительно, ибо непонятно, почему берберы не приняли сразу пунического алфавита, тем более что он был совершеннее и проще в употреблении.

По другому предположению, ливийско-берберский алфавит произошел из синайского, истоки которого следует искать в Южной Аравии, но и здесь очень велика доля предположений, и они малоубедительны.

Профессор М. Коэн, например, установил такую родственную преемственность алфавитов, по которой ливийско-берберский алфавит является африканской формы более древнего алфавита-предка; при этом остаются несколько неизвестных: 1) прототип алфавита, который еще предстоит определить, существовавший приблизительно в 2000–1750 годах до нашей эры; 2) его ветви, явно различающиеся и невыводимые одна из другой: а) ханаанский алфавит; б) южноаравийский; в) ливийский и, конечно, г) угаритский (в виде клинописи). По убеждению М. Коэна, распространение на запад этого алфавита, зародившегося на Ближнем Востоке, является результатом миграций и вторжений, как, впрочем, и распространение самого берберского языка, рассматриваемого им как составная часть хамито-семитской группы. Таким образом, мы подошли к восточному происхождению алфавита со всеми выводами, которые отсюда вытекают.

За последние десятилетия изучение ливийско-берберских надписей как в Северной Африке, так и в Сахаре сделало большие успехи. Теперь можно зафиксировать границы их распространения не так произвольно, как это делалось в 20-е годы, когда считалось, что они существуют во всей Северной Африке — от Синайского полуострова до Канарских островов. В действительности же на Синае есть лишь несколько надписей, весьма отличных от ливийских, а в долине Нила и его верховьях их, насколько мне известно, не обнаружено совсем. Самое восточное местонахождение надписей, по-видимому, в Дахле — оазисе, расположенном между Нилом и Джебель-Уэнат, и, лишь начиная с Феззана, надписи становятся более частыми, достигая наибольшей плотности в Тунисе (южнее бывшего Карфагена) и восточнее Константины. Отдельные надписи встречаются в Алжире и Марокко, а также на Канарских островах. В Сахаре больше всего надписей встречается в Тассилин-Аджере, где они сделаны в основном красной охрой на стенах под скальными выступами, в Ахаггаре, а также в Адрар-Ифорасе; в Аире их меньше, в Ти-бестй и Кауаре они практически отсутствуют. На юге такие надписи встречаются близ реки Нигер и на широте города Зиндер, которая вместе со скальными утесами Хомборн является своеобразной границей расселения берберофонов в этом районе. На западе, то есть в Мавритании, надписи немногочисленны и сконцентрированы в Адраре, а также севернее и северо-восточнее Тишита, то есть а достаточной степени локализованы. Более того, число их уменьшается в направлении с востока на запад, а это вполне позволяет предположить, что ливийско-берберские племена Мавритании пришли с востока, а не с севера.

3
{"b":"190287","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самая важная книга для родителей (сборник)
Все, что ты только сможешь узнать
Бедабеда
Четыре всадника раздора
Бойся, я с тобой
Led Zeppelin. История за каждой песней
Телефонист
Самообучающиеся системы
Обреченные обжечься