ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Религиозная умеренность туарегов такова, что еще несколько десятилетий назад они не очень почитали марабутов, а совершивших паломничество в Мекку было довольно мало. Когда в 1860 году Дювейрье посетил Гат, у северных туарегов насчитывалось около тридцати таких паломников. В 1950 году у ахаггаров лишь три человека имели звание эль-хадж. После провозглашения независимости паломничество в Мекку совершали многие туареги.

Однако умеренность не исключает фанатизма. Еще Карт отмечал, что во время путешествия ему случалось сталкиваться с фанатизмом туарегов, осаждавших его вопросами, а с некоторыми из них ему даже приходилось вступать в дискуссии по различным религиозным догмам. Он с честью выходил из положения благодаря превосходному знанию Корана и мусульманских нравов. В то же время невежество туарегов в религиозных вопросах делает их послушным инструментом в руках марабутов, которые часто пользуются этим, чтобы разжигать у них ненависть к христианам. Расправа с миссией Флаттерса в 1881 году — одно из следствий этого.

В настоящее время в Ахаггаре в земледельческих центрах существует несколько школ по изучению Корана, открытых арабскими марабутами. Их посещают в основном дети харратинов; дети же туарегов не могут ходить в такие школы, поскольку они находятся далеко от их стоянок.

Есть в Ахаггаре семья марабутов, по происхождению шерифы из Аулефа (Тидикельт), поселившаяся там примерно 75 лет назад, к которой все относятся с величайшим почтением. Сначала эта семья обосновалась на небольшом участке в Дар-Мули и возделывала его, но после случившейся там засухи переехала в Эссали-Се-кин; здесь ею каждый год устраивается праздник милостыни, на который съезжаются все туареги Ахаггара. Глава семьи — Мулей эль Вафи бен Мулей Абдаллах отличается глубокой набожностью и пользуется большим уважением.

Анри Бассе говорил по поводу исламизации туарегов, что из ислама они почти ничего не взяли, кроме, может быть, Корана в качестве амулета, зато переняли от него фатализм. Многие другие исследователи тоже отмечают поверхностность мусульманской веры туарегов, однако не следует преувеличивать и степень их безбожия.

Со времени проникновения европейцев в Сахару ислам как знамя сопротивления добился больших успехов, а сенусизм в 1915–1918 годы еще более усилил это движение. Между тем сами французы способствовали тесному контакту арабов с туарегами: их гарнизоны состояли в основном из арабов, в результате чего в Ахаггаре обосновались арабские коммерсанты и марабуты. Более того, когда южные территории стали безопасными, появилось много марабутов, собиравших милостыню. Все они были одновременно и проповедниками ислама. 204

Хотя марабуты и не охватывали стоянок туарегов в глубине Сахары, активная пропаганда, религиозный характер которой часто дополнялся политическим, сильно воздействовала на тех, кто кочевал и кочует вокруг Та-манрассета. Таким образом, можно сказать, что исламизация Ахаггара хоть и медленно, но проводится.

Уже заключено немало браков между арабскими марабутами и туарегскими благородными женщинами; дети от таких браков воспитываются в арабских традициях. Мало-помалу марабуты стараются вытеснить традиционный матриархальный уклад туарегов мусульманским патриархальным.

Все шире распространяется соблюдение поста и празднование мусульманских религиозных праздников.

И наконец, марабуты предложили многим туарегским вождям публично отречься от прежних верований, от всего того, что еще осталось у них от язычества. Аменокаль Ахамук, а за ним и Меслах публично выступили с подобным отречением.

Летаргия, в которую погрузились туареги в результате насильственного прекращения их разбойничьей жизни, в сочетании с пропагандой арабов обратила их к религии. Теперь можно все чаще видеть благородных молодых людей, проводящих время за распеванием стихов Корана.

Пережитки язычества

Несмотря на достигнутые исламом в последнее время успехи, за десять веков, прошедших от начала исламизации, туареги все еще не избавились от своих древних верований. Конечно же, они стираются, теряют свою интенсивность, но остаются несмотря ни на что жить в глубине души туарега. Так будет продолжаться еще долго, и не сам ли край тому причиной, горы, холмы и долины, крепко хранящие свои легенды, отмеченные печатью языческой веры?

Туареги все еще верят в существование духов, в привидения. Наряду с правоверными адептами ислама они охотно назовут вам разные таинственные существа, которые, как говорил Е. Ф. Готье, являются не чем иным, как старыми их божками. Отец де Фуко обнаружил в зассказанных ему легендах имена нескольких таких божков: Тамарес, Бурдан, Тассуд, Уэрдаз, Нулана, Радес; большинство из них сегодня уже забыты и хранятся только в памяти стариков.

Вера туарегов в сверхъестественное превосходит всякое воображение. Горы, источники, гельты, ущелья, деревья они населяют духами — алхикен, или имдунен — и для защиты от них носят множество талисманов, взятых у марабутов. Женщины более суеверны, чем мужчины, и занимаются тем, что испрашивают совет у старинных могил (тасауит) — точно так же, как это отмечал еще Геродот у насамонов и Помпоний Мела у авгилов. «Авгилы, — писал последний, — не признают других божеств, кроме душ умерших. Они клянутся ими и спрашивают совета у них, как у провидцев; для этого они, изложив свою просьбу, ложатся на могилы и во сне получают ответ». Этот текст, которому 2000 лет, актуален в отношении туарегов и поныне, ибо туарегские женщины, когда хотят получить весточку от ушедших в иной мир, поступают точно так же.

Кроме того, туарегские женщины занимаются гаданием — на зеркале, ящерице или рисунке на песке (ташилет), изображающем гадюку. Одни могилы, считается, исполняют желание женщин — иметь любовника или мужа; другие же, как, например, в Тазеруке, помогают от бесплодия. Именно там были найдены статуэтки, так называемые тибарадины, над которыми совершали молитвенные действа только женщины, мужчины же просто посещали эти старые могилы. Предназначение идолов с головой совы из Табельбалета, должно быть, весьма близко тому, которое имели идолы из Тазерука.

Эти петролатрические культы[11] оказались очень живучими у туарегов. Они верят, что некоторые камни связаны с привидениями, и, дабы умиротворить духов, кладут рядом с ними булыжники как воплощение своих обетов. У перевалов, на узких и опасных тропах часто можно увидеть большие груды таких камней, похожие на курганы, а по обеим сторонам караванных дорог, ведущих, в частности, в реги Тенере или в районы пустыни, слывущие опасными, — множество небольших кучек.

Считается, что духи селятся и в некоторых деревьях, например Ваlanites aegyptiaca; туареги называют его ахемес. Они никогда не расположатся под таким деревом, предварительно не закидав его крону камнями, чтобы изгнать живущего там духа.

Выше мы уже говорили о том, какие предпринимаются меры предосторожности в отношении пустой посуды, мест бракосочетания, а также местонахождения новорожденного, вокруг которого, как полагают, витают духи. С той же целью в палатке туарегов принято вешать на центральный шест старую сандалию.

Запреты же на определенные виды пищи, о чем тоже говорилось выше, суть, видимо, не что иное, как остатки анимизма.

Наряду с этими поверьями очень большое место у туарегов занимает колдовство. Оно почти всегда носит характер симпатической магии. Черепа варанов, кусочки кожи аддакса, которые туареги носят в качестве амулетов, предназначены для защиты от укусов змей и скорпионов; поскольку вараны и аддаксы уничтожают змей и скорпионов, туареги считают себя в безопасности. Так, согласно другому поверью, тому, у кого гноится рана, не рекомендуется пить молоко — из-за аналогии цвета и т. п.

Сны тоже имеют свое толкование у туарегов. Если человек увидит во сне черное — это плохое предзнаменование; белое — он получит деньги; финики — кто-то из его близких или он сам будет ранен; змею — на него напущена порча.

вернуться

11

Петролатрия — поклонение скалам, камням. — Примеч.ред.

48
{"b":"190287","o":1}