ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Караванные пути пролегают, как правило, по долинам, связывая между собой естественным образом колодцы, переходя из одной долины в другую через наиболее доступные перевалы, которые никогда не отмечаются никакими вехами. Лишь местами встречаются реджем — кучи камней, обозначающие перевал или близость колодца, однако они попадаются, как правило, редко и стали устраиваться недавно, ибо ахаггары всегда стремились скрыть от чужаков свои дороги.

На песчаных участках, в регах, где почва под воздействием ветра так или иначе трансформируется, караванный путь становится подчас совершенно невидимым, и тогда караван полагается только на знающего проводника, неоднократно проходившего по этой дороге. Впрочем, время от времени случается, что караван теряет дорогу, особенно в районах регов, где буйствуют песчаные ветры, и это порой приводит к гибели людей и животных.

Вспомогательные пути

В самом Ахаггаре существует множество вспомогательных дорог, используемых для местных нужд. Они идут от одного источника к другому. Все центры земледелия связаны между собой сетью хорошо намеченных дорог, по которым легко передвигаться, даже не обладая особым знанием местности. Существуют также пастбищные тропы, вытоптанные в результате многократного прохождения коз, ведущие от одной долины к другой и огибающие горы. Эта сеть невероятно обширна. Каждая гора, каждое плато изборождены большим количеством таких тропинок. Они есть даже в самых недоступных, самых пустынных местах, и это говорит о том, что некогда Ахаггар был исхожен вдоль и поперек по всем складкам массива, а следовательно, здесь было более интенсивное в то время разведение коз и более богатая растительность.

* * *

Разница в способах передвижения караванов у арабов и туарегов весьма существенна. Арабы всегда пускают верблюдов вперед, они идут свободно, без какой-либо узды или привязи. У туарегов, наоборот, они привязаны один за другим и продвигаются вереницей; караван ведет человек, держа первого животного за узду или в особом случае сидя на нем верхом.

Эти различия в способах передвижения обусловлены двумя причинами, связанными с особенностями местности. Арабская Сахара — край в основном равнинный, где передвигаться легко, так как на пути животных не возникает никаких естественных препятствий, в гористой же местности Ахаггара, Тассили, Аира, Адрар-Ифораса узость некоторых троп, в частности при переходе через отдельные перевалы, заставляет принимать меры предосторожкости, следить за продвижением верблюдов, чтобы они не терлись друг о друга и не нанесли ущерба навьюченному на них багажу. Кроме того, и пастбища у них совершенно разные. В Северной Сахаре на известковых почвах трава произрастает пучками, и верблюды, передвигаясь широким фронтом, ощипывают один пучок травы за другим. Поэтому арабы и не надевают путы на своих животных.

В Ахаггаре же растительность сконцентрирована в долинах, где под песчаными наносами сохраняется влага. Нет никакого смысла давать верблюдам свободу при переходах; лучше как можно меньше времени потерять в пути, чтобы достичь быстрее места выпаса. Таким образом, здесь приходится соблюдать строгий порядок движения каравана.

Чужие караваны, пересекавшие некогда страну ахаггаров, были вынуждены идти под их защиту за оговоренную заранее плату. Плата эта поступала аменокалю, однако защита обеспечивалась лишь в той мере, в какой имела силу его власть, которая не распространялась за пределы его собственного племени. Так что караванщик становился объектом безудержного вымогательства народов, живущих на пересекаемой им территории, и избежать этого практически было невозможно. Иногда в его распоряжение предоставлялся проводник, получавший вознаграждение в виде товаров. Как только достигалась граница территории, защита больше не действовала, и туареги не колеблясь начинали грабить караван, который только что охраняли. Отсюда часто возникали конфликты между соседними племенами, но в конце концов все улаживалось за счет караванщика. В результате таких постоянных издержек он мог торговать лишь товарами, сулившими очень большую прибыль.

Иногда туареги сдавали своих верблюдов внаем. Для иностранных торговцев этот способ был дорогостоящим, но зато в пути они меньше подвергались вымогательствам. Некоторые племена Тассили специализировались на перевозках между Гадамесом и Гатом, Исеккемарены даже сдавали в аренду своих животных для караванов, курсировавших между Айн-Салахом и Нигером. Из этих операций они извлекали весьма ощутимую выгоду.

* * *

На дорогах Сахары существуют, правда малонадежные, свои законы (это не относится к караванам, принадлежащим враждебным племенам).

Например, широко распространен обычай оставлять на пути передвижения караванов, в расщелинах или других укромных местах, продовольственные припасы на обратный путь, чтобы не везти лишний груз. Их оставляют без всякой охраны, и здесь никому даже в голову не придет воспользоваться ими. Подобное наблюдали Дювейрье, капитан де Боннмен, М. Бу Дерба на маршруте Уаргла — Гат. Я тоже был свидетелем похожего случая, правда, товары, сложенные на дороге, принадлежали ахаггарам; никто и никогда не осмелился бы посягнуть на них (однако, если бы речь шла об имуществе чужеземцев, этого бы уже нельзя было утверждать с такой уверенностью).

Приведу еще один обычай: если в пути околевает верблюд, а другого животного для замены нет, то груз остается на месте «под общественным присмотром». В этом случае караванщик может быть уверен, что найдет сьое добро в целости и сохранности, даже если вернется и через полгода. Надо сказать в этой связи, что туареги, какими бы грабителями они ни были, никогда не воруют. Я не один год прожил на их стоянках и ни разу не обнаружил у себя пропажи вещей и никогда не был свидетелем ссор туарегов между собой из-за украденного. Если кражи и случаются в этом крае, то совершаются они либо икланом, либо харратином. Единственное, что я заметил: туареги, перевозящие товары для торговцев арабов или мозабитов из Айи-Салаха, иногда утаивают небольшую их часть, которую прячут в скалах перед самым Таманрассетом; это не считается у них чем-то предосудительным: на их взгляд, подобное изъятие у торговцев справедливо, ибо в конце концов он обогащается за их счет.

Караванная торговля

Какие товары перевозились караванами? С севера шли изделия мануфактуры, в основном полотно, одежда из шелка, к которому так неравнодушны туареги и народы Сахеля, безделушки, клинки для мечей (без рукояток), сахар, кофе (чай в Сахаре появился сравнительно недавно, его распространение началось в Марокко во второй половине XVIII века), туатский табак, парфюмерия, а раньше, когда переходы осуществлялись через Кано, и медь. Стоимость этих предметов торговли при продаже или обмене возрастала раз в десять.

Обратно караваны увозили страусовое перо, золотой песок, слоновую кость, чернокожих рабов, продаваемых по очень высокой цене в городах Алжира. Упряжь для верблюдов, выделанные кожи также являлись предметом бойкой торговли, равно как и медикаменты растительного или животного происхождения (помет страуса и безоар антилопы) из фармакопеи Северной Африки, высоко ценимой арабами.

В наши дни торговые сделки остались такими же, за исключением золота и слоновой кости, ставших раритетом (торговля ими сначала находилась в руках европейцев, а теперь перешла к сенегальцам), а также рабов (торговля ими была запрещена после французской оккупации). Однако дороги стали безопасными, и туареги не могут больше рассчитывать на свой промысел «охранителей» караванов. Для них остается один источник дохода — самим организовывать караваны, используя таким образом своих многочисленных верблюдов. Правда, у туарегов нет никаких практических навыков в коммерции; впрочем, присутствие французов в Таманрассете очень облегчило им эту задачу.

50
{"b":"190287","o":1}