ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Можно было бы назвать целую серию таких же или еще более «убийственных» фильмов. Об их содержании красноречиво говорят сами названия: «Как убить жену», «Проснись, чтобы убить», «Окровавленная рука», «Батальон смерти» и т. п.

На перекрестке веков - nen0051.jpg
Тегеранский кинотеатр «Голден Сити»

Кинотеатры широко демонстрируют и другого рода продукцию. Не хотите смотреть «Ультиматум убийцы» — пожалуйте на фильм «Одна роза на всех». Все в этой итальянской картине предельно просто, ясно и приятно для глаза. В главной роли — любимица публики южного морского города, веселая и юная красавица по имени Роза. Она имеет мужа, хорошего скромного парня, но что делать — она многим нравится и просто не в силах не отвечать на любовь. И так далее…

Нельзя сказать, чтобы эта картина было показательной для так называемой «секс-серии». В других фильмах эротические проблемы «разработаны» куда более основательно. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть такие «шедевры», как «Одно особое желание», «Страсть в летнюю ночь», «Руководство для женатого мужчины».

Может показаться странным, что на земле древней культуры, где живы богатые традиции настоящего искусства, в стране, еще сохраняющей старые нравы и обычаи, где еще стойки догмы ислама, определяющие жесткие рамки приличия и благопристойности, нашли приют произведения кинематографии, прославляющие самые разнузданные формы западного образа жизни. Однако странного в этом ничего нет, если вспомнить о недавнем прошлом Ирана. С тех пор как в начале века на юге страны забили первые фонтаны нефти, Иран все теснее и теснее стали опутывать цепи зависимости. Страна все больше становилась сырьевым придатком капиталистических монополий, рынком сбыта западных товаров. С расширением описка этих товаров в него вошла и продукция кинематографической промышленности Запада. При этом преследовались не только коммерческие цели: кино должно было сыграть роль эффективного средства пропаганды западного, в первую очередь американского, образа жизни, показывая «преимущества» капитализма, прославляя и насаждая его.

Пользуются ли успехом фильмы подобного рода? Газета «Эттелаат» как-то писала в кинообзоре: «Убожество — вот слово, которое наилучшим образом характеризует фильмы, показанные в последнее время в Иране. Печально, что едва ли найдется десяток картин, достойных упоминания». Но тем не менее часто, особенно в выходной — пятничный — день, кинотеатры полны зрителей. Дело в том, что кино является для широких слоев иранского населения пока единственным доступным средством развлечения и досуга. По последним данным, около 50 миллионов человек в год посещают кинотеатры только в Тегеране. Ежегодно в Иран ввозится примерно 400 западных, главным образом американских, фильмов. Это более чем в 10 раз превышает производство иранских киностудий. «Голливуд занимает сейчас господствующее положение на экранах Ирана», — с тревогой писала газета «Техран Джорнэл».

Напрашивается и другой вопрос: беспокоит ли иранскую общественность столь широкая идеологическая диверсия Запада, пропаганда мордобоя, убийств и «сладкой жизни»? Беспокоит, и очень. На горькие плоды пропаганды «сладкой жизни» указывают и общественные организации, и отдельные лица — все, кому небезразлична судьба подрастающего поколения. Чувством глубокого возмущения проникнуто письмо в газету «Техран Джорнэл» одного из читателей этой газеты по поводу демонстрации в Иране фильмов о похождениях Джеймса Бонда. Криком наболевшей души прозвучал на встрече Деятелей иранского кино за «круглым столом» журнала «Роушан-фекр» призыв: «Преградить путь продукции западной кинематографии на экраны иранских кинотеатров». «Дайте нам фильмы из жизни иранского народа», с такими словами обратилась к участникам этой встречи студентка Тегеранского университета.

Ценители настоящего искусства резко выступают и против подражания некоторых иранских кинематографистов импортным «образцам». Один из читателей «Техран Джорнэл» прислал в редакцию письмо по поводу того, что молодой иранский кинорежиссер, возвратившийся из США, намерен перекроить национальную эпопею о Фархаде и Ширин в детектив американского типа. «Эта весть, — говорится в письме, — возмутила меня, так же как, я уверен, и любого иранца. Почему бы этому почитателю иностранного не убраться из пашей страны и не направиться туда, где он найдет все иностранное!»

Иранские власти принимают некоторые меры, чтобы оградить молодых зрителей от пагубного влияния западного киноискусства. Так, принято постановление, запрещающее юношам и девушкам в возрасте до 18 лет посещать сексуальные фильмы. Усилена цензура. Некоторые картины не допускаются на экраны, до некоторой степени сокращен ввоз иностранных фильмов.

Можно ли надеяться на успех этих и других мероприятий? Пожалуй, можно, ибо укрепление независимости Ирана, возрождение традиций его многовековой культуры, поддержка иранской кинематографии постепенно становятся общенациональной политикой. Развитие экономики, подготовка собственных кадров специалистов, задачи ликвидации неграмотности в стране — все эти и другие социальные процессы требуют участия молодежи, и роль кино в деле ее воспитания исключительно велика. Касаясь программы деятельности иранских кинематографистов, министр культуры Ирана на совещании работников кино заявлял: «Наша кинематография должна уделять больше внимания созданию фильмов, имеющих воспитательное значение. В то же время импортеры иностранных картин должны гарантировать, что ввозимые ими ленты не нанесут морального ущерба, особенно там, где это касается молодежи».

Немаловажное значение для обновления репертуара иранских кинотеатров, укрепления воспитательной роли кино имеет расширение культурных связей между Ираном и Советским Союзом. В последнее время в Тегеране и других городах страны все чаще на экранах появляются произведения советской кинематографии. Многие фильмы получили признание у иранских зрителей. Касаясь огромного общественного звучания фильма «Обыкновенный фашизм», газета «Донья» писала, что он служит предупреждением всем тем, кто хотел бы преуменьшить опасность возрождения фашизма, и призывает всех честных людей к бдительности.

На премьере фильма «Секрет успеха» директор кинотеатра «Капри» в своем выступлении перед началом демонстрации картины отметил большое воспитательное значение советского кино. Он сказал, что в отличие от западных боевиков, которые развращают молодежь, прививают ей дурные привычки, советские фильмы развивают хороший вкус, провозглашают высокую нравственность, рассказывают о дружбе и товариществе.

Все больше сил набирает иранская кинематография. Растет сеть кинотеатров. Сейчас только в иранской столице ежедневно открываются двери свыше ста кинотеатров. Среди них есть первоклассные, где цены подороже, второго класса — со сходными ценами и залы третьего разряда. Последние — самые ранние, так сказать старожилы, и самые непритязательные. Некоторые из них — свидетели первых кинозрелищ в Тегеране.

Первый кинотеатр в Тегеране был построен в 1904 году. Однако он «прогорел», не просуществовав и года. Затем в течение четверти века вовсе не предпринимались попытки открыть кинотеатр. Только в 1931 году открылся второй кинозал. Как в первом, так и во втором случае в зале были отведены специальные места для женщин, гак как им было запрещено сидеть рядом с мужчинами.

Иранский кинотеатр знал немое кино с титрами. Так как зрители в подавляющем большинстве были неграмотными, то во время сеанса один человек, чаще всего владелец кинотеатра, ходил посредине зрительного зала и рассказывал содержание фильма. Любопытно также, что право на печатание рекламы имели только газеты «Эттелаат» и «Мехре Иран». Поэтому экземпляр одной из этих газет давал право на посещение сеанса.

Популярность кинематографа росла медленно вплоть до второй мировой войны. После войны положение резко изменилось. Сейчас все чаще на экраны выходят фильмы, созданные местными студиями. Многие киноленты получили широкое признание и серьезно потеснили своих западных конкурентов. Так, в Тегеране в течение нескольких месяцев огромный успех имела картина «Дом бога». Иранские кинематографисты при съемках этого фильма показали большое профессиональное мастерство, к тому же и необыкновенное мужество. В картине шаг за шагом прослежена длительная и нелегкая церемония паломничества мусульман в священный город Мекку. Эпизоды проклятия фанатичной толпой врагов ислама, сцены шествия огромного скопища людей вокруг заветного «черного камня» принадлежат к уникальным кадрам, производят неизгладимое впечатление.

12
{"b":"190295","o":1}