ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Представленные работы, выполненные в основном в традиционных стилях персидской графики — талик, насталик и шекясте, — поражают изяществом почерка, богатой фантазией их авторов. Многие надписи настолько декоративны, что могут служить настенным украшением.

Искусство красивого письма с давних пор высоко ценится в Иране, как и в некоторых других странах Востока. В этих странах были широко распространены эпиграфические орнаменты — тексты, органично включенные в декоративный узор. Каллиграфия играла особую роль в создании книги как некоего целостного художественного произведения. Она расценивалась как искусство и занимала в ряду других его видов почетное место.

На перекрестке веков - nen0084.jpg
Росчерк каллиграфа

Мастера каллиграфии наряду с поэтами и философами были приближенными шахского двора и имели право оставлять свое имя на переписанных ими книгах. Недаром, когда в последнее время на страницах иранской печати развернулась дискуссия по поводу перехода с арабской на латинскую графику, авторы многих статей с тревогой писали о возможной потере богатых традиций персидского письма.

Образцы высокохудожественной каллиграфии, выполненные иранскими мастерами, являются уникальными экспонатами музеев многих стран, в том числе Музея мусульманского искусства в Стамбуле, Национальной библиотеки в Париже. В одном из музеев Тегерана хранится Коран, написанный всего лишь на двух листах из пергамента. Каждая строка имеет размер не более одного миллиметра. Этому редкому экземпляру священной книги мусульман насчитывается 350 лет.

Одно из наиболее ценных произведений персидской каллиграфии находится в Шахской библиотеке Тегерана. Это — копия эпической поэмы «Шах-наме» классика восточной литературы Фирдоуси, выполненная выдающимся мастером каллиграфии и миниатюры Мирзой Джафаром в начале XV века. Манускрипт, над которым Мирза Джафар работал пять лет, насчитывает 700 страниц с 93 стихами на каждой странице. Дошедший до нас в своей первоначальной свежести и красоте, он вызывает глубокий интерес ученых-востоковедов и является предметом многих исследований.

Любопытен следующий факт: многие композиции из мозаики, которой украшены дворцы и мечети Исфахана, представляют собой не только редкий по красоте орнамент, но и надписи арабским шрифтом. Иранский ученый Гонарфар десять лет посвятил тому, чтобы расшифровать все эти надписи. Их издали, и они составили большую книгу.

Иранские пахлаваны

Расположенный на одной из центральных магистралей иранской столицы — улице Фирдоуси и выполненный в традициях иранской национальной архитектуры, этот дом стал местом паломничества туристов, официальных и неофициальных иностранных делегаций, приезжающих в Иран. Он стал популярен и у самих иранцев. Называется дом Зурхане. И если спросить у жителя Тегерана, что означает это название, он будет терпеливо и подробно рассказывать о нем, как о чем-то необычном, таинственном, каком-то чуде, какого нигде не увидишь, кроме Ирана. И это действительно так…

Выступления иранских пахлаванов никого не оставляют равнодушным. Огромное впечатление производит все: сила и ловкость, которые выработал в себе человек и сохранил до старости, и мелодии своеобразной восточной музыки, мозаика и роспись, которыми украшены стены зала. Но если все же попытаться найти основной источник этого удивительного воздействия, он, пожалуй, заключается в искусстве передать дыхание веков, «преданья старины глубокой».

Зурхане в переводе означает «Дом силы». Он представляет собой небольшое куполообразное здание. Поднявшись на несколько ступенек, вы попадаете в большой зал. Это — светлое, уютное помещение, украшенное коврами, росписями, зеркалами. Оно напоминает скорее одну из комнат богатого дворца, чем спортивное сооружение. Арена в форме восьмиугольника имеет в поперечнике около семи метров. Вместимость зала небольшая — всего 200 мест. Бросается в глаза расположенное слева от входа специальное место вроде кафедры, над которым свисает колокольчик. Рядом необычной формы барабан. Перед ним — небольшая жаровня: теплый воздух попадает на кожу барабана и придает ему необходимое звучание. Место это принадлежит моршеду — певцу-сказителю, выполняющему роль и музыканта-исполнителя, и солиста, и дирижера. Все в оформлении и программе спортивного представления, весь ритуал, как и убранство зала, сохраняются в таком виде, как было много веков назад…

Раздаются удар колокольчика и дробь барабана. В наступившей тишине под сводами зала льется мелодия старинной персидской песни. Певец-сказитель, одетый в живописный национальный костюм, со страстью муэдзина, читающего утреннюю молитву, возносит хвалу Аллаху, просит «всемогущего» ниспослать ему силы и умение воспеть подвиги богатырей — пахлаванов, прославивших древнюю иранскую землю. В своей песне он воздает также дань глубокого уважения нынешним пахлаванам, кто свято чтит традиции своих предков, умножает их деяния.

Любопытно, что в основе торжественной песни моршеда лежат строки эпической поэмы «Шах-наме», которую Фирдоуси написал в XI веке и в которой поэт собрал были, легенды, сказания, созданные народом за много веков истории иранского государства.

Под хвалебные возгласы моршеда, звон колокольчика и мелодичную дробь барабана на арену выходят 12 пахлаванов. Они обнажены до пояса. Атлетические фигуры, могучие плечи. Их движения скупы, размеренны. Для начала они выполняют несложные вольные упражнения, как бы демонстрируя зрителям красоту физически развитого тела.

Кстати сказать, в самой идее создания Зурхане заложена глубокая жизненная философия, суть которой сводится к тому, что вся жизнь зависит от движения и действий. Если что-либо не находится в движении, оно угасает и гибнет. Жизнь, как самое высшее проявление природы, представляет собой процесс непрекращающегося развития, постоянного перехода из одного состояния в другое, непрерывного действия на протяжении бесконечных веков.

Первое упражнение выполняется с деревянной планкой, опираясь на которую пахлаваны делают различные движения, имитирующие плавание и течение воды. Затем, подчиняясь ритму барабана и сигналам колокольчика, атлеты, следуя друг за другом, берут по две булавы, стоящие попарно на специальной подставке. Булавы деревянные, они имеют форму капли и залиты свинцом. Самая легкая булава весит 10 килограммов, самая тяжелая — 30. Обращение пахлаванов с этими спортивными снарядами, будто невесомыми, всегда вызывает всеобщее восхищение зрителей. В конце упражнения один из пахлаванов выходит на середину арены, вслушивается в мелодичный ритм барабана и вдруг забрасывает к потолку булаву, на лету схватывает ее и вновь посылает вверх. Затем вслед за первой к голубому куполу летит вторая булава. И так до тех пор, пока музыка не возвестит о начале следующего упражнения.

На перекрестке веков - nen0087.jpg
Моршед

Когда булава взята пахлаванамн на вооружение — неизвестно, но она стала своего рода символом Зурхане. Точное время возникновения самого Зурхане также не установлено. Однако, как утверждают иранские источники, оно относится к первым векам нашей эры, к эпохе династии Сасанидов, прославившейся крупными достижениями в развитии национальной культуры и искусства. История Зурхане полна любопытных фактов. Иранские историки приводят примеры того, как персидские пахлаваны, являя собой пример выносливости, смелости, мужества, решали исход той или иной битвы. Известно также, что в VII–VIII веках, в период арабского завоевания и распространения новой религии — ислама, Зурхане играли роль организаций подпольной освободительной борьбы, были очагами военной подготовки мужского населения. Пахлаваны собирались и тренировались тайно. Чтобы придать своим собраниям форму невинных забав, они приглашали музыкантов. Тогда и родилась дошедшая до наших дней традиция проводить выступления пахлаванов в сопровождении музыки. В нынешнем виде Зурхане с его своеобразным ритуалом, правилами и музыкальным сопровождением существует 700 лет.

20
{"b":"190295","o":1}