ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Проводилась она в несколько этапов. На первом этапе, который касался крупных землевладельцев, помещику оставлялось одно владение (деревня) или несколько небольших общей площадью не более 500 гектаров при условии обработки земли сельскохозяйственными машинами. Остальные земли за соответствующую компенсацию приобретались государством и продавались крестьянам отдельными участками в рассрочку на 15 лет. При этом часть выкупа государство выплачивало помещикам акциями государственных предприятий, чтобы увеличить тем самым приток капиталовложений в промышленность.

Эти первые мероприятия, связанные с проведением земельной реформы, мало что изменили в деревне. Помещики всячески обходили законы и сохраняли за собой значительные земельные владения. На втором этапе, начавшемся с февраля 1965 года, мелким и средним помещикам предлагалось сделать выбор: 1) сдать землю в аренду крестьянам, 2) разделить землю между помещиком и крестьянами пропорционально долям, на которые раньше делился урожай, 3) продать землю. Более 90 процентов мелких и средних помещиков сдали свои земли в аренду крестьянам. Около 1,5 процента помещиков продали свои владения крестьянам и менее 8 процентов поделили землю с крестьянами. Таким образом, большинство крестьян по-прежнему арендовали землю у помещиков.

Параллельно с проведением реформы в деревне стали создаваться сельскохозяйственные кооперативы, в которых крестьяне оставались собственниками своих небольших участков. Эти кооперативы имели в основном кредитно-сбытовой характер. Однако положение крестьян оставалось тяжелым. Дело в том, что, получив участок земли, крестьянин все равно оказывался не в состоянии его обрабатывать. У него не было ни средств производства, ни денег, чтобы приобрести их. Более того, в течение 15 лет он должен был выплачивать деньги за приобретенный участок. Участки земли, не превышавшие в среднем 3 гектара на семью, даже в случае их обработки не могли обеспечить более или менее сносное существование. Да и им постоянно грозила опасность дробления в случае смерти владельца и раздела земли между наследниками. В таких условиях об улучшении положения крестьян, а также о повышении уровня сельскохозяйственного производства не могло быть и речи.

Где же выход? Известно, что многие развивающиеся страны находят его на пути создания крупных сельских хозяйств социалистического типа. Иранская деревня была направлена по другому пути. В марте 1968 года парламентом был принят закон о создании сельскохозяйственных корпораций. Согласно закону одна крупная деревня или несколько деревень, прилегающих друг к другу, могут создать такую корпорацию, если за это выскажется 51 процент землевладельцев-крестьян. Корпорация создает объединенный капитал, причем каждый крестьянин получает долю участия, иначе говоря, определенное число акций, в соответствии с вложенным капиталом. Закон предусматривает также, что в число владельцев акций входит и министерство аграрной реформы в соответствии с вложенным им капиталом. Он предписывает государственным предприятиям, в частности производящим химические удобрения, предоставлять корпорациям кредиты на приобретение удобрений, сельскохозяйственных орудий.

Согласно уставу корпорации держатели акций могут передавать свои земельные участки друг другу без каких-либо ограничений. Иначе говоря, мелкий собственник постоянно стоит перед угрозой разорения.

Эти новые сельскохозяйственные объединения получили возможность механизировать сельскохозяйственные работы, пользоваться долгосрочными кредитами, покупать различные машины и удобрения. В течение года со дня принятия закона было создано 15 таких корпораций.

Параллельно продолжается и организация сельских кооперативов, которые, несомненно, имеют преимущества по сравнению с мелким крестьянским хозяйством. На полях кооперативов появились тракторы, другие средства механизации, улучшилось снабжение водой и удобрениями. Все это привело к подъему уровня сельскохозяйственного производства. На март 1968 года насчитывалось 8652 кооператива. В них объединялось 5,5 миллиона человек (с учетом членов семей). В последние годы наблюдается тенденция сокращения числа кооперативов за счет создания корпораций: к середине 1971 года их стало 8320.

Таким образом, сельское хозяйство Ирана становится на капиталистический путь развития. Конечно, по сравнению с дореформенным периодом это — шаг вперед, хотя он не исключает новых трудностей для крестьян, характерных для такого пути.

В ходе проведения земельной реформы и других социально-экономических преобразований были национализированы леса и пастбища. Летом 1968 года иранским парламентом был принят закон о национализации водных ресурсов. Согласно закону все водные источники принадлежат государству, и правительство отныне будет нести всю ответственность за распределение воды и поиски новых источников.

Еще задолго до того, как правительство приступило к разработке этого законопроекта, в иранской печати, в общественных и экономических кругах страны много говорилось о настоятельной необходимости такого шага. При этом выражалась серьезная тревога, что дальнейшее господство старых феодальных порядков в водопользовании может затормозить развитие народного хозяйства страны.

На перекрестке веков - nen0032.jpg
Плотина на р. Сефидруд

Разумеется, эти опасения были оправданны. Где как не на Востоке знают цену воде? Национализация водных ресурсов, несомненно, важное событие в жизни иранской деревни и всей страны. Древняя система орошения, которая ныне пришла в упадок, никоим образом не может обеспечить растущих потребностей в воде. Эту острую проблему можно решить только путем создания современных оросительных систем. Их строительство началось в конце 50-х годов. Сейчас в стране имеется шесть крупных плотин, в том числе «Амир Кебир» на реке Кередж, в 50 километрах от Тегерана (емкость водохранилища — 205 миллионов кубических метров), плотина «Фарах» на реке Сефидруд (1860 миллионов кубических метров), плотина «Мохаммед Реза-шах» на реке Диз в провинции Хузестан (емкость водохранилища — 3350 миллионов кубических метров). Эти плотины должны оросить 419 тысяч гектаров земли. Строится еще несколько крупных плотин. Разрабатываются проекты других гидротехнических сооружений.

Огромное значение для развития сельского хозяйства Ирана в его северных районах имеет упомянутый выше гидроузел «Араке», построенный на основе советско-иранских соглашений об экономическом и техническом сотрудничестве.

…Из века в век, из поколения в поколение иранского крестьянина одолевали заботы о воде. Только на 9 процентах территории страны выпадает достаточное количество дождей. Сколько мертвых городов и селений разбросано по древней иранской земле! Люди ушли из них, так как иссякли запасы воды. Смотришь на безжизненные улицы большого, когда-то шумного селения на полпути между Исфаханом и Ширазом и как никогда начинаешь понимать всю правоту старой восточной пословицы: «Вода — мать полей, а без матери не проживешь». «Где вода, там и жизнь» — то и дело можно услышать в Иране. Да и не только услышать: свидетельством справедливости этих слов являются прекрасные сады Шираза, хлебные поля Верамина, кашанские плантации роз с их незабываемым ароматом.

Национализация — путь к прогрессу

На одной из центральных улиц Тегерана, Тахте-Джамшид, высится многоэтажное современное здание. Выполненное из стекла и бетона, оно привлекает внимание своими размерами, строгостью архитектурных линий. Здесь помещается самая крупная в Иране и, как говорят иранцы, самая богатая организация — правление Иранской национальной нефтяной компании (ИННК). Здание построено недавно, однако создание самой организации относится ко времени более чем двадцатилетней давности, когда под напором мощного народного движения был положен конец полувековому господству в Иране английских нефтяных магнатов и иранский меджлис 15 марта 1951 года объявил о национализации нефтяной промышленности страны.

7
{"b":"190295","o":1}