ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
330 способов успешного манипулирования человеком
Последний ребенок
Пока смертные спят
Мой красавчик
Оранжевый цвет радуги
Московский клуб
Юлия Началова. Письма отца к дочери
Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры (сборник)
Сломанный клинок
Содержание  
A
A

Тем временем персидский властитель Камбиз завоевал Египет и обратил свой алчный взор — ввиду отсутствия других возможностей — на Судан, а также и на суровую пустыню. Наш испытанный свидетель Геродот — почти современник этого события — сообщил нам, что Камбиз собрал в Фивах пятьдесят тысяч воинов, чтобы обратить в рабство амонитян, то есть жителей оазиса Сива, и уничтожить оракул Зевса. Войско во главе с Камбизом покинуло долину Нила и дошло до оазиса Харга. Новейшим подтверждением этого события служит тот факт, что один из самых знаменитых храмов Харги действительно персидского происхождения. Затем, однако, пятидесятитысячная армия бесследно пропала.

Геродот рассказывает: «С тех пор никто, кроме самих амонитян и тех, кто услышали об этом от них, ничего о них не знает. Они не дошли до амонитян и не вернулись к себе на родину».

«Амонитяне» же могли сообщить конкретные сведения. Когда воины Камбиза находились на полпути между Харгой и Сивой, на них обрушился «страшный, необыкновенной силы, южный ветер, принесший с собой целые песчаные дюны, и засыпал их».

Легенда об исчезнувшем войске тысячелетиями бытовала среди жителей Сахары. Венгерский ученый Алмаши перед второй мировой войной услышал от водителя караванов в Харге следующую историю: «Несколько тысяч лет назад войско чужеземных захватчиков хотело покорить жителей оазиса Сива. Оружие воинов было сделано из серебра, шлемы — из золота. Они заставили кабиров из Харги служить им проводниками. Однако кабиры знали, в чем их долг. Они завели чужестранцев в глубь песчаных дюн, и ни один из них не вернулся оттуда».

Между Харгой и Сивой расположена непроходимая семисоткилометровая пустыня. И во второй половине XX века переход пятидесяти тысяч солдат через этот край был бы весьма рискованным предприятием, даже при условии, что войско было бы оснащено современными моторизованными транспортными средствами, а снабжение обеспечивалось бы по воздуху. Во времена же Камбиза в Сахаре даже не знали верблюда. Начиная с I тысячелетия до н. э. здесь была распространена только лошадь. На все эти факты ссылались скептики позднейших времен. Кроме того, замечали они, пятьдесят тысяч человек должны были оставить хоть какие-нибудь следы в пустыне.

Случай помог немецкому исследователю Герхарду Рольфсу вплотную подойти к разгадке этой тайны. Вот его рассказ: «В 8.30 утра я очутился в местности, где имелись бесспорные следы длительного пребывания людей, ибо большая огороженная площадка, искусно изготовленная из хвороста изгородь и невероятное количество глиняных черепков не могли означать ничего другого. В полдень я сошел с большой дороги и зашагал по тропинке по направлению к востоку-юго-востоку. Тропинка привела меня к месту, где передо мной опять же предстали в огромном количестве черепки от глиняных сосудов. У меня не оставалось никаких сомнений, что это следы человеческого поселения. Возможно, здесь останавливалось на привале какое-нибудь войско, ибо трудно себе представить, что в подобном месте, где почти отсутствуют колодцы и источники, могли существовать постоянные поселения».

В 1933 году немецкий геодезист Ганс Иоахим фон дер Эш возглавил научную экспедицию с единственной целью — разыскать исчезнувшее персидское войско. В египетском архиве натолкнулись на сообщение 1911 года, в котором приводились слова старого шейха из оазиса Сива. Этот шейх изучал рукопись XV века, которая, в свою очередь, ссылалась на древние предания.

При самом скептическом отношении к такого рода фактам, полученным из третьих рук, нельзя было исключить наличие здесь рационального зерна. В этой рукописи без указания даты упоминалось, что в стародавние времена «царь Египта» отправил в Сиву большое войско, которое в районе маленького оазиса Бахрейн, расположенного приблизительно в ста километрах на юго-восток от Сивы, попало в «плохую бурю» и погибло.

Западнее Бахрейна простирается область дюн, еще и теперь почти непроходимая, которая для войска Камбиза могла и впрямь явиться самым трудным участком пути. И в наше время эти дюны обрекли на неудачу несколько английских экспедиций.

Фон дер Эш отправился по следам Рольфса и высчитал, что груды черепков расположены точно между центром оазиса Дахла, который войско никак не могло миновать, так как это было первое место пополнения водных запасов на пути в Харгу, и колодцем Абу Мунгар. Очевидно, здесь — в глиняных кувшинах — хранилась вода для войска. Если протянуть линию, соединяющую два указанных пункта, дальше на север, то она пройдет мимо Бахрейна на Сиву. Вполне возможно, что путь персидского войска пролегал по этой линии. Если же персы заложили водохранилище между Дахлой и колодцем, то не исключено, что они пытались заложить еще одно водохранилище на последней, очень трудной дистанции, а не то у них и вовсе не могло быть никаких надежд когда-либо достигнуть Сивы. Фон дер Эш и венгр Алмаши отправились на автомобилях в район западнее Бахрейна. К своему удивлению, они обнаружили посреди совершенно покинутой, пустынной местности аламаты — огромные каменные шары, служившие дорожными указателями. Аламаты — не редкость в Ливийской пустыне. Установленные водителями караванов, они и поныне указывают важнейшие пути. Однако эти аламаты были намного крупнее современных. Они, без сомнения, были весьма древнего происхождения, каждый из них стоял на каменной подставке.

Члены экспедиции обследовали почву вокруг этих древних дорожных указателей, которые, возможно, были сооружены двадцать пять веков назад воинами Камбиза. Однако они нашли лишь медный обломок.

Сразу же после этого исследователей чуть было не постигла та же участь, что и воинов персидского царя. Поднялась песчаная буря. Лишь ценой сверхчеловеческого напряжения сил экспедиции удалось в конце концов достигнуть оазиса Сива. Фон дер Эш позднее писал: «Когда я вспоминаю наш переход через северную часть бесконечного моря дюн, эти дни, полные ужаса, кажутся мне чуть ли не страшным кошмаром».

Как бы то ни было, пропавшая армия Камбиза до сих пор не найдена. Сооруженные из аламатов треугольники, открытые Фон дер Эшем и Алмаши, очевидно, должны были обозначать наличие водохранилища. Но достигли ли его главные силы армии, неизвестно. Скорее всего, нет. Гряды дюн, которые необходимо преодолеть на пути к этому месту, уже сами по себе представляют очень трудное препятствие. Вообще, вряд ли вся персидская армия погибла сразу, как утверждают Геродот и легенда. Более вероятно, что во время долгого, тягостного и мучительного марша воины погибали один за другим от истощения и жажды. Если это так, то разыскивать пропавшее без вести войско — совершенно безнадежное предприятие.

Александр в Сиве

Не прошло и двухсот лет после авантюры Камбиза, как другой царь двинул свои войска в Ливийскую пустыню. Этому царю повезло несравненно больше.

Александр Македонский задался целью покорить весь мир. В 332 году до н. э. он завоевал Египет. Готовясь к новому походу, он решил поднять свой авторитет и престиж. Что в этом плане могло быть более эффектным, чем посещение оракула Зевса-Амона?

Еще во втором тысячелетии до н. э. египтяне обеспечили себе верховную власть над оазисом Сива, подавив сопротивление ливийских племен. Вместе с египетскими завоевателями появились и египетские боги. Первым из богов вернулся в Ливийскую пустыню Амон вместе со своим символом — бараном с загнутыми книзу рогами. Однако, если в самом Египте Амон уже терял свое былое влияние и его место заняли другие боги, в ливийских оазисах слава его, напротив, сильно возросла. В одном из храмов Харги сохранился гимн более позднего времени: «Ты, Амон, ты Атун, ты Чепри, ты бог солнца, единственный, который был с самого начала. Ты тот, кто принимает по своему желанию любой образ… Ты властвуешь над всем; небо и земля подвластны тебе, боги в твоих руках и люди под твоими ногами. Кто может сравниться с тобой?»

Одновременно с ростом престижа этого бога в Сиве возросла и власть жрецов Амона. Словно бы для увенчания этой славы и укрепления жреческой власти храму был придан «оракул». О его «основании» Геродот сообщает нам следующее: «Две черные голубки, снявшиеся в Фивах египетских, прилетели: одна в Ливию, другая в Додону; эта последняя села на дубе и человеческим языком проговорила, что здесь должно быть учреждено прорицалище Зевса. Другая голубка удалилась к ливийцам и приказала им основать прорицалище Амона». Вывезя эту легенду из Греции, добросовестный Геродот приводит и вторую версию, которую он услышал в Фивах. Тут вместо голубей фигурировали две чернокожие фивянки, похищенные финикийцами и проданные затем в рабство в Додону и Сиву.

17
{"b":"190298","o":1}