ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не проблема, а сюжет для книги. Как научиться писать и этим изменить свою жизнь
Пандемия
Led Zeppelin. История за каждой песней
Счастливы когда-нибудь
Норвежские волшебные сказки
Не жилец!
Ток. Как совершать выгодные шаги без потерь
Что же тут сложного?
Счастье ходит босиком
Содержание  
A
A

Военное положение в Южном Вьетнаме все ухудшалось. В дельте Меконга близ деревни Анбак, в семнадцати километрах от Сайгона, батальон партизан был окружен в десять раз превосходящими его правительственными частями. Но сражения не произошло. Партизаны отправили на тот свет трех американских советников, сбили пять вертолетов, пилотируемых американскими экипажами, повредили еще девять и тихо скрылись. Сайгонские части уклонились от боя. Подобная картина неоднократно повторялась в разных уголках страны.

Уверенные, что проведение реформ привлечет к ним крестьян и позволит превратить Азию в малую Америку, американцы добивались перемен, результатов которых не в состоянии были предугадать. Зьем упрямо блокировал все их начинания. Он лучше, чем Вашингтон, понимал, как рискованно отказаться от политики голой силы, когда не остается никакой иной опоры. По тем же причинам он противился и предложениям американского посла о роспуске партии Кан Лао и искоренении коррупции. Американцы все еще не обрели делового цинизма французов. Подобно крестоносцам, направлявшимся в Иерусалим, они еще не овладели искусством компромиссов, не поняли, что причина коррупции и попустительства в торговле наркотиками коренится не в личности Зьема, а в самой системе, при которой порядочный человек быстро свернет себе шею.

1 ноября 1963 года по прямой инициативе американского посольства Зьем был свергнут группой генералов. Партия Кан Лао была запрещена, сеть информаторов распущена. Но если американцы рассчитывали, что переворот принесет оздоровление атмосферы, то их ждало жестокое разочарование. Южновьетнамское население не пошло за американцами, переворот только привел к хаосу.

Конец иллюзий

«Полицейский аппарат, в течение ряда лет с таким старанием создававшийся Зьемом, сотрясается в самих основах. Руководители органов безопасности и тайной полиции, в задачи которых входили защита режима и преследование революционного коммунистического движения, уничтожены» — так оценил американскую акцию председатель ЦК Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ) Нгуен Хыу Тхо в беседе с австралийской журналисткой Маргерит Хиггинс.

За неполные десять лет Соединенные Штаты вторично разрушили превосходный полицейский и разведывательный аппарат, обеспечивавший эффективный контроль над столицей. Но отнюдь не превратили этим Южный Вьетнам в твердыню демократии. Как раз наоборот.

В течение следующего года на сайгонской сцене, как в оперетте, кружились кавалеры в форме, отороченной золотом. Под аккомпанемент танковых гусениц стремительно чередовались мятежи и сменялись правительства. Офицеры армии, которая, по американским представлениям, со все возрастающим пылом должна была сражаться в горах Центрального Вьетнама, провели нехитрый расчет и пришли к выводу, что в джунглях их ожидают одни неприятности. Участвовать в дележе всяческих благ можно, лишь находясь в Сайгоне. Генералам и полковникам, занятым свержением победителей вчерашних путчей и подготовкой завтрашних, некогда было думать о тех, у кого на погонах меньше трех звездочек. Разумеется, всем этим воспользовались партизаны.

Ночные улицы стали для одиноких американцев небезопасными. В американских клубах взрывались бомбы, а в марте 1965 года бомба взорвалась перед американским посольством.

Вьетнамская война снова оказалась на распутье.

Многие американские советники еще в начале 60-х годов утратили иллюзии относительно своего южновьетнамского союзника, однако высказывать сомнения вслух опасались.

«Одной из причин, в силу которых американцы боялись покинуть Вьетнам, был страх потерять престиж», — утверждал в книге «Границы интервенции» один из значительных деятелей Пентагона, Таузенд Гупс, и доказывал, что потеря престижа для крупного государства еще не катастрофа, поскольку его могущество опирается на количество ракет и высокий уровень промышленного развития. По его мнению, ни атака на Пирл-Харбор, ни сбитый над Советским Союзом самолет «У-2», ни неудачная попытка кубинских эмигрантов высадиться на Плайя-Хирон не ставили под угрозу международное положение Соединенных Штатов.

«В пору фиаско в бухте Кочинос, — пишет Гупс, — Кеннеди понял, сколь относительная ценность — национальный престиж, и не побоялся открыто признать свою ошибку. Поспешив это сделать и полностью взяв на себя всю ответственность (хотя одобрил акцию еще его предшественник), он дал Америке возможность увидеть весь инцидент в его реальных масштабах.

Вполне возможно, что он повел бы себя точно так же и во Вьетнаме и отозвал бы из этой страны советников… Трагедией для Америки обернулось то, что Линдон Джонсон отождествил национальный престиж со своим собственным… Джонсон предпочел послать во Вьетнам регулярную американскую армию, а не признаться в ошибке. Так Соединенные Штаты впутались в затяжную, бесконечную войну, не сулящую надежд на победу.

Ни Зьем, ни его преемники не выказывали охоты подчинить свои личные интересы американским стратегическим концепциям. С момента, когда американцы стали участвовать в боевых операциях, президент Тхиеу и премьер-министр Ки знали, что мы будем воевать вместо них независимо от того, насколько неспособным и продажным покажет себя правительство в Сайгоне», — высказал Гупс то, что, как мы видим, не являлось тайной и для руководителей Пентагона.

Чтобы не заострять вопрос — за кого, собственно, умирают американские солдаты в Индокитае, — высшие чиновники американского посольства в Сайгоне начали приукрашивать фасад здешней политической системы, пороки которой были им хорошо известны. Они скрывали факты даже от американских журналистов, вызывая этим недовольство прессы, и та постепенно стала склоняться к оппозиции против собственного правительства.

Растущая гора просчетов усугубляла личные затруднения Джонсона. Он поставил на карту свой престиж и потому неизменно защищал прежние решения. В случае резкого поворота событий ему придется признать ошибочность своей политики. Больше всего боясь насмешек и краха, американский президент видел единственный выход в победе. Казалось невероятным, чтобы армия великой державы, вооруженная самыми современными средствами уничтожения, не смогла смести с лица земли численно уступающего ей и плохо вооруженного противника.

Во Вьетнам поступало все больше оружия, отправлялись все новые и новые войска; в необъявленную войну уже оказались втянутыми 40 % американских боевых дивизий, половина тактической авиации и не менее трети военно-морских сил. Индокитай ежегодно поглощал до тридцати миллиардов долларов, что представляло значительную сумму и для такой богатой страны, как США.

Чтобы как-то оправдать такие гигантские расходы и доказать, что все эти жертвы приносятся во имя справедливости, Джонсону приходилось идти на всевозможные уловки, нередко в обход конституции. А это возбуждало у американцев глубокие сомнения не только в нем самом, но и в неконтролируемой президентской власти.

Интервенция началась скромно, так сказать, «без барабанного боя». Вечером в сочельник 1965 года в сайгонском офицерском клубе произошел взрыв. Два американца были убиты, 58 ранено. Из деревни в город приходит все больше беженцев, среди которых скрываются бойцы НФОЮВ, что усугубляет неуверенность сайгонских властей.

Разрывы бомб слышны на улицах все чаще, и американцы приходят к решению, какое в свое время приняли и французы: они перестают интересоваться тем, какими средствами обеспечивается в Сайгоне порядок. Дважды уничтожавшийся аппарат информаторов снова в почете. После периода неразберихи премьер-министром становится Нгуен Као Ки. Вместо ханжи-католика к власти пришел молодчик, которого сверженный Нго Динь Зьем называл «ковбоем», что на вьетнамском жаргоне означало «шолонский гангстер».

Эра ковбоя

Американцы не строили иллюзий насчет премьер-министра Ки. Данные его досье точно характеризовали этого человека, сделавшего головокружительную карьеру.

54
{"b":"190305","o":1}