ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Судебное разбирательство вызвало необычайный интерес. Главный обвиняемый предстал на суде в темном костюме, скромно украшенном орденскими ленточками. Случайный зритель пришел бы в недоумение: такой тихий, достопочтенный джентльмен — и замешан в убийстве!

Все шло по многократно выверенному сценарию: главный свидетель отказался от показаний, эксперты пришли к выводу, что «мерседес» Бартелеми не мог быть использован при похищении. Обвинение рушилось, уже никто не сомневался, что обвиняемым вновь удастся выйти сухими из воды, но тут произошло нечто неожиданное. Ко всеобщему удивлению, прокурор в заключительной речи потребовал для Бартелеми Герини высшей меры наказания, и вовсе не за убийство, причастность к которому не удалось установить с достаточной убедительностью, а за преступную деятельность, угрожающую Марселю.

Бартелеми Герини был осужден на двадцать лет. Его брат Паскаль и два других члена банды получили по пятнадцать лет. Никто не ушел от наказания.

В зале судебных заседаний началось что-то невообразимое. Бледные обвиняемые не могли понять, откуда обрушился на них такой удар.

— Мы невиновны! — кричали они.

Зрители бранили судей, досталось и Справедливости, «этой слепой девке», держащей в руках меч и весы.

Но уже все знали, что неожиданный приговор сломит власть самой влиятельной корсиканской семьи в марсельском преступном мире. Это событие чувствительно повлияло и на контрабанду наркотиками, но улицы и бары кишат предприимчивыми людьми, готовыми занять места потерпевших поражение. Слабые выбывают из игры.

Французский связной

В 60-е годы международную торговлю наркотиками захватили в свои руки три влиятельных корсиканских синдиката — Марсельский, Лионский и Гаврский. Члены марсельских гангстерских организаций пытались обойти ловушки на кишащем таможенниками восточном побережье Соединенных Штатов кружным путем, через Испанию и Южную Америку. Пересечь почти неохраняемую мексиканскую границу было гораздо легче, чем пройти таможенный досмотр в аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке. В Буэнос-Айресе, в Парагвае и Колумбии обосновались молодчики из Корсиканской унии. Как только «товар» попадал к ним, они уже сами переправляли его на Север.

Лионские гангстеры включили в зону своих операций не только Соединенные Штаты, но и значительную часть ФРГ. Об их дерзкой самоуверенности свидетельствует и пренебрежительное отношение к конкурентам. Самая веселая «шутка» удалась им в Париже, куда конкуренты переправили из Марселя 125 килограммов чистого героина. Несколько минут героин оставался без присмотра в запертой машине, шофер которой отошел на это время, предварительно, как всегда, отвинтив в моторе какую-то деталь, чтобы машину не увели. Когда же он вернулся, машины не было. Незнакомый «шутник» из конкурирующего синдиката явно прекрасно знал не только о тайном грузе, но и о привычках шофера. Недостающую деталь он принес в кармане.

О перевозке героина знала лишь горстка посвященных, так что предателя быстро «вычислили». Будь это сицилийцы, они с помпой продырявили бы его свинцом в какой-нибудь парикмахерской на главной улице города, а потом затеяли бы длительную «войну», дабы доказать, что никому не позволят над собой смеяться. Корсиканцы же наказали виновного с поистине галльской элегантностью: заставили его выплатить всю стоимость похищенного героина. Выброшенный из гангстерского круга, обнищавший, он вынужден был кормиться честным трудом. Можно ли сомневаться, что его пример был достаточно устрашающим для остальных?

При контрабандных перебросках наркотиков через Атлантику лионский синдикат посылал своих курьеров группами. Эта тактика основывалась на простом наблюдении. Стоило таможенникам обнаружить наркотики, как ими овладевали волнение и радость. В такой обстановке остальным контрабандистам легко удавалось проскользнуть.

Разумеется, со временем таможенники разгадали этот трюк. Обнаружив у кого-либо наркотики, они устраивали личный досмотр всех пассажиров самолета. Но даже арест пассажиров с наркотиками не угрожал провалом подпольной сети. Дело в том, что кроме тех, кто вез наркотики, в самолете обязательно сидел неприметный представитель унии без наркотиков. Его роль сводилась к тому, чтобы проследить, гладко ли прошла операция, и в случае необходимости предупредить кого надо. Тогда на условные явки никто не придет, и в руках полиции останется лишь несколько несчастных, зачастую и не подозревавших, что было в пакете, который они должны были в Соединенных Штатах отправить по почте.

В отличие от гангстеров из Лиона, гаврский синдикат практиковал пересылку больших партий наркотиков, пряча их на кораблях среди грузов или в багаже дипломатов, политиков, известных певцов, который, как правило, не подлежит досмотру. Наркотики часто прячут в портативных холодильниках, трубках фонендоскопов или скарбе американских солдат, возвращающихся после службы в Европе домой. Гаврские гангстеры благодаря своим методам контрабанды снискали себе самую большую известность.

Случай с серым «ситроеном»

18 апреля 1968 года в одном из парижских предместий полиция начала слежку за серым «ситроеном». Он направлялся к автостраде, ведущей к Гавру. Детективы заметили, что вслед за первым автомобилем, который вел богатый предприниматель Жак Боске, на некотором расстоянии шла вторая машина. Ее пассажиров, Мисси Гиги и Поля Нестресса, полиция уже знала. Они дважды сопровождали серый «ситроен», частые путешествия которого за Атлантику настораживали таможенников: ведь каждая такая прогулка обходится хозяину автомобиля в десять тысяч долларов.

В Гавре Боске заплатил за перевоз «ситроена» из Франции в Соединенные Штаты и заполнил соответствующие бланки. Владельцем машины он себя «из скромности» не записал и назвал вымышленное имя. А потом не спеша вернулся в Париж. На комфортабельный лайнер «Франция» незаметно сели два полицейских, чтобы проследить за подозрительным автомобилем, однако во время плавания никто к нему не подходил.

Между тем Боске сел в Париже на самолет и в сопровождении своего приятеля Эжена Малибеса вылетел в Нью-Йорк, очевидно намереваясь ждать прибытия «Франции». Но прежде чем заокеанский корабль пристал к молу № 88, к удивлению полицейских агентов, оба они неожиданно покинули Манхэттен и кружным путем, через Монреаль и Женеву, вернулись в Париж. «Ситроен» вместе с другими автомобилями был выгружен в нью-йоркском порту. Весь мол просматривался полицией. Тщетно. За покинутым автомобилем никто не явился. Ожидание затягивалось. Спустя два дня полицейские, потеряв терпение, ночью оттащили машину на пустой склад. С ловкостью, приобретенной долгой практикой, механики из полицейского управления разобрали ее на части.

Героин находили всюду: в особых тайниках под передним и задним сиденьями, в металлическом отсеке для запасной шины. Истинный клад скрывался в объемистой канистре для бензина. Несмотря на ее необычные размеры, залить туда больше десяти литров не удалось. Остальное пространство было заполнено героином.

На рассвете механики поспешно привели выпотрошенную машину в порядок, а таможенники тем временем подсчитали добычу. С первого же взгляда они поняли, что имеют дело не с любителями, а с профессионалами. Перед ними лежало 224 пакетика — по фунту белого порошка в каждом. Больше центнера героина. Конфискованный груз стоил больше, чем британская королевская корона со всеми ее рубинами и алмазами. При розничной продаже на нем можно было заработать 22,5 миллиона долларов.

Утром серый «ситроен» стоял на прежнем месте. Но, увы, он никого не заинтересовал, и через несколько дней таможенникам пришлось признать свое поражение. Капкан защелкнулся впустую. Полиция так и не узнала, кто предупредил главарей мафии, которой предназначался груз. Не исключено, что это был кто-нибудь из самых же стражей закона.

Потерпев неудачу, французская полиция попыталась изъять хотя бы европейскую часть цепочки: арестовала Жака Боске и его приятелей. Состоятельный предприниматель, по неофициальным сведениям занимавший видное место в корсиканском преступном мире, во время допроса был необычайно разговорчив и сообщил, что в течение трех лет помог перевезти в Соединенные Штаты 900 килограммов героина. Этого достаточно, чтобы на четыре-шесть месяцев обеспечить товаром весь американский рынок.

7
{"b":"190305","o":1}