ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В «белом городе» Тинго-Мария, расположенном в Амазонской низменности, — полдюжины банков и целый квартал баров и борделей, называемый «малым Чикаго». Перестрелки и убийства — тут дело привычное. Наиболее высокое положение среди местных производителей коки занимает агроном Луис Лучо Порто, легально владеющий 100 акрами земли, урожай с которой он продает государству. В несколько раз большую площадь он возделывает нелегально.

Повторяется ситуация, уже известная нам в других частях света. Не только полиция, но даже журналисты и местные обыватели знают, кто стоит за спиной десятков мелких перекупщиков и финансирует их деятельность. Но, несмотря на это, почтенные джентльмены продолжают спокойно играть в теннис или гольф в самых дорогих отелях.

Центром торговли стал порт Манаус, расположенный в глубине Южноамериканского континента. Для этого у него есть все предпосылки. По Амазонке, крупнейшей водной артерии земного шара, туда доходят даже небольшие океанские корабли. С их помощью в безлюдную глушь, за тысячи километров от океанского побережья можно переправить химикалии, необходимые для производства наркотиков. На обратном пути в темной утробе корабля прячется не один ящик, не указанный в сопроводительных документах.

Самолеты, стартующие с вырубленных в сельве в окрестностях города взлетных полос, долетают до Центральной Америки и до островов в Карибском море. Бесконечные, почти безлюдные, дикие дебри легко скроют не только маленькие поля коки и индийской конопли, но и небольшие лаборатории по выработке кокаиновой пасты.

— В федеральной полиции у нас всего 186 человек, а призваны они обеспечивать соблюдение законности на территории размером с Великобританию, Францию, Испанию и Западную Германию, вместе взятые, — сетовал начальник полиции в Манаусе Альвес де Брито.

Посреди лесов неподалеку от Амазонки совершил вынужденную посадку североамериканский самолет. Экипаж по рации вызвал на помощь другую машину, и с помощью местных крестьян экипажи обоих самолетов целый день перетаскивали груз кокаина. Через несколько часов на месте остался лишь не поддающийся опознанию разбитый самолет. Кто-то из крестьян сообщил обо всем полиции. Но добирался он на каноэ до ближайшего полицейского поста тридцать дней.

При таком положении дел торговцы наркотиками чуть ли не хвастают своей безнаказанностью. После долгих стараний полиции в ее сетях увязло восемнадцать колумбийцев из двух гангстерских банд. Были уничтожены четыре лаборатории по производству кокаина, из них одна — на пароходе «Антониа Маркос», стоявшем на якоре в одном из протоков реки, в четырех часах пути от Манауса. Однако мелкие неудачи не обескураживают предприимчивых производителей кокаина.

С опозданием обнаружила полиция в пограничье Бразилии и Колумбии два индейских племени, выращивающих коку. Поскольку они не знают, что такое деньги, в обмен на наркотики они получают моторы для своих каноэ (долбленок).

— Мы не знаем, сколько времени продолжалась эта практика. Как мы можем объяснить вред наркотиков людям, которые даже не знают денег? — говорил де Брито.

Близ места, где сходятся перуанская, колумбийская и бразильская границы, на колумбийской стороне расположен городок Летисия, один из важнейших в Латинской Америке рынков, где процветает торговля наркотиками. «Биржей» наркотиков служит кафе перед входом в отель «Анаконда». Торговцы кокаином посиживают за столиками и выглядят не менее добропорядочно, чем любой маклер на бирже в Чикаго, торгующий зерном, или джентльмен из алмазного картеля в Лондоне. Агент по борьбе с наркотиками мог бы здесь арестовать половину постоянных посетителей, которые без стеснения разглядывают «образчики» урожая, растирают между пальцами листья коки, чтобы определить содержание алкалоидов, попивают крепкие напитки, непринужденно болтают и одновременно подсчитывают барыши на карманных компьютерах. Вечером они, по местной моде увешанные золотыми часами и массивными браслетами из того же металла, перемещаются в казино «Амазонас».

У каждого завсегдатая казино в кармане три паспорта. При необходимости колумбийский торговец может в течение десяти секунд превратиться в перуанского страхового агента или в бразильского дровосека. Для этого ему даже не нужны фальшивые усы.

Мозговой центр коммерческих операций с наркотиками в Латинской Америке представляют колумбийцы. На международный рынок наркотиков они вышли как производители и организаторы контрабандного провоза марихуаны, называемой «маримба». Выращивают ее более восьмидесяти тысяч семей. Во главе торговли стоят 164 гангстерские организации, которые скупают урожай и на самолетах, океанских кораблях и быстроходных катерах перевозят тонны наркотиков за границу. Среди них есть и банкиры, и торговцы с обширными международными контактами, и политики, и полицейские, и обыкновенные бандиты. Один из них, Луис Перес, подкупил, например, целое отделение местной полиции и жил припеваючи, пока его не прикончила конкурирующая группа гангстеров.

Важный опорный пункт в контрабандной цепи представляют собой и более семисот Багамских островов, которые служат трамплином при перевозках наркотиков в Соединенные Штаты. Базовые корабли размерами с небольшие танкеры, почти не таясь, перегружают в открытом море кокаин и мешки с марихуаной на яхты и катера, которые тут же исчезают среди тысяч парусных яхт и рыбацких лодок. На отдельных островах появляется все больше наскоро сооруженных аэродромчиков. Маленькие самолеты, переправляющие наркотики из Южной Америки, запасаются здесь бензином, летчики отдыхают. Роскошные виллы служат складами.

На Ямайке производство наркотиков — важная ветвь экономики. Местный сорт марихуаны приносит острову доход в 1,1 миллиарда долларов, тогда как самый прибыльный из легальных видов торговли — вывоз боксита — дает всего 230 миллионов. Туризм с его 200 миллионами занимает лишь третье место.

Стоит ли удивляться, что в борьбе с наркотиками правительство не проявляет особого рвения! Местные власти ссылаются на то, что не могут опрыскивать плантации индийской конопли ядовитыми веществами, поскольку ее сажают вперемежку с бананами, кукурузой и сахарным тростником, но, как в частных разговорах признаются многие полицейские, таких попыток никогда и не делалось. От индийской конопли зависит жизненный уровень острова.

В банках на Багамских и Каймановых островах деньги, полученные от торговли наркотиками, кладутся на анонимные счета — чековую книжку можно предъявить в любом уголке мира. «Грязные» деньги превращаются в «чистые», которые вполне можно использовать для покупки драгоценностей или хотя бы акций нефтяной компании. Поэтому на жаргоне перекупщиков такие банковские операции именуются «стиркой».

Огромная сумма — 170 миллиардов долларов, — которую Западная Европа и Соединенные Штаты ежегодно платят за наркотики, позволяет контрабандистам обходить закон, подкупать чиновников и вовлекать в сеть коррупции целые правительства. Она представляет в их распоряжение более мощные моторы и большее число самолетов, чем имеется у стражей закона.

Большие жилые прицепы к машинам, путешествующие вдоль побережья Атлантики до самого Ньюфаундленда, скрывают в своих утробах не только холодильники и домашние бары, но и компьютеры, рации и оборудование; он подает контрабандистам сигнал о приближении судна береговой охраны. Предупредительные лампочки замигают, если разговор между пунктом управления и пристающим к берегу скоростным катером прослушивается. Команды контрабандистских судов состоят не только из тупых громил или бывших боксеров, но также из инженеров, кибернетиков, шифровальщиков. За баснословные деньги к услугам контрабандистов лучшие пилоты, умеющие перелетать границы на небольшой, недоступной радарам высоте. В случае надобности за стотысячный гонорар их будут консультировать и защищать первоклассные юристы.

Объединенные силы таможенников, береговой охраны, Управлений по борьбе с наркотиками и полиции почти не в силах с этим бороться.

70
{"b":"190305","o":1}