ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отправившись в путь 18 апреля 1611 года, Сэрис 24 октября того же года прибыл в Бантам в Ост-Индии. После того как пряности и другие товары были погружены в трюмы «Гектора» и «Томаса», согласно инструкции он отправил их назад в Англию, а сам на «Клоуве» 15 января 1613 года покинул Бантам и взял курс на Японию. 12 июня 1613 года судно прибыло в Хирадо. Наконец мечта Адамса сбылась. Его соотечественники, подобно представителям других крупнейших морских держав Западной Европы, прибыли в Японию, чтобы вести с ней выгодную торговлю, и в этом была немалая заслуга самого Адамса.

12 июня 1613 года судно «Клоув» вошло в порт Хирадо, «о Адамса в то время там не оказалось — он находился довольно далеко, в восточной части страны, в Эдо. В конце 1612 года Адамсу уже было известно, что Ост-Индская компания намеревается послать в Японию какие-то суда. Об этом он узнал из письма главы Ост-Индской компании, которое доставило голландское судно — оно прибыло в Хирадо из Паттани в сентябре 1612 года. Адамс долго жил в Хирадо, поджидая соотечественников, но в конце концов дела вынудили его покинуть этот город и уехать в Эдо. Адамс просил немедленно известить его, если английские суда прибудут в Хирадо в его отсутствие.

Сэрис, узнав по прибытии в Хирадо, что Адамса нет в городе, написал Уильяму короткое письмо с просьбой как можно скорее вернуться. По распоряжению губернатора Хирадо Мацуура письмо было тотчас же отправлено Адамсу со специальным гонцом. Прибывший в Эдо гонец не застал там Адамса, так как тот уже уехал в Сидзуока[23]. Гонец рассудил, что Адамс наверняка находится в своем поместье в Хэми, и направился туда, где ему и сообщили, что Уильям — в Сидзуока. Посланник вновь двинулся в путь, на этот раз в Сидзуока, где наконец вручил письмо Адамсу. Из-за столь длительного путешествия, которое совершило послание Сэриса, Адамс смог прибыть в Хирадо лишь в конце июля. Властолюбивый Мацуура пришел в неописуемую ярость, узнав, как долго выполнялся его приказ, ведь все это время капитан Сэрис бездействовал. Поэтому Мацуура навсегда изгнал несчастного гонца из Хирадо.

Сэрис тоже был чрезвычайно недоволен столь длительным отсутствием Адамса, но подавил раздражение и отдал приказ принять Уильяма с большими почестями, так как хотел создать благоприятную обстановку для переговоров. Адамс на лодке отправился на «Клоув». Он был весьма поражен, когда в 10 часов утра 29 июля, поднимаясь на палубу судна, был встречен торжественным залпом из трех орудий. На борту «Клоува» его ждали Сэрис и другие английские купцы. Нетрудно представить себе, какие чувства охватили англичанина в ту минуту, когда после столь длительного перерыва он вновь услышал родную речь. Наконец все были представлены друг другу; отзвучали последние слова взаимных приветствий и поздравлений. Сэрис пригласил Адамса и купцов последовать за ним в дом, который он арендовал у японцев в качестве английской резиденции. Когда они подъехали к зданию, «Клоув» еще раз дал залп в честь Адамса, на этот раз из девяти орудий. Таким образом Сэрис продемонстрировал глубокое уважение к Адамсу всем жителям этого японского города, собравшимся, чтобы посмотреть, как процессия англичан шествует в свою резиденцию. Сэрис ступил на порог английской резиденции с чувством удовлетворения — он сделал все от него зависящее, чтобы Адамс остался доволен.

Однако за время первой же длительной беседы восторг и радость встречи стали постепенно утихать. Более того, у Адамса и Сэриса они сменились взаимной антипатией, которая осталась у них на всю жизнь. Сэриса раздражали дифирамбы, которые Адамс расточал в адрес японцев. Впоследствии Сэрис записал в своем дневнике, что Адамс разговаривал и вел себя как «настоящий японец». Однако он постарался скрыть все растущее недовольство и недоверие к Адамсу, надеясь, что званый обед, который он дал в честь гостя, как-то скрасит первое неблагоприятное впечатление. После обеда он пригласил Адамса переночевать в своем доме и страшно оскорбился, когда Уильям отказался от этого предложения, сославшись на то, что уже пообещал каким-то японцам в Хирадо остаться на ночь у них в доме. Еще одним поводом к обиде послужил довольно грубый отказ Адамса от предложения английских купцов проводить его до того дома, где он остановился. После его ухода англичане единогласно пришли к выводу, что их первое впечатление о хваленом Уильяме Адамсе — не самое лучшее. По какому праву, говорили они, этот человек настолько заносится, что считает своих соотечественников недостойными появляться вместе с ним на людях…

Несмотря на такое оскорбительное поведение Адамса по отношению к ним, англичане понимали, что не могут себе позволить выразить неудовольствие. Они были настолько заинтересованы в Адамсе, который должен помочь им установить торговые отношения с этой страной, что не только скрыли свое раздражение, но и продолжали всячески выказывать Адамсу знаки глубочайшего почтения и расположения. Так, на следующее утро, 30 июля Сэрис дал еще один званый обед в честь Адамса, на этот раз на борту «Клоува», и снова английские купцы как могли развлекали Адамса, всячески стараясь угодить ему и расположить к себе, что было очень важно для дальнейших деловых переговоров с ним. Но не успел обед закончиться, как появился посыльный и сообщил Адамсу, что в Хирадо по срочному, делу его ждут какие-то португальцы и испанцы. Адамс, к великому и уже плохо скрываемому негодованию хозяев, извинился перед ними и поспешил на берег для встречи со своими португальскими и испанскими деловыми партнерами.

Сэрис, который отличался вспыльчивым и несдержанным характером, был вне себя от ярости, да и остальные не меньше возмутились поведением Адамса, столь неучтиво покинувшего своих соотечественников, с которыми не виделся долгие годы. И ради кого? Ради тех, кто с давних пор считался заклятым врагом Англии! Однако после того, как первые взрывы возмущения стихли, Сэрис и купцы серьезно призадумались над тем, каким же образом завоевать расположение Адамса и начать наконец деловые переговоры. Пришли к выводу, что необходимо преподнести ему в качестве подарка от Ост-Индской компании несколько рулонов ткани. 1 августа Сэрис лично от себя подарил ему шляпу, рубашку и носки, кожаные туфли, турецкий ковер и несколько рулонов ткани. В ответ на все эти роскошные дары Адамс со своей стороны расщедрился и подарил Сэрису баночку японского бальзама стоимостью, как потом выяснилось, 6 шиллингов. Нетрудно представить, что почувствовал английский капитан в тот момент, когда Адамс вручил ему этот более чем скромный подарок. Тем не менее, как впоследствии записал Сэрис в дневнике, он постарался скрыть свой гнев и «учтиво принял» эту маленькую баночку в ответ на богатые дары, преподнесенные Адамсу как лично от себя, так и от Ост-Индской компании.

На 2 августа у Адамса был запланирован визит к голландским купцам, которые в это время находились в Хирадо. После долгих колебаний он наконец согласился взять с собой Кокса, одного из английских купцов. Впоследствии Кокс доложил Сэрису, что по просьбе голландцев Адамс отчитался за товары, которые для них продал. Это доказывало, что Адамс работает на тех, кто являлся в то время самым серьезным конкурентом Великобритании на Дальнем Востоке. Это еще больше настроило против него Сэриса и других членов экспедиции.

— Голландцы ему ближе, чем соотечественники, — изрек Кокс, и, покачав головой, добавил: — Да простит его бог!

Но все же, несмотря на крайнее возмущение поведением Адамса, Сэрису и английским купцам никак нельзя было без него обойтись, если они хотели основать в Японии торговую факторию, приносящую хорошие прибыли Ост-Индской компании. Поэтому 3 августа Сэрис вновь пригласил Адамса на обед. Лишь после настойчивых уговоров ему удалось наконец убедить Адамса остаться на ночь и обсудить с ним предстоящий визит англичан к сёгуну: ведь им надлежало получить дарственную на торговые привилегии.

И вот долгожданные переговоры начались. Несколько раз, конечно, они прерывались гонцами, которых посылали к Адамсу его португальские партнеры с просьбами срочно с ними встретиться. Адамс отказал гонцам (возможно, что все это было специально подстроено самим Адамсом с целью показать свое влияние и силу), и англичанам все-таки удалось обсудить некоторые детали предстоящего визита.

вернуться

23

В описываемое время город Сидзуока, называвшийся тогда Сумпу, служил резиденцией Иэясу. (Примеч. авт.)

16
{"b":"190307","o":1}