ЛитМир - Электронная Библиотека

Я прокашлялся, поглотил пиалку кумыса. Осмотически. Нельзя спешить. Моё нетерпение они могут принять за суетливость — и прощай, карьера.

— Но суть не в этом. Мне кажется, мы зря оказали помощь захваченным селениям. Пусть бы эти недоноски почувствовали на своей шкуре, что такое власть комиссаров. До конца, в полном объёме. Тряпки. Плесень. Кал большого зелёного червяка в луже протухшей ослиной мочи.

Ещё раз обвел суровым взором собравшихся.

— Ну ладно. Суть не в этом. Продолжим.

— Разрешите вопрос? Тускул из Ынахсыта. У Биктимера, с вашего позволения, двоих детей убили.

— Это вопрос?

— Прошу прощения, это я чтобы вы не подумали…

— Суд разберётся. Садитесь. Я продолжаю. Я думаю, что уважаемый, пока ещё уважаемый, Биктимер осознал ценность правильно, и главное, вовремя сказанных слов. Не забывая об их тайной власти.

— Собственно, невыполнение запрета Отца-основателя на создание неразрешённых вещей и позволил мятежникам скопить достаточные ресурсы для подготовки восстания. Это ещё раз показало всем, что мятежники не остановятся ни перед чем. Но всякая политическая демагогия, на которую клюнули несознательные граждане, в том числе, про создание комунн, ничего не значит. За спиной мятежников маячит зловещая тень потомков Омогоя. Вы знаете, что это за люди, за что их урезонил Отец-основатель, и они жаждут реванша.

Бла-бла, бл… Родина в опасности, надо сплотиться перед лицом врага. Бла, и ещё раз бла, и ещё пара-тройка трескучих фраз, с уклоном в нагнетание страстей. Механизм в моей голове крутился, пощёлкивая бронзовыми шпенёчками, преобразовывал эти мысли в суконный канцелярит партийных ораторов, помноженный на пафос степных акынов.

Однако политинформацию я посчитал законченной.

— Вопросы? Нет вопросов. Все всё понимают? Хорошо.

Я хлопнул ладонью по столешнице. Бутылка от кумыса подскочила и скатилась на пол.

— А теперь о главном. Закон Отца-основателя надо менять. Этот вопрос уже решён и одобрен всеми Улахан Тойонами.

В смысле, нами с дедушкой одобрен. Других тойонов поблизости нет. И, в принципе, их почти всех можно списывать со счетов. Я кинул взгляд на присутствующих. Нет ли возмущённых взоров? Нет. Те, кто мог бы возразить, отсутствуют по объективным обстоятельствам.

Тут надо отдать Тыгыну должное: превентивный удар по верхушке ортодоксальной куруханской номенклатуры нанесён удачно. Я даже не узнал, против чего или против кого они комплот сочиняли. Да и неважно. У нас на предприятии с этим было просто — трудовую книжку в зубы и до свидания. Здесь это не канает, здесь другой уровень, за ворота никого не выпнешь. Тыгын — старик тёртый, он всякой фронды насмотрелся столько, что теперь способен даже зародыши недовольства разглядеть. Мне до него как до Пекина раком. Он хорошо проредил то поле, на котором мне приходится пахать. Наиболее, как принято говорить, одиозные фигуры прежнего режима были убраны, на их место пришла прогрессивная молодёжь. Хотя называть сорокалетних мужиков молодёжью язык не поворачивается. Потом про меня скажут историки: пришёл к власти на штыках оккупантов. Но мне тогда будет уже всё равно. А пока все молчат, впитывают мою невъе… божественную мудрость.

— Но, дорогие друзья, никаких резких движений я делать не собираюсь. Всё будет происходить постепенно, и только после консультаций, как с вами, так и с другими Улахан Тойонами. Всему своё время. Начнём пока с малого — я разрешаю Мастерам перемещаться куда они хотят, когда хотят. При попытке ограничить свободу перемещения силой, угрозами или каким иным деянием, либо угрозой деяния, а также недеянием, ограничивающим свободу перемещения вышеозначенных категорий лиц и их родственников, помощников, а также попытки ограничить перемещение оными лицами инструмента, припасов и иных средств производства, будут приняты самые строгие меры воздействия на нарушителей. От трёх до пяти лет. Раз вам мастера так нужны, будьте любезны обеспечить привлекательность вашей местности любыми способами. Вопросы есть?

— Разрешите вопрос? Тускул из Ынахсыта.

— Да, неугомонный ты наш.

— Некоторые Мастера хотят странного. Их поэтому и держали на коротком поводке. Как же быть теперь?

— Пусть и дальше хотят. Хотеть, как известно, не вредно. Как только появится что-то стоящее внимания, Белые Шаманы мне доложат. А я разберусь, странное оно или нет. Ещё вопросы?

— Очень хорошо, что нет вопросов, а то я мог бы подумать, что вы против воли Улахан Бабай Тойона Старшего Рода Белого Ворона.

Тут я стал замечать следы уныния на лицах руководящего состава. Скуку даже. И чё? Бузы не подают, припёрся тут хрен с горы и поучает. Кто-то даже зевнул. Пожалуй, я с канцелярскими оборотами несколько перебрал. Велел принести бузы, вина и всякой закуси. Немедля народ повеселел.

— Все остальные новшества напрямую не связаны с Отцом-основателем, так что это будет текущая работа. В целях сокращения бюрократического и управленческого аппарата, налоги теперь будете собирать вы сами. Деньгами[13], а не натурой.

Это вызвало некое оживление в рядах. Начали переговариваться. Как же. Мерой богатства до сих пор было поголовье баранов у отдельно взятого рода. И налоги, соответственно, брались натурой. Тут я осёкся. Самый простой вопрос я себе так и не задал. А откуда вообще в Харкадаре берутся деньги? Надо при случае поинтересоваться. Я записал вопросик в свой виртуальный планшет.

— Вопросы, замечания, пожелания? Нет?

— Хорошо. Теперь ещё пару слов и будем закругляться. Я ввожу в действие суд. Народный суд. Подробности вам объяснят мои помощники. Но, вкратце. Есть закон Отца-основателя, есть Улахан Тойон, который решает, как его применять, в случае спорных ситуаций и конфликтов между родами. Так вот, я, как Улахан Тойон, буду последней инстанцией этого суда. Только очень важные дела, например, преступления против основ. Гражданские и мелкоуголовные дела пусть разбирают кази. Кази[14] улуса, кази Курухана. С назначениями мы погодим, я хочу выслушать ваши предложения.

Я за вас мою работу делать не буду, этот девиз намертво сидит у меня в подкорке. Категорический, типа, императив. Максимум надо свалить с себя. Все эти хозяйственные споры, кляузы и тяжбы. Пусть между собой местные сами разбираются. А я буду мыслить глобально. Стратегически.

Всё, что я тут вещал, это всё семечки. Сейчас доберёмся и до главного. Вот они, главные источники моего беспокойства. Две группы. Сидят в разных углах патио. Смотрят друг на друга волками. Похоже, конфликт перешёл в стадию самоподдержания, когда уже никто не помнит, кто и с чего начал, но зато все тщательно берегут в себе все существующие, и культивируют мнимые обиды. Алгый, каким-то образом, не давал конфликту перейти в горячую стадию, а вот что мне делать? Блин.

— И, наконец, для того чтобы вам испортить аппетит перед обедом, я хотел бы поговорить о наших засранцах. Я не буду повторять, что в Степи сейчас сложная политическая обстановка. А вот тут[15], перед нами сидят две…или три? группы, которые никак не могут решить, где пахать, а где пасти. Сейчас вы по очереди выскажетесь в присутствии всех уважаемых людей. Вы посовещаетесь, и я приму решение, что с вами делать. Начинает многоуважаемый Тимиртэй, род Сизого Кролика.

Ну что я вам скажу. Всё произошло именно так, как я и ожидал. Никакой конкретики. Споры завязли в мелких частностях, кто на кого не так посмотрел, наступил на ногу, украл козу. Или у него украли. У нас это называется «утопить обсуждение в технических деталях». Вялотекущая многолетняя свара в коммунальной квартире — вот лучшее определение. Когда зачинщики уже давно съехали, на их место приехали новые, а сахар как сыпали в борщ, так и сыпят. Только вот в квартире за топоры не хватаются, и вырезать весь род до седьмого колена не грозятся. Не, может где и есть такие коммуналки, но они мне неизвестны. Я в мирной жил. Всего-то семья сапожника и крановщица с абразивного.

вернуться

13

Оброком лёгким заменил…
вернуться

14

Cудья, в самом широком смысле.

вернуться

15

Здеся.

6
{"b":"190311","o":1}