ЛитМир - Электронная Библиотека

— До недавнего времени я ничего не знала о развязке.

— Это удивительно!

— Тоби решил, что ей лучше не знать о том, что там произошло, — сказала Розалин. — Поэтому ее увезли до того, как состоялся суд. Кармел убеждена, что доктор Марлин не убивал.

— Я часто это повторяла, — добавила я. — Но мне отвечают, что любой человек в определенных обстоятельствах способен совершить преступление.

— Это так, конечно. Но вы уверены, что он не убийца?

— Да. Я знала его. Доктор Марлин был необыкновенно добрым и мягким человеком. Я знала, он очень несчастен. И у него был роман с мисс Карсон. Но я по-прежнему уверена, что он не убивал свою жену.

— Но там был и мотив, и показания свидетелей, — заметил Харриман.

— Случаются ошибки, — сказала Розалин. — Кармел абсолютно уверена в своей правоте.

— Вы же были совсем ребенком, Кармел, — сказал Харриман.

— Иногда дети видят лучше взрослых, — возразила Розалин.

— Я бы очень хотела знать наверняка, — сказала я им. — Но это невозможно.

— Все возможно, — настаивал Харриман.

— Кажется, все, кроме этого. Доктор Марлин умер. Он не может защитить свое доброе имя. Интересно, что стало с мисс Карсон?

— Да, было бы интересно узнать. Она исчезла, как всегда бывает в таких случаях.

— Бедная девушка! — сказала Розалин. — Представьте, что за муки ей пришлось вынести! Ее возлюбленного вешают за убийство, и ей самой угрожает такая же судьба. А ведь она ждала ребенка. Что у нее была за жизнь?

— Было бы интересно узнать, — согласился Харриман.

— Как вы думаете, она могла бы ответить, действительно он был виновен или нет? — спросила я.

— Вполне возможно, что могла бы.

— Как бы мне хотелось узнать, что с ней стало! — воскликнула я. — Мы все ее очень любили. Я не могу поверить, что мисс Карсон была замешана в убийстве, точно так же, как не могу поверить в виновность доктора. Эти двое никак не могли совершить преступление.

— Ну должна же она где-то быть, — сказала Розалин.

— Она могла уехать за границу, — предположил Харриман. — Думаю, ей хотелось уехать как можно дальше.

— Там был один человек, который заинтересовался ее делом, — сказала я. — Дороти Эммерсон рассказывала мне о нем. Это какой-то криминалист, который был уверен в невиновности мисс Карсон. Он боролся за ее освобождение.

— И кто это был?

— Я не помню его имени. Но Дороти называла его.

Харриман задумался.

— Вполне возможно, мисс Карсон было бы приятно получить от вас весточку.

Я уставилась на него.

— Судя по вашим словам, вы были привязаны друг к другу. Если бы вы нашли ее и написали, что вы убеждены в невиновности доктора, вы бы выяснили, хочет ли она вас видеть. А если она предпочтет не встречаться… ну что ж. Это не принесет никому вреда.

Я была взволнована. Мне вспомнилось милое, доброе лицо мисс Карсон. Вспомнилось, как она утешала Аделину. Соучастница в убийстве? Я никогда в это не поверю!

— Человек, ратовавший за ее освобождение… — продолжал Харриман. — Вероятно, он какая-нибудь важная птица. Вы сможете связаться с ним?

Розалин с волнением смотрела на нас.

— Мисс Дороти помнит, кто он такой. Разве она не писала ему? И, по-моему, он ответил ей.

— Да, так и есть.

— Тогда у нее может быть его адрес, разве не так?

— Да, — сказала я. — О, будет замечательно снова увидеть мисс Карсон!

В тот вечер мы очень долго сидели за ужином и разговаривали. Я решила, что пойду к Дороти и все ей объясню. Я была уверена, что она поможет мне, если сможет. Ведь вполне вероятно, что она сохранила письмо этого человека. И если это так, я напишу ему и спрошу, можно ли мне связаться с мисс Карсон. Он не мог забыть ее. Да, это вполне осуществимо! Меня очень взволновала эта идея. Оставшееся до моего отъезда время мы говорили об этом, и было решено, что, как только я вернусь домой, обращусь к Дороти.

Если бы не горячее желание продолжить свое расследование, я бы с большим сожалением уезжала из Замка Фолли. Розалин настояла, чтобы я пообещала ей приехать снова как можно скорее, и просила сообщать, как идет расследование. Я должна помнить, что в Замке Фолли меня всегда ждет горячий прием, сказала она. Мы слишком долго были в разлуке. И еще мы должны составить план. Не могу же я вечно жить у своих друзей, Хайсонов. Замок Фолли станет для меня домом. Я буду жить там столько, сколько захочу.

Встреча в парке

Миссис Хайсон была искренне рада моему возвращению. Она сильно скучала по Герти. Тетя Беатрис расспрашивала, как мне понравилась поездка в Йоркшир, но, к моему облегчению, не задавала лишних вопросов. Все ее мысли были о новобрачных.

На следующее утро я пришла к Эммерсонам. К моей радости, Дороти оказалась дома. Как я и предполагала, Лоренс уже ушел. Я была рада, потому что знала: он не станет разделять моего энтузиазма. Он убежден, что неразумно ворошить темное прошлое и лучше оставить все, как есть.

— Кармел! — воскликнула Дороти, когда я пришла. — Как приятно видеть вас! Когда вы вернулись?

— Вчера вечером.

Я сразу же пришла к ней, и ей, очевидно, это польстило.

— Вы разминулись с Лоренсом, — сказала она. — Он ушел около часа назад.

— Да, я догадалась, что его уже не будет.

— Он будет счастлив узнать, что вы вернулись. Вы должны прийти к нам на обед, и как можно скорее.

— Спасибо, Дороти. Мне нужно многое вам рассказать.

— Отлично. Я сгораю от желания услышать ваши новости.

— Во-первых, я не сказала вам, что еду навестить свою мать.

Она потрясенно уставилась на меня.

— Вы говорили… подругу.

— Ну она мне и подруга тоже. Понимаете, все это несколько необычно. Отец сказал мне, кто моя мать, а я с ней однажды виделась, когда была ребенком — но тогда я не знала, кем она мне приходится.

— Я слышала о вас кое-что. В конце концов, Лоренс был близким другом вашего отца, когда они плавали на одном корабле.

— Да, конечно. Моя мать выступала на сцене. Сейчас она замужем за очень интересным человеком. Они приглашают вас с Лоренсом в Йоркшир. Они вам наверняка понравятся.

У Дороти вспыхнули глаза. Больше всего на свете она любила знакомиться с интересными людьми.

— Я еще рассажу вам о них, но позже. Сначала я хочу поговорить с вами кое о чем, что меня очень волнует. Когда моя мать жила с цыганами, она приезжала с ними в лес рядом с Коммонвуд-Хаусом. Она видела живших там людей. И, естественно, интересовалась ими, потому что мой отец был связан с этой семьей. Мы говорили о трагедии… Харриман Блейкмор, муж моей матери, увлекается самыми разными предметами. Он высказывал собственные теории по многим вопросам, и слушать его было очень увлекательно. Мы вкратце обсуждали трагедию, случившуюся в семье Марлинов. Как вы знаете, я убеждена: допущена какая-то ошибка. Я никогда не поверю, что доктор Марлин убийца. В разговоре Харриман упомянул, что мисс Карсон, вероятно, знает больше, чем кто-либо другой, о том, что произошло на самом деле. Мы строили предположения о том, что стало с мисс Карсон. И пришли к выводу, что она, должно быть, живет где-нибудь под вымышленным именем. Я подумала, что она захочет связаться со мной. Мы с ней всегда были очень дружны.

— Да, продолжайте, — попросила Дороти.

— Мы решили, что будет неплохо, если я напишу ей и скажу, что очень хотела бы с ней встретиться. Если мисс Карсон не разделяет моего желания, она может просто проигнорировать мое письмо.

— А как вы найдете ее?

— Это-то меня и беспокоило. Но потом я подумала о вас.

Дороти взволнованно смотрела на меня.

— Был ведь какой-то человек, который ратовал за ее освобождение, — продолжила я.

— Да, Джефферсон Крейг, криминалист. С тех пор я ничего о нем не слышала. Кажется, интерес к нему постепенно угас.

— Но вы ему однажды писали, не так ли?

Она кивнула.

— А там, на письме, не было адреса? — спросила я.

58
{"b":"190315","o":1}