ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не сомневаюсь, что ты избавилась бы от ее присутствия, — проговорил Лусиан. Он заметно изменился. Он уже не был тем неуязвимым мальчиком, которого я знала в детстве. А именно я тогда его любила. — Теперь тебе все известно, Кармел, — сказал он. — Надеюсь, ты не станешь меня презирать.

— Никогда.

— И ты меня не отвергаешь?

— Конечно нет.

— Значит ли это, что у меня есть надежда?

— Это значит, что надежда есть у нас обоих.

Меня глубоко потрясло признание Лусиана. Он показался мне таким ранимым, таким беззащитным, когда сидел напротив меня и рассказывал свою печальную историю. Он, конечно, повел себя очень глупо. Но кто не ошибся бы в такой ситуации? Я ясно представляла себе, как все это происходило и как он презирал себя за то, что позволил себя обмануть. Из гордого, уверенного в себе юноши он превратился в разочарованного мужчину. Мой герой оказался колоссом на глиняных ногах, но это вызывало во мне еще большую нежность. Мне показалось, что слабого, нерешительного человека я люблю даже больше, чем непобедимого героя.

Мне хотелось чаще встречаться с ним. Я отвезу его в Замок Фолли. Он должен познакомиться с Розалин и Харриманом, и они должны узнать его поближе.

Я была уверена, что Розалин решила, будто Лусиан подходит мне в мужья. А я сама? Я действительно любила его. Я убедилась в этом, когда он откровенно признался мне, что произошло. Но я все еще чувствовала, что мне многое предстоит узнать — он скрывает больше, чем рассказал мне.

Лусиан говорил со мной так откровенно, так искренне. Да, он проявил слабость, но его слабость объяснялась сочувствием к Лауре и желанием сделать все как следует. Он не любил ее. И, как я поняла, с самого начала подозревал, что ребенок не от него, но когда она стала угрожать ему, что покончит с собой, он не смог вынести мысли, что будет повинен в ее смерти.

И теперь он совершенно запутался в жизни и просил меня помочь ему.

Были моменты, когда мне хотелось пойти к нему и сказать: «Да, Лусиан, давай поженимся. Давай сделаем Грандж счастливым домом, домом для Бриджит. И велим Джемайме уехать». Но потом я начинала колебаться. Мне еще не все известно. Почему у меня возникает странное чувство, что он не рассказал мне всей правды?

Подожди, говорила я себе. И через несколько дней после этой встречи мне пришло письмо.

Почерк был смутно знакомым — я словно снова очутилась в классной комнате в Коммонвуд-Хаусе. Я поняла, от кого это письмо. Я пошла с ним в свою комнату, чтобы никто не помешал мне читать. У меня дрожали руки, когда я открывала конверт.

«Дорогая Кармел!

Я была глубоко тронута, когда прочла твое письмо — так сильно, что некоторое время не могла написать ответ. Поэтому пишу с таким опозданием. Конечно, я помню тебя. Интересно, как ты меня нашла? Но, наверное, ты расскажешь мне об этом при встрече.

Сначала я не знала, смогу ли встретиться с тобой. Понимаешь, я очень старалась отстраниться от того, что произошло, а твое письмо живо напомнило мне о том, что я старалась забыть. Но я все же была тронута до глубины души. Я буду очень рада тебя видеть. Наверное, нам лучше встретиться в каком-нибудь тихом месте… только вдвоем. Думаю, где-нибудь на свежем воздухе, где нам не помешают.

Я вижу, что ты живешь где-то в Кенсингтоне. Там есть какие-то сады. Я живу в Кенте и без труда могу доехать до Лондона на поезде. Я буду там около десяти часов утра в следующую среду. Давай встретимся возле мемориала принца Альберта? Тогда мы сможем найти скамейку и поговорить. Если тебя это не устроит, можем выбрать другое время.

Напиши мне по этому адресу.

Спасибо за то, что помнила обо мне.

Китти.

Кстати, можешь обращаться ко мне «миссис Крейг»».

Я снова и снова перечитывала письмо. Потом написала ответ, сообщив, что буду в среду у мемориала Альберта.

Понятно, почему Китти не хотела, чтобы кто-нибудь знал о нашей встрече. Я хорошо понимала ее желание сохранить анонимность. Но я должна рассказать Дороти — просто обязана это сделать. Разве не она помогла мне найти Китти? Я знала, что могу полностью довериться сестре Лоренса.

— Как интересно! — воскликнула Дороти, когда я показала ей письмо. — Мне бы так хотелось пойти вместе с вами!

— Это невозможно, — сразу сказала я. — Если она увидит, что я не одна, она может просто развернуться и уйти.

Дороти это прекрасно понимала.

— Значит, она — миссис Крейг? — продолжала Дороти. — Значит, Джефферсон Крейг женился на ней? Святые небеса! Кто бы мог подумать!

Я попросила Дороти ничего не говорить Лоренсу и была рада, что она со мной согласилась. Я также была рада тому, что Герти еще не вернулась из своего медового месяца. Я знала: она бы сразу догадалась, что что-то произошло, и попыталась бы узнать, в чем дело.

Ровно в десять часов я была у мемориала Альберта. Добраться туда было несложно — я пришла пешком. Китти еще не приехала, но я не беспокоилась, потому что знала: ей непросто рассчитать, сколько времени займет путешествие. Прошло восемь минут, и я увидела, как она торопливо идет ко мне.

Я зашагала ей навстречу, и несколько секунд мы стояли и смотрели друг на друга. Потом Китти протянула руку, и я сжала ее ладонь двумя руками.

Она сильно изменилась. В золотистых волосах появилась седина, взгляд утратил безмятежность, которая раньше была главной чертой ее натуры. Даже если бы я не знала ее историю, я бы поняла, что эта женщина пережила какую-то трагедию.

— Кармел, — произнесла Китти хорошо знакомым голосом, — я так рада тебя видеть!

— А я рада видеть вас. Я так часто думала о вас, и мне всегда хотелось узнать, где вы и как живете.

У нее дрогнули губы, и в глазах появились слезы. Китти выглядела гораздо старше своих лет. По мы не должны были устраивать сцены при посторонних.

— Давай найдем где-нибудь местечко и сядем, — предложила она.

— Я знаю, где именно, — отозвалась я.

Мы пошли в парк.

— Я прошу прощения за то, что заставила тебя ждать. Просто, когда ты связан с поездами, очень трудно рассчитать время.

— Да, — согласилась я.

Мы помолчали, потому что болтать на какие-то незначительные темы казалось банальным, а мы знали, что нам нужно о многом поговорить.

Несколько дней назад я выбрала подходящее место. За цветочной клумбой был разбит небольшой газон, и возле него стояла одна скамейка.

Мы сели, и Китти сказала:

— Итак, Кармел?..

— О мисс Карсон… — начала я.

— Называй меня Китти. Я ведь уже не твоя гувернантка.

— Китти, расскажите мне, чем вы теперь занимаетесь.

— У меня тихая, спокойная жизнь.

— Вы миссис Крейг. У вас есть муж?

— Да.

— Вы можете говорить об этом?

— Для этого я и приехала.

Я решилась.

— Я хочу, чтобы вы знали: я только недавно выяснила, что произошло. Я уехала вместе с отцом.

— Знаю, капитан Синклер забрал тебя, когда остальные дети уезжали к тете.

— Мы отправились с ним в Австралию. Он погиб во время кораблекрушения. Это случилось не так давно. А потом я вернулась в Англию и именно здесь узнала…

— Значит, все эти годы ты ни о чем не подозревала?

— Нет. Я была потрясена, раздавлена, когда услышала о случившемся. Может, с моей стороны было дерзко разыскивать вас. Я узнала, что мистер Крейг вам помог. Это был просто выстрел наугад. Моя подруга, которая интересуется преступлениями, когда-то писала ему через его издателей, и я подумала, что они могут и мое письмо передать ему.

— Это все объясняет. О Кармел! Это было так…

— Не нужно! Вам наверняка невыносимо говорить об этом, даже теперь.

— Это глупо с моей стороны. Я пришла сюда поговорить… рассказать тебе. Кармел, я хочу, чтобы ты знала. Мне невыносима мысль, что ты можешь поверить… как поверило большинство людей. Я расскажу тебе… чтобы ты знала, что они сделали с Эдвардом… с доктором…

61
{"b":"190315","o":1}