ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

        Практика, практика и еще раз практика. Вот, что удалось совершенствовать в Европе той поры. Наука оставалась уделом монахов-затворников и дон-кихотов с университетским образованием. В тринадцатом столетии закончилась ожесточенная борьба между Римом и германскими императорами. Верх одержала папская власть.  И «черная наука», наука церковная, казалось, получила неоспоримые преимущества. Перед «белой», светской. Но вмешалась третья сила – Святая Инквизиция.

          «Почтенная организация», чьи задачи состояли в «обнаружении, наказании и предотвращении ересей», служила разным богам и религиям. Поэтому существовала всегда. Но победа Ватикана дала ей новое имя и исключительное право судить всех мыслящих людей. Казнь Джордано Бруно и присследования Галлилея показали, что она не делала особых различий между представителями обоих лагерей.

          Под ее пасторским присмотром и начал свою деятельность Альберт фон Больштедт или просто Альберт Великий.  Монах-доминиканец, теолог, и будущий учитель Фомы Аквинского, убеждал своих учеников: «Один лишь опыт удостоверяет». Смелое утверждение для человека, не выпускавшего из рук требника. А как же авторитеты церкви, Аристотель, наконец? Критиковать знаменитого грека в ту пору считалось не допустимым вольнодумством. 

        Но Альберт потому и стал Великим, что проявил необыкновенную для монаха отвагу. В введении к сочинениям эллина он посмел заявить: «Кроме того, мы будем делать ОТСТУПЛЕНИЯ, объясняющие СОМНИТЕЛЬНЫЕ места».      

        Его книга «О растениях» и стала тем самым отступлением от Аристотеля и веры в авторитеты. А утверждения, будто жизненное начало земли состоит в «гуморах» - соках (читай, в почвенных растворах); презираемая еще недавно «радость всходов», навоз – не просто продукт пищеварения животных, а часть всеобщего разложения, происходящего в природе, в результате обращающаяся в пепел (понимай, распадающаяся на минералы и соли), отчего эти «гуморы» становятся густыми и питательными для растений. Скорее не объяснением, а опровержением догм, бытовавших еще с античных времен.  

         Ученый удивительно чувствовал природу. «Обнаженное, обессиленное поле на третий - четвертый год, оставаясь под лучами солнца воспринимает его силу и начинает плодоносить, - замечает он. - Одному полю эта сила возвращается быстрее, другому позже сообразно ее свойствам: влажности, тучности, пористости и мягкости». Солнце и плодородие – гениальная догадка! Монах увидел в почве аккумулятор энергии, хотя, возможно, даже не осознал это до конца.

         Многие ли в наше либеральнообразное время, вот так запросто, берутся критиковать СОМНИТЕЛЬНЫЕ идеи непререкаемых авторов? Особенно, если правоту «идолов» защищают могущественные комитеты, комиссариаты, вроде Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium или «Святой отдел расследований еретической греховности» или просто - Святая Инквизиция. 

        Плохо справились с возложенными на них обязанностями «святые отцы», коли оставила без ответа столь скандальное произведение. Впрочем, нерадивость, слепота и глухота – главные достоинства любой власти. Именно, достоинства, а не недостатки, ибо, в противном случае, все разумное давно бы было изгнано из нашей жизни.

         Потому-то в Европу и пришла эпоха Возрождения... 

ГЛАВА 7. В СТРАНЕ СВЕТЛЫХ ДУХОВ.

« ВЫТАЩИЛ ПАХАРЬ СОШЕНЬКУ, РАСПАХАЛ ШИРОКО ПОЛЮШКО, ЗАСЕЯЛ ЗОЛОТЫМ ЗЕРНОМ... ЕЩЕ ЗАРЯ ГОРИТ, А У ПАХАРЯ ПОЛЕ КОЛОСОМ ШУМИТ. ТЕМНА НОЧЬ ИДЕТ – ПАХАРЬ ХЛЕБ ЖНЕТ. УТРОМ ВЫМОЛОТИЛ, К ПОЛУДНЮ ВЫВЕЯЛ, К ОБЕДУ МУКИ НАМОЛОЛ, ПИРОГИ ЗАВЕЛ. К ВЕЧЕРУ СОЗВАЛ НАРОД НА ЧЕСТНОЙ ПИР. СТАЛИ ЛЮДИ ПИРОГИ ЕСТЬ, БРАГУ ПИТЬ ДА ПАХАРЯ ПОХВАЛИВАТЬ: АЙ СПАСИБО ТЕБЕ, МИКУЛА СЕЛЬЯНИНОВИЧ!» - Без комментариев.

 ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНИЮ.

 Зелено-золотой океан.  Плуг в сорок пудов.  Великие соседи.  Халифы днепровских степей. Моленье о дожде. Страна, ожидавшая истории. Былинные богатыри.  C сохой удобнее.

        Вы готовы поверить в сказку? Поверить в неслыханную удачу, которая неожиданно выпала на вашу долю? Сказку, где по вашему желанию все САМО идет в руки, где достаточно сказать: «По  щучьему велению...». Нет? Ну, и правильно, что нет. Потому, что этого не может быть никогда... Почти никогда... Разве что, иногда... и не с вами. Видимо, отсюда и пошли все шутки-прибаутки про Емелю и Ивана-Дурака. Кому же еще так может повезти?

        А ведь повезло-таки. Не с щукой в прорубе, а с почвами. Сколько веков потратили египтяне, приводя в порядок долину Нила. Шумеры и китайцы, укрощая строптивые реки. Эллины, римляне, народы Западной и Центральной Европы, выстраивая сложные системы хозяйства на своих бесплодных землях. 

       Предкам же славян, сколотам, поселившимся в среднем течении Дона, Днепра и верховьях Южного Буга, все это было подарено САМОЙ природой. Именно здесь родилась удивительная черная земля, которую не посещала засуха, не поражало бесплодие. То были девственные черноземы: выщелоченные, тучные, луговые. Стоило лишь прикоснуться к ним сохой, плугом и происходило ЧУДО!

       Сегодня трудно вообразить первобытную мощь этих почв, щедрость, с которой они одаривали людей. Впрочем ...

       «А между тем степь уже давно приняла их всех в свои зеленые объятия, и высокая трава, обступивши, скрыла их, и только козачьи черные шапки одни мелькали между ее колосьями»...

        Припоминаете...

        «Степь чем далее, тем становилась прекраснее. Тогда весь юг, все то пространство, которое составляет нынешнюю Новороссию, до самого Черного моря, было зеленою, девственною пустынею. Никогда плуг не проходил по неизмеримым волнам диких растений. Одни только кони, скрывавшиеся в них, как в лесу, вытоптывали их. Ничего в природе не могло быть лучше. Вся поверхность земли представлялася зелено-золотым океаном, по которому брызнули миллионы разных цветов»...

       Верно угадали! Николай Васильевич Гоголь. «Тарас Бульба». Только вот ошибся великий писатель. Во времена запорожцев степи не были «девственной пустынею». Задолго до рождение Сечи, те самые пространства уже познали плуг, уже были разбужены человеком. Высокие травы, скрывавшие всадников с лошадьми, покрыли их, когда бешеная, сдерживаемая веками энергия, заключенная в черной земле, освободилась, вырвалась наружу. Тогда и родилось понятие «САМО». Хотя вряд ли скатерть САМОбранка и прочие САМО... так поражала воображение сказочных героев, как удивляли реальных людей урожаи, полученные на черноземах.

      Многие из этих почв ныне истощены, выпаханы, покрыты пятнами солонцов, обезглавленны эрозией. И, все же, не смотря на болезни, они остаются САМыми богатыми, САМыми перспективными для земледельца. Их открытие во втором тысячелетии до нашей эры сыграло, пожалуй, большую роль, чем нефтяные месторождения стран Ближнего и Среднего Востока в наши дни. Ведь они породили труженников, и не посеяли розни между людьми.

       Историки могут возразить. Дело, мол, не только в плодородном слое. На судьбы народа влияет множество причин. Бесспорно. Но жизнь праславян оказалась полна такими событиями, малой толики которых хватило, чтобы обречь менее стойких людей на долгие скитания.

        Уже в первом тысячелетии до нашей эры селения земледельцев жгут и грабят киммерийцы. Сила их велика, а нравы так дики, что пришельцев представляют в сказаниях ужасным Огненным Змеем, эдаким похотливым зверем, но отнюдь не человеком, требующим лишь одну дань – юных девушек.

       В той же легенде умерить ненасытность дракона  берутся не воины, а кузнец и землепашец. Они выковывают плуг в сорок пудов. Увидев который, чудовище покоряется и вспахивает гигантское поле. Что есть грубая, примитивная сила, против знаний и умения?

22
{"b":"190321","o":1}