ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

        Прерий??? Вам довелось посмотреть фильм «FAR AND AWAY» с Николь Кидман и Томом Крузом? Если да, то поймете, куда я клоню. Впрочем, порыв и натиск не исключают последовательности… Ну, хотя бы, в самом повествовании.

      «Одиссея» героев мелодрамы, Джозефа и Шеннон, началась с воткнутого в землю флажка. И их, действительно, ждал небывалый успех… Предвестник трагедии.

       В 1914 году, Северная Америка обогнала Россию в производстве хлеба. И никто не желал прислушиваться к предостережениям Кертиса Флетчера Марбута, чудака из какого-то «Почвенного бюро», предлагавшего отказаться от глубокой вспашки.

        Казалось, в заокеанских черноземах скрыта неиссякаемая энергия. Стоит взрыхлить их мощным плугом и заветная мечта, американская мечта сбудется...

         А каждый пласт степной почвы, не вывороченный на поверхность, снижал прибыль… Надо ли объяснять мотивы поступков, продиктованных незнанием и скаредностью?

        Беда – лучший учитель. Завеса черной земли, поднявшаяся в тридцатых годах прошлого века над Айовой, Алабамой, Канзасом, Южной и Северной Дакотой, Миссисипи - заключительный аккорд «покорения» степей. Миллионы «Джозефов» и «Шеннон» потеряли все. Их труды, «победы», надежды в буквальном смысле обратились в пыль.

        Вот тогда-то и вспомнили про «донкихота» забавлявшего  сельскую публику экстравагантными пророчествами. Тогда-то фермеры Великих Равнин и «сели за парты».

      Уже ни у кого не вызывала снисходительной улыбки «закон зональности», «теория горки»,  открытые какими-то русскими со странными именами: Докучаев, Глинка.  А, к произнесенной вслух фамилии МАРБУТ неизменно добавлялось почтительное «сэр», хотя некоторые из южан предпочитали величать его «генералом». Ведь, как-никак, глава самого «ПОЧВЕННОГО БЮРО» СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ.

          Так люди земли приняли приглашение в новый мир, в «Блистающий Мир Знаний»… 

        Не поймите буквально. Американцы не забросили свои фермы. Не ринулись в местные университеты постигать премудрости. Но в их жилищах появились… книжные шкафы, уставленные справочниками и сочинениями зарубежных светил. Своими-то еще не обзавелись.

       Все, что предлагал «генерал» Марбут – это разделить плодородный слой на «серии», по устойчивости к ветрам и талым водам. Увы, оценить податливость той или иной территории стихиям – недостаточно. А как же удобрения, орошение?

         Познание сродни вязанию на спицах. Не заметил петельку, не подцепил крючком ТАМ, ЗДЕСЬ и изящная вещица распадается на отдельные, невзрачные нитки. Потому-то для создателей макраме, варежек и шапочек, а равно разных там методик и теорий важна каждая «мелочь». Иначе кружева, одежда не будут радовать глаз, а мир предстанет убогим хаосом без связей и закономерностей.  

         Немецкие фолианты выглядели солидно, как египетские пирамиды. Но скрупулезная дотошность не прибавляла ясности. Как звуки плохо отлитого колокола, цифры не вязались между собой.  Гармонию же, непременную принадлежность музыки и науки, не удавалось различить, за грубыми монолитами таблиц и графиков. А ссылки на какого-то профессора Glinka (Lehm) из Санкт-Петербурга, вызывали недоумение. Выходит, наука родилась не в Германии!  Так подайте нам этого доктора  CLAY! 

 История вторая: ДОКТОР «CLAY» ИЛИ ПРИНЦИП «ГОРКИ».

         Увы, приглашение запоздало. Константин Дмитриевич Глинка, спасший в свое время переселенцев России (читайте главу «Наихудший из пороков») от черных бурь и «белой смерти»,  в силу естественных причин не мог повторить свой подвиг.

       Правда, остались его книги, статьи, дневники. Свидетельства «путешествий» по «четвертому царству» природы. Блистательные стиль, логика и дедукция, сделали их в ту пору более увлекательным чтением, нежели  романы Жюля Верна и Луи Буссенара.  Но, главное, они позволили проникнуть в ТАЙНЫ плодородного слоя.

         Прозвище «доктор CLAY» Глинка получил, за  большой интерес к глауконитам. К этим загадочным «зеленым глинам», возрождавшим истощенные поля, очищавшим воду, служившим кормом для скота и, главное, излечивавшим людей от многих болезней. Чем не философский камень?

         Мягкие, пластичные земли, как не без оснований полагали, скрывают многие секреты жизни. В них видели тот самый библейский материал, «прах земной», творение ВЫСШИХ СИЛ ПРИРОДЫ. И одновременно, как ни одно из других минеральных веществ, они подчинялись, «закону зональности», изменяя свой состав, согласно отпущенным квотам тепла и влаги.               

        Темы научных исследований, не рождаются сами собой. Всему есть причина. Вот и это путешествие в неизведанный мир началось с помянутых «совпадений» и увлечений.

        Впрочем, удивительны не «случайности», а время, выбранное для поисков. Мировая война, Революции, Разруха, НЭП… До того ли? 

      Разум человека - загадочная субстанция. Он действует, творит не зависимо от обстоятельств. Короче, доктор «CLAY» решил составить… НОВУЮ ПОЧВЕННУЮ КАРТУ МИРА?!

       Действительно, самое время. Страна Не победившего Социализма лежала в руинах. Мировой декаданс, потерянное поколение, никак не могли сделать выбор между «Фиестой» в Памплоне и «Праздником, который всегда с тобой» в Париже.

        Как видите, ничто не препятствовало реализации столь экстравагантного, более того, странного, для непросвещенного взгляда, замысла.

        Даже СОВНАРКОМ промолчал. Лев же Давыдович, узнав о нем, усмотрел очередной повод  облить холодным презрением Иосифа Виссарионовича. «Любимец партии» Николай Бухарин призывать народ обогащаться. А сама партия, ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ, после неудавшегося «освобождения Польши», переметнуться из состояния «эпикурейского изящества», навеянного командармом Буденным, в атмосферу конвульсий и истерии. Тем более, что Вождь, удалившийся в село Горки под Москвой, продолжал пребывать в ирреальном мире галлюцинаций, придаваясь мелочным дрязгам и поливая грязью претендентов - приемников. 

        Что же может быть более практичного, чем воспользоваться непрактической ситуацией? Поди знай, во что выльется сей разброд через десять - пятнадцать лет. Как в воду глядел, наш доктор «CLAY».

       Потому-то Константин Дмитриевич время зря не  терял. Международным связям директора Петроградского сельскохозяйственного института могли позавидовать  и Наркомат Иностранных дел, и Коминтерн. Последних на дух не переносили ни в Европе, ни в Америке. Лишь племена каннибалов, по понятным причинам, встречали посланцев победившего пролетариата с распростертыми объятиями. 

      Но, даже в этой непростой обстановке, Глинке удавалось собрать информацию о почвах, природе в тех районах земного шара, где разведчики ГПУ исчезали бесследно. Что лишний раз доказывало: не просты, ох, как не просты, эти знатоки плодородного слоя.  

        В «просвещенной» Европе их пытались не замечать, как некого Ярослава Шрирганцля, составившего карты Южной Чехии и Словакии. «Наши земли не уступают венгерским черноземам», - заявил он равнодушным чиновникам новой республики. Но те, веря назиданиям Франца Кафки, решили не рвать плодов с «древа жизни», боясь за свои теплые местечки в «райских государственных кущах». Известно, чем приходится платить за грех познания.

         Что не скажешь, о «ботанике» Роберте Шанце, пересекшем Африку от Каира до мыса Доброй Надежды. «Ботаник», запамятовавший о травках, цветочках и гербариях. «Ботаник», рьяно собиравший образцы почв, по личной просьбе «генерала» Марбута!!!

       Не странно ли все это? Один составляет Почвенную карту Мира в разоренной стране, другой выискивает плодородные земли в Европе, третий,   вопреки всем предостережениям, бесстрашно пересекает континент, населенный кровожадными племенами людоедов?!

       «Масоны!» - скажете вы.  Не исключено. Ведь мастерок в их гербе сродни лопате. Но главное не символы. А тайные, сокровенные знания. Глинка как-то проговорился и о них.

55
{"b":"190321","o":1}