ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще одна, уже не совсем в тему, история приключилась спустя несколько дней после того, как вратарь номер один выбыл на серьезный срок. Игроки сборной России заготовили специальные футболки, в которых должны были выйти перед началом матча Россия – Македония. На этих футболках значились слова поддержки в адрес Игоря Акинфеева. Но был один человек, который неожиданно оказался категорически против – это тренер Дик Адвокат. Вместо слов поддержки в адрес вратаря номер один, выбывшего на полгода, Дик счел, видимо, более уместным сделать вид, что ничего особого не происходит. Ну, нет человека – нет проблемы. Это проблемы самого Игоря Акинфеева, как несколькими днями ранее заявил Валерий Карпин. В итоге футболки к недоумению игроков так и остались в раздевалке. А с какими чувствами будет поправляться и ждать уже по весне вызова в сборную Игорь Акинфеев – ну что ж, можно только догадываться.

Еще одна подлость. Еще один мерзкий поступок. И тут я уже не знаю, кто поступает более подло – Веллитон, который врезается во вратаря на поле, или Дик Адвокат, который мерзко ведет себя в подтрибунной тиши.

Когда эта история в том числе усилиями ведущих «Радио Спорт» была обнародована и стала активно обсуждаться болельщиками, Дик Адвокат все-таки вынужден был объясниться. По его словам, он боялся дисквалификации за нарушение утвержденной формы одежды. Но эта версия, впрочем, не имеет под собой никакого основания, так как форма – это то, в чем сборная играет непосредственно матч. В общем, оправдаться Адвокат попытался, но запашок, как говорится, остался.

0:15

КОМИТЕТ ПО ЭТИКЕ: РАБОТА ЗАКОНЧИЛАСЬ?

Комитет по этике стал одним из самых бессмысленных новообразований «обновленного РФС». Строго говоря, кроме как в кавычках говорить об изменениях внутри Российского футбольного союза, вызванных приходом в него в начале 2010 года Сергея Фурсенко, лично у меня вообще не получается. На всех постах были расставлены не столько люди, разбирающиеся в футболе и его нюансах, сколько многочисленные чиновники. Пусть и не любящие футбол, но воспитанные в административно-командной системе, знающие, что такое властная вертикаль и что такое беспрекословное выполнение распоряжений вышестоящего начальства.

Практически все сработались. Никто из новообразовавшегося гнезда не выпал. Да собственно, как можно не сработаться, когда не о реальной работе идет речь. Не сразу, но довольно быстро обозначилось выбивание из этой вертикали только одного птенца – Алу Алханова. Я не готов рассуждать о том, зачем Алу Дадашевича вообще приглашали для работы в Комитет по этике. Видимо, для Сергея Фурсенко важно не столько знание проблематики, которой придется заниматься, а послужной список. А Алханов работал и главой Чечни, и заместителем министра юстиции – вот и пригодился на футбольном поприще.

Комитет раскачивался долго. За первые несколько месяцев работы было принято, по сути, только одно серьезное решение: вынесли наказание тренеру Карпину и футболисту Денисову за послематчевую публичную перебранку. И то возвращался к вопросу, пересматривал решения, уже озвученные наказания сокращал.

Затем комитет утонул в рутинных вопросах. Разбирались с делом Никезича, когда легионера в прямом смысле слова руководство краснодарского клуба выбивало из стана команды (решение отменено Апелляционным комитетом РФС), с делом судьи Матюнина, позволившего себе расистские высказывания по ходу матча в адрес одного из игроков (дважды Комитет по этике Матюнина наказал, а затем дважды Апелляционный комитет это решение отменил), с делом Прядкина (тут уже сам Комитет по этике не решился обижать сильных мира сего, и Прядкин за незаконную агентскую деятельность на посту главы РФПЛ никакого наказания не понес).

Случилась еще одна не очень красивая история где-то на экваторе лета-2011: глава РФС Сергей Фурсенко лишил Комитет по этике даже намеков на самостоятельность. Алу Дадашевичу и его коллегам было запрещено самостоятельно возбуждать те или иные дела. Только сиди и жди, когда тебе сверху «распишут» очередную бумагу. В отставку Алу Алханов подал довольно быстро. Конечно, не на эмоциях, в тот же день, а по-восточному неторопливо, где-то через месяц-другой. Но зная ритм жизни подобных чиновников, это можно назвать почти что стремительным решением. К тому же от членов Комитета по этике я знаю, что сам Алханов уходить собирался действительно давно.

Легенда советского футбола Виктор Понедельник прокомментировал уход Алу Алханова с поста председателя Комитета по этике довольно жестко:

– Не удивлен этим новостям. Алханов такой мягкий человек, что там ему делать особо нечего. Самостоятельно он ни одного решения не принимал, поэтому они все и переподчинили Фурсенко. Алханов – замминистра юстиции, хороший специалист. Видимо, его и взяли в комитет именно потому, что он хороший юрист. Но когда он столкнулся с футболом, то стало ясно, что здесь он не работник. Хотя человек он великолепный, я его очень уважаю, но он создан не для этой работы. Думаю, что он и ушел, потому что сам это понял. Или кто-то со стороны ему намекнул.

Впрочем, рвать все связи с футбольным миром, где проработал (если все это, конечно, мы можем называть работой) около года, Алу Алханов не стал. Он расстался аккуратно, сославшись на чрезмерную нехватку времени и невозможность совмещать должность с основной работой в Министерстве юстиции. Остался для окружения Фурсенко рукопожатным.

0:16

ИДИОТЫ НА МАРШЕ

Сколько бы ни обвиняли журналистов в безграничном цинизме, сколько бы про нас, радиоведущих, ни говорили, что у нас язык без костей, все-таки у большинства (за всех не буду говорить – именно у большинства) есть железные правила и принципы, которыми не поступаются. Я никогда не буду оскорблять человека, не буду называть его бранными, непристойными словами. Но если человек сделал дурость – я назову, что это дурость. И приукрашивать эзоповыми иносказаниями свою речь не буду.

Я вижу и знаю чуть больше того, что попадает в телекамеры и в радиоэфир. И если решаюсь назвать человека идиотом, то это значит, что на фан-секторе или на улице его уже давно крыли бы трехэтажной отборной нецензурщиной. То есть как минимум идиотский поступок человек и вправду совершает.

Именно так я могу относиться к многочисленным поступкам иных действующих лиц российского футбола, когда они вывешивают в Интернете какие-то фотографии весьма неоднозначного содержания.

Вратарь «Зенита» и сборной России Вячеслав Малафеев в своем Твиттере выложил фото, озаглавленное лаконично: «На ужине». Детали меню там не особо видны. Зато хорошо видно, как неизвестный на фоне ухмыляющегося Андрея Аршавина показывает тому средний палец.

Человек, который не так давно пережил личную трагедию (его супруга после пьяной вечеринки с юным подопечным разбилась насмерть на дорогой иномарке), получит человеческую поддержку от любого болельщика, за какую бы конкретно команду тот ни переживал. Но когда взрослый человек, которому уже перевалило за 30 лет, всей стране и всему человечеству (мир Интернета не знает границ) демонстрирует непотребщину, то резюме будет только одно: увы, Малафеев с головой не дружит.

Берти Фогтс совершил на чемпионате мира 1994 года поступок, который не все в Германии ему готовы простить до сих пор: он как главный тренер отчислил из сборной Штефана Эффенберга. Помните причину? За средний палец в адрес болельщиков во время матча Германия – Корея. Можно, конечно, шутить, что, как показывает случай с Жирковым, «старина Эффе» был прав. Иного отношения такие болельщики и не заслуживают! Но суть от этого не меняется: играют в футбол для болельщиков. А даже если болельщик не прав, все равно играют. Потому что такая работа. Потому что ты за это деньги получаешь.

И даже если ты или кто-то демонстрирует средний палец в адрес коллеги по команде, и даже если это происходит на неком закрытом мероприятии, на ужине не для всех, тот факт, что ты вывесил это для публичного просмотра – значит, ты сделал это, считай, почти на стадионе.

20
{"b":"190327","o":1}