ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Настоящая жизнь. Вам шашечки или ехать? Универсальные правила
Военный свет
Как мы едим
Отголоски далекой битвы : Отголоски далекой битвы. Вторжение демонов. Джокер
Государство Сократа
ГДР. Миролюбивое государство, читающая страна, спортивная нация?
Уродина
Как заработать в Интернете на консультациях и тренингах. Востребованный эксперт

Будь ее воля, Гейл оставила бы в расписании только математику и английский, отдав все остальное время музыке, танцам и разным играм. Однако она не настолько была уверена в себе и, к тому же, подобный радикализм мог привести к потере работы. В общем, Гейл, как и все ее коллеги, покорно сносила рутину школьной жизни.

После школы Гейл возвратилась домой, и весь день провела в бесцельном шатании по квартире. Играла с котом, смотрела из окна, приняла ванну. К Джулии она собиралась в восемь вечера, так что занять себя Гейл могла только размышлениями о неожиданном событии, происшедшем накануне. Эллиот предложил ей руку и сердце.

Гейл познакомилась с ним примерно год назад, в кабинете у Джулии. Эллиот произвел на нее тогда неоднозначное впечатление. С одной стороны, Гейл почувствовала неприязнь к плотно сбитому коротышке с мясистыми пальцами, который беззастенчиво разглядывал ее груди. Однако одновременно что-то екнуло в душе Гейл. Быть может, на нее подействовало то обстоятельство, что человек этот был очень богат, а может, в подсознании проснулись сокровенные мечты — например, иметь возможность облететь весь земной шар на собственном самолете… На ум вдруг пришли мысли о проституции, что часто случается с людьми, которые честны перед собой. Пожалуй, это может стать реальностью, подумала тогда Гейл. Она уже достаточно взрослая и прекрасно понимает, что самое большее, на что ей можно рассчитывать в жизни — это превратиться в старую деву-«училку», в лучшем случае, в супругу школьного директора.

Поэтому, когда в поле зрения оказался Эллиот, она поймала себя на том, что взвешивает потенциальную выгоду, которую может принести ей это знакомство. Эллиот попросил у нее номер телефона, позвонил через два дня, и в ту же ночь Гейл уже лежала на его кровати и смотрела на свое отражение в зеркале, подвешенном к потолку. В этом зеркале крепкий невысокий мужчина яростно сверлил своим членом плоть прекрасной женщины. В принципе, Гейл была готова к такому развитию событий, но ее приятно поразила та нежность, которая последовала вслед за половым актом. Оргазм ее получился каким-то лютым. Одерживая похотью, она раскрыла перед Эллиотом свое влагалище, и, сжав ягодицы, превратилась в сплошное горячее лоно. Эллиоту пришлось трахать ее больше часа, прежде чем удалось преодолеть искусные преграды Гейл, и та сдалась окончательно. Такие игры ему нравились. Эллиот всякий раз, когда красивая женщина соглашалась лечь с ним в постель, удивлялся этому обстоятельству. Он знал, что женщина загипнотизирована его богатством, но никак не мог понять, почему она так раскрепощается, едва только оказывается раздетой в его постели. Лишенному абстрактного мышления Эллиоту было невдомек, что трахался он с той же энергией и напором, с какими делал деньги, и устоять перед его животной сексуальностью женщины не могли.

Гейл решила: «Пусть этот сукин сын потрудится как следует!» Ей было интересно, каким Эллиот будет в постели и каковы будут ее собственные ощущения, когда его энергия взорвется в ее лоне. Однако сдаваться без боя она не собиралась. По иронии судьбы, чем больше противодействия оказывала Гейл, тем проще Эллиоту было преодолеть создаваемые ею преграды, поскольку Эллиот знал, как нужно обходиться с женщинами: когда обращаться с ними сурово и когда приласкать, когда идти напролом — и когда отступать, как дразнить их, и как удовлетворять. К тому же он не ведал усталости. И был искусным любовником. Он входил в плоть Гейл под разными углами до тех пор, пока она не стала истекать соком, а потом, не дав ей переменить позу, резко менял направление и скорость фрикций, застигая Гейл врасплох, и проникал в самые потаенные уголки ее влагалища. Все это время он не спускал с Гейл глаз, а руки его не переставая гладили ее обнаженные груди и восхитительную попку.

Эллиоту очень нравилось впиться губами в рот своей партнерши и ловить ее стоны. Ему пришлось немало потрудиться прежде чем Гейл сдалась окончательно. Она широко раздвинула ноги и приподняла их вверх, обняла его за плечи, впилась языком в губы Эллиота, закрыла глаза и начала страстно двигать тазом навстречу его всепроникающему члену. Приближение оргазма оба почувствовали одновременно, и стиснув друг друга в объятиях, полностью отдались ритму, забыв о том, кто из них строен, а кто не очень, кто красив, а кто уродлив, кто богат, а кто беден, кто мужчина, а кто женщина.

После полового акта Эллиот с трогательной заботливостью приготовил легкий ужин, и они, попивая ароматный кофе, просто и откровенно рассказывали каждый о себе. Магия секса в очередной раз сделала свое дело, и два человека из незнакомцев превратились в близких людей.

Проснувшись на рассвете, Гейл испытала своеобразное эмоциональное похмелье. Был даже момент, когда она готова была незаметно выскользнуть из постели, быстро одеться и бежать из дома Эллиота без оглядки. Опыт удался на славу, а еще прекраснее то, что он закончился. Эллиот лежал на боку, щеки потемнели от однодневной щетины, и небритое лицо сразу стало выдавать его солидный возраст. Гейл отодвинулась к дальнему краю кровати и, приподнявшись, уселась на самом краешке матраса. Что-то заставило ее остановиться в нерешительности. Гейл почувствовала на своей спине его взгляд и поняла, что Эллиот проснулся. Он перекатился по кровати поближе к ней. Гейл обернулась. Момент был чрезвычайно щекотливый. Оба они уже не те, что вчера. Они знают достоинства и недостатки друг друга, каждый из них в курсе жизненных перипетий другого, каждому знаком запах другого… Они квиты и могут расстаться без взаимных упреков, без чувства стыда и дискомфорта.

Но что-то заставило Гейл вновь опуститься на кровать. Положив голову на бедро Эллиоту, она вздрогнула, закрыла глаза и взяла в рот его член. Эллиот стал гладить ее волосы, а она сосала и облизывала его член, пока он не кончил. Впервые за целый год Гейл вновь познала вкус спермы.

Следующие два-три месяца они встречались практически каждый день. На личном самолете Гейл полетать не довелось, но обедала она теперь в ресторанах, о существовании которых прежде и не подозревала. И не раз проносилась с ветерком по Ист-Хэмптону в роскошном «бентли». На туалетном столике множилась коллекция дорогостоящих безделушек. Когда же Эллиот подарил ей брошь за восемь тысяч долларов, Гейл поняла, что она переступила определенную черту в жизни Эллиота. Тому ничего не стоило бросить Гейл пачку сотенных ассигнаций и сказать:

— Дорогая, почему бы тебе не приобщиться к чему-нибудь прекрасному?

В какой-то из дней Гейл уже не могла не признаться себе в том, что она попалась на крючок. Ей доставляло удовольствие идти по жизни по ковру из банкнот. Ей нравилась атмосфера, окружающая богатых людей. Ей, наконец, нравилось, как трахается Эллиот.

«Ну ладно, — сказала она себе. — Теперь я — содержанка. Я мечтала об этом, и это случилось. Что дальше?»

А дальше игра становилась по-настоящему интересной. Потому что и Эллиот попался на ее крючок. Он привык к Гейл, вошел во вкус, и начал экспериментировать. В одну из ночей он вдруг улегся у ног Гейл и попросил ее истоптать его ногами. Полусонная Гейл впервые за все время их связи допустила ошибку. Она сказала, что не может сделать этого, и попросила Эллиота простить ее, полагая, что именно этого и хочет любовник. Но Эллиот вдруг отшвырнул ее с такой силой, что Гейл, пролетев метра два, слетела с кровати на пол. Этот полет мигом привел ее в чувство и, очнувшись, Гейл увидела, что Эллиот стоит над ней с искаженным от ярости лицом:

— Ты оскорбила меня, — свирепо произнес он, сжимая кулаки. — Я от тебя без ума — настолько, что попросил тебя попрать меня ногами. Это столь же непривычно для меня, сколь и для тебя. Но это не значит, что ты должна терять уважение ко мне. Не теряй ко мне уважения, даже когда я лижу твою задницу. И тогда я буду платить тебе тем же.

В то мгновение Гейл увидела Эллиота насквозь, прочитав все его потаенные мысли.

«А что, если он вдруг захочет жениться на мне?» — промелькнуло в ее голове. А сразу вслед за этим Гейл сообразила, что Эллиот хочет ребенка.

7
{"b":"190337","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Письма с «Маяка»
Понаехавшая
Обжигающие оковы любви
Пока не остыл кофе
Плачущий лес
Реанимация. Истории на грани жизни и смерти
Укол китайским зонтиком
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Тим Кук