ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наталья уже была студенткой второго курса. Из-за пропущенных трех месяцев, ей приходилось много заниматься, чтобы сдать зимнюю сессию. Она жила в Москве, а Андрон почти все время на даче, заканчивал картину "Дворянское гнездо". Домой приходил редко, поздно, часто выпивший, объясняя, что у него была деловая встреча. Утром маленький Егорушка радостно вбегал в комнату, чтобы расцеловать маму. В порыве нежности мальчик будил отца, Андрон вскакивал, сажал его на табуретку и говорил: "Как ты смеешь будить папу! Вот сиди и молчи, пока папа не проснется". Огромные Егоркины глаза наполнялись слезами, он не мог понять, за что его наказывают. Наташа никогда не встревала в такие моменты, чтобы не подрывать отцовский авторитет, но до сих пор у нее больно сжимается сердце при воспоминании о глазах сына.

Удивительно, как маленькие дети чувствуют, когда что-то происходит. Егорушка был очень жизнерадостным ребенком, все время придумывал какие-то истории, любил фантазировать, много рисовал, мастерил, но вдруг вбегал в Наташину комнату, пытливо смотрел на мать, спрашивал:

— Мамочка, ты не плачешь?

— Нет, нет, мое солнышко.

На "Мосфильме" Андрей Сергеевич для своих друзей и близких устроил просмотр "Дворянского гнезда", пригласил и Наталью. Она вошла в маленький просмотровый зал, там сидело всего несколько человек. Наташа сразу обратила внимание на крупного мужчину в красной рубашке и в черных потертых джинсах, который держал в одной руке батон любительской колбасы, а в другой буханку черного хлеба. Увидев Наталью, человек протянул ей вкусности, знаком приглашая угоститься. Наташа отрицательно покачала головой.

— Познакомься, — сказал Андрон, — Это Шон Коннери.

— Меня зовут Наташа.

— Ты что не знаешь, это же Джеймс Бонд, — тихо сказал жене Андрон, Миллионер. У него свой остров и личный самолет.

Но она не видела ни одного фильма про легендарного агента ОО7, перед ней был просто немолодой, лысеющий мужчина с теплыми приветливыми глазами, который с большим любопытством всех разглядывал.

Посмотрели картину, отправились, как всегда, в ЦДЛ. С Натальей в машине сидела француженка Марина Потон: "Ах, какая картина! Как красиво снято! Как замечательно играют артисты! Какой Андрон талантливый!" — всю дорогу восторгалась она — "Наташа, а вам понравился фильм?". "Очень красиво. В Париже русским эмигрантам картина будет нравиться". Наталья задумчиво уставилась в окно…

В Центральном доме литераторов Андрон снял весь дубовый зал на всю ночь, был накрыт стол a la russe со всеми обязательными деликатесами много водки, веселых, на все готовых женщин, оглушительной музыки. Все пили, произносили тосты, поздравляли режиссера с замечательной картиной. Взволнованный Андрон суетился, улыбался, он выглядел вполне счастливым. Наташа чувствовала себя не в своей тарелке.

Уже было совсем поздно, но все продолжали танцевать, никто и не думал расходиться. К Наташе время от времени подходил Николай Львович Двигубский, задавая один и тот же вопрос:

— Что вы грустите, Наташенька?

— Я просто немного устала.

Она сидела одна, думая о своем. Скучно, но уходить не хотелось.

На другом конце стола расположился Шон Коннери, изрядно уставший от русского гостеприимства. Он рассеянно смотрел по сторонам, и вдруг их глаза встретились. Наташа неожиданно для самой себя скорчила ему рожу, и быстро отвела взгляд. Когда они снова посмотрели друг на друга, знаменитый актер и миллионер состроил наисмешнейшую физиономию, засмеялся, вскочил, схватил девушку за руку, и потащил танцевать. Они отплясывали что-то невообразимое, Наташа быстро выбилась из сил. Он, подхватив ее на руки, начал кружить по залу.

Андрей Сергеевич писал сценарий "Последний день Маншук". В Казахстане были две героини Советского Союза — пулеметчица Маншук Маметова и снайпер Алия Молдагулова. Наталье было трудновато представить себя в роли девушки-снайпера, которая часами высиживает свою жертву, потом, прицелившись, хладнокровно убивает ее. Наташе была интереснее трагичная судьба Маншук Маметовой. До войны отца Маншук арестовали и расстреляли, как врага народа, а юную девушку исключили из института. И тогда мать впервые сказала Маншук, что они ее приемные родители, и что она может отказаться от своего неродного отца. "Вы — мои родители, и я никогда не откажусь от вас! Я своей жизнью докажу, что папа не был врагом народа!" — ответила Маншук.

Когда началась война, Маншук Маметова поступила на курсы пулеметчиков, закончив их, пошла на фронт. Храбро сражаясь за Родину, она погибла под городом Невелем, посмертно ей присвоили звание Героя Советского Союза.

Андрей Сергеевич писал сценарий, учитывая актерские возможности Натальи. Маншук — совсем молоденькая девушка, почти что девочка, живущая единственной целью бить врага беспощадно и неутомимо, и сделать, как можно больше для победы. Андрон придумал роль и для Никиты. Он сыграл лейтенанта Ежова, который ухаживал за Маншук — единственной девушкой среди бойцов. У Андрея Сергеевича не получилось снять фильм самому, и за постановку картины взялся известный казахский режиссер — Мажит Бегалин. Мажит — чудный, добрый, интеллигентный казах, живущий в Москве. Его все любили. Мажит, как и Наташа, был учеником Герасимова. Он учился на знаменитом курсе молодогвардейцев — первого послевоенного набора. Весной 69-го года начались съемки под Москвой.

К несчастью, в это время тяжело заболела Мотя, после перенесенного гриппа у нее началось осложнение. Бедная женщина ничего не могла есть и пить, как только она что-нибудь проглатывала, у нее начиналась сильная рвота. Мотенька не вставала с постели, страшно худела, а температуры не было. Встревоженная Наталья позвонила Нине Максимовне. Доктор велела немедленно привезти Мотю к ней. Напуганный не меньше Наташи, Игнатий Станиславович отвез Мотеньку в больницу, Наташа с маленьким Егором осталась одна, ожидая известий. Притихший Егор все поглядывал на маму своими огромными черными глазами, полными беспокойства.

По прошествии нескольких томительных часов позвонила Нина Максимовна:

— Мы ее обследовали, ничего у нее не нашли. Сердце, почки, печень все здоровое. А не может ли она симулировать?

— Как может она симулировать, ее по десять раз на дню выворачивает.

— Ну, не знаю, — сказала Нина Максимовна — Отсылаю ее домой!

Минут через пятнадцать она перезванивает:

— Сволочи! Паразиты! Что вы с ней сделали?! Ты знаешь, что у нее? У нее энцефалит. Воспаление мозга. Это осложнение после гриппа. Мне и в голову не пришло показать ее невропатологу. Я уже хотела ее отправлять, но тут зашел ко мне в кабинет невропатолог и сразу поставил диагноз. Ее нужно срочно класть в больницу. Она может или умереть, или остаться на всю жизнь идиоткой!

От страха и волнения Наталья чуть не сошла с ума. Сломя голову, помчалась в литфондовскую поликлинику. Непонятно как, ей удалось уговорить главврача устроить не прописанную в Москве Мотю в "боткинскую" больницу. Егорушку пришлось отвезти в Алма-Ату.

Наташа разрывалась между съемками и больницей. Мотя, пролежав два месяца, уехала к себе в деревню, в Курскую область. Слава Богу все обошлось! Дома на свежем воздухе и чистых продуктах она скоро поправилась. Осенью опять вернулась в Москву.

Никакой поддержки со стороны Андрона в этот мучительный период не было, она даже не знала, где он был в это время. Женщина подала на развод. Андрон согласился.

В мае Наташа прилетела со съемок из Белоруссии, предстояла официальная процедура развода, тогда же расстались и Никита с Настей, между их супружескими жизнями была странная параллель.

В районном загсе Наталье и Андрону было назначено время на двенадцать часов. Погода стояла весенняя, природа ужа принарядилась к многочисленным майским праздникам. Настроение у девушки было светлое, это так поражало ее и не вязалось с предстоящим разводом. В этот день в суде рассматривалось еще несколько дел, молодым людям пришлось дожидаться до трех часов. Они сидели в тесном коридорчике районного загса, оживленно болтали. Андрей Сергеевич расспрашивал, как идут съемки, Наталья охотно ему рассказывала. Что-то вспоминали, чему-то смеялись.

53
{"b":"1906","o":1}