ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На помывку вновь прибывших водили по два человека. Компанию Анохину составил парень лет двадцати – двадцати двух, стриженный, как и он, под ноль (и оттого похожий на забритого в армию новобранца), которого он видел мельком лишь во время этапа из пересыльной в колонию.

– На помывку двадцать минут! – сообщил вертухай, когда их ввели в сверкающий чистотой предбанник. – Мыло, шампунь найдете на полке в душевой!

Двое зэков быстро разоблачились и побросали свою цивильную одежду в большие пластиковые мешки (так им было велено). На скамье в предбаннике лежали – сложенные в аккуратные стопки – два комплекта местной униформы для зэков черного цвета, а также головные уборы в форме кепи; на полу, под скамьей, стояли две пары новеньких «гадов», причем отнюдь не кирза…

Минут через пять, когда Анохин принялся намыливать себя по второму заходу, из кабинки напротив раздался голос:

– Я Алексей… Леха… А прозвище мое – Дизель.

– Меня Сергеем зовут, – нехотя отозвался Анохин.

– У меня «сто шестая», часть первая… «червонец».

Анохин хмыкнул. Парень, который намывается в соседней душевой кабинке, имеет срок за убийство. Вообще-то «дизель» на жаргонном наречии означает «дисбат». Но служил ли этот парень в армии, и связана ли как-то его кличка с возможной отсидкой в дисбате, и кого и как он пришил – этого Анохин не то что не знал, но и знать не хотел.

Минуты через две или три Леха вновь подал голос:

– А ты из военных, из армейских, да?

– Да, – по-прежнему нехотя ответил Анохин.

– Из офицеров? Или из контрактников?

– Капитан.

Парень, высунув голову из своей кабинки, удивленно присвистнул, как будто перед ним был полковник или даже генерал.

– Ог-го-го… Я сразу просек, что вы… ты… офицер. Ниче, что я к вам – на «ты»?

– Валяй. Мне все равно.

– Так вы… ты… у тебя первая ходка? – догадался Леха. – Тебе уже прозвище какое-нибудь дали? Погоняло по-ихнему…

– Не знаю. Нет, наверное.

Леха скрылся на минуту, смыл под струями теплой воды мыльную пену, затем вновь попытался возобновить разговор:

– Вообще-то здесь круто, я даже не ожидал. Наверное, в какую-то показательную зону попали… Слух прошел, что кто-то на пересылке разбил морду Шлепе. Гнилой пацан, вредный, злой… Поделом ему! Так у тебя, Сергей, значит, пока нет прозвища?

Анохин почувствовал легкое раздражение.

– Ты, часом, парень, не в «абвере» работаешь? – спросил он.

Парень нисколько не обиделся на его реплику и даже не замолчал.

– Не, я с ними не дружу, – замотал он стриженой башкой. – Я к чему веду? Будет лучше, если ты сам придумаешь себе погоняло. Здесь, на зоне, от таких вещей очень многое зависит. – Леша-Дизель, как и тот же Анохин, не понимал, где именно они сейчас находятся. – Когда придумаешь, скажи мне, а я разнесу, может, и приживется. Кстати, ты где служил, капитан?

– В морпехах, – сказал Анохин.

– Круто! – с невольным уважением посмотрел на него Леха. – Ну так че голову ломать?! Вот так и объявим тебя при первом удобном случае… Морпех.

Прямо из душевых Анохина и Леху, чистых, переодетых в новую тюремную робу, повели в пищеблок. На груди, с левой стороны куртки, на материю при помощи специального красящего состава – фосфоресцирующего и не отстирывающегося в воде – у каждого из них было нанесено что-то вроде порядкового номера: у Анохина «В-10», а у его нового знакомого – «В-4».

В столовке они застали еще восемь зэков из числа тех, кого доставили вместе с ними из кировской пересыльной. Хотя они были выстроены вдоль облицованной кафелем стены пищеблока – лицом к стене, руки назад – и переодеты в ту же новенькую черную робу, Анохин сразу же признал среди них четверых знакомых ему по Вятскому СИЗО личностей: Синего, Крюка, Гамадрила… Крыса, с распухшим, заклеенным пластырем носом и синяками под глазами, тоже был здесь.

Завидев эту гоп-компанию, он сразу же внутренне подобрался.

Помещение столовки, сравнительно небольшое по площади, удивило своей стерильной, ненашенской чистотой. Посередке размещался довольно длинный стол – с крепкими деревянными лавками, привинченными к полу. В противоположной от входа стене виднелась «амбразура»[16] – она пока была заперта, – и откуда-то с той стороны просачивались довольно аппетитные запахи местной кухни.

Все это выглядело довольно странным; здесь было над чем поразмыслить, но Анохину, как и некоторым другим из присутствующих, сейчас было не до этих наблюдений.

Похоже, здесь дожидались лишь появления номеров «В-10» и «В-4», потому что едва их ввели в столовку, как надзиратели дали команду рассаживаться за столом. Но не так, чтоб произвольно, а на пронумерованные места на лавках, совпадающие с номерами, которые были выведены на куртке тюремной робы каждого зэка. Анохину выпало место на правом фланге, спиной ко входу и лицом к «амбразуре»; двое зэков, «В-1» и «В-6», знакомые Анохину лишь по последнему этапу, подчиняясь команде надзирателей, направились к распахнувшейся «амбразуре» – этим двоим выпало сегодня быть «бочковыми».

Напротив Анохина, через стол, уселся на отведенное ему место Крыса (его погоняло, как выяснилось, – Шлепа). Битый, с распухшим носом и заплывшим левым глазом.

Номер Крысы – «В-5».

Слева от Анохина, под номером «В-9», оказался подмосковный браток Крюк, не очень умный, но физически крепкий парень. Взглянув на Сергея, он, пользуясь тем, что находится спиной к надзирателям, характерным жестом чиркнул себя ногтем по горлу: «Все, борзый фраерок, начинай молиться…»

Они все, включая Анохина, думали, что после приема пищи их определят в одну общую камеру.

«Бочковой», разлив первое – это была рыбная уха – по глубоким оловянным мискам, которые единственно напоминали видом стандартную лагерную посуду, поскольку ложки и вилки, как и стаканчики под питье, были пластиковыми, уселся на свое место и принялся хлебать довольно недурственную уху.

Некоторые из зэков тут же к нему присоединились.

Синий и его кореша, хоть и взяли свои ложки, угрюмо смотрели на «борзого фраера». Анохин сидел в расслабленной позе, не глядя конкретно ни на кого из присутствующих (и в то же время держа их всех в поле зрения). Леха, продолжая хлебать уху, исподлобья наблюдал за соседями…

Рука Крысы метнулась через стол к миске Анохина. Подвинув ее поближе, он чуть привстал, затем смачно плюнул в анохинскую миску. А затем, по-крысиному ощерив верхнюю губу и обнажив передние металлические зубы, свистящим шепотом сказал:

– Жри, коз-з-зел!! Продолжим уже в камере!..

Он еще щерил рот в усмешке, когда миска с горячей ушицей – и с его собственным плевком – полетела ему прямо в рожу. Возможно, Крюк полагал, что «борзый» сцепится с Шлепой или что быстро вмешаются надзиратели – дубинка в руке, электрошокер и пистолет в поясной кобуре, – поэтому первый удар, локтем в лицо, он пропустил. Несильно эдак получилось, тычок, а не удар…

Чтобы обеспечить себе пространство для маневра и будущей драки, Анохин, пользуясь преимуществом своего места, первым выбрался из-за стола.

Крюк, пропустивший нежданный удар локтем в лицо, яростно матюгнулся и тут же вскочил с места. Анохин встретил Крысу, который и вправду, как бешеная тварь, метнулся к нему, резким ударом ноги в грудь. Увернулся от хука справа, которым попытался угостить его братец Крюк, выставил блок еще раз и тут же хрястнул правой экс-боксера по челюсти, да так, что у самого рука заныла…

Краем глаза он все же наблюдал за тем, что творилось вокруг: хитрожопый Клещ (Синий) оставался на месте (возможно, он полагал, что остальные трое сами способны справиться с «борзым» либо же дело заварилось не по тому сценарию, что был ранее расписан); Крыса после полученного удара пытался встать на ноги; Гамадрил, рванувший со своего места, вдруг споткнулся, опустившись разом на четыре кости – неужели это Леха-Дизель подставил подножку? – что же касается надзирателей… никого из них в помещении столовки, где затеялась крупная буза, он почему-то не видел…

вернуться

16

«Амбразура» – здесь окошко для раздачи пищи в столовой.

16
{"b":"191","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Соблазни меня нежно (СИ)
Гадалка для миллионера
Ореховый Будда
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Силиконовая надежда
Сердце бабочки
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Странная привычка женщин – умирать